Эзотерика

Теория и практика улучшения жизни

жми, чтобы узнать

Беседы с Богом, новая книга, читать онлайн и скачать
[ Правила форума · Новые сообщения · Поиск · Участники · RSS ]
Страница 8 из 17«126789101617»
Модератор форума: shylcc 
Форум Эзотерики » ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ ПЕРЕКРЕСТОК МЫСЛЕЙ » Эзотерическая Беседка » Я шел по следу Кастанеды... (Ученье Дона Хуана в изложении самого яркого мистика 20 века.)
Я шел по следу Кастанеды...
Дон Хуан - это
1.1. Вымысел[ 7 ][33.33%]
2.2. Полная правда[ 9 ][42.86%]
3.3. НЕ могу определить[ 5 ][23.81%]
Всего ответов: 21
ДАНАДата: Вторник, 09.07.2013, 15:24 | Сообщение # 176
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
а отвечаешь зачем?
 
aum33Дата: Вторник, 09.07.2013, 16:01 | Сообщение # 177
продвинутый
Группа: Заблокированные
Сообщений: 265
Статус: Offline
Цитата (ДАНА)
отвечаешь зачем?
отвечаю на твой ответ мне


Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня.

Сообщение отредактировал aum33 - Вторник, 09.07.2013, 16:01
 
ДАНАДата: Среда, 10.07.2013, 09:31 | Сообщение # 178
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
Грасиела Корвалан: интервью с Карлосом Кастанедой 1980 - 1981 год

Карлос Кастанеда известен всему миру, он автор семи бестселлеров, в которых он рассказывает о Тольтекской магии. Некоторые считают, что он является главным катализатором основного направления в метафизике, которое появилось в последнее десятилетие. Грасиела Корвалан является профессором испанского языка в Вебстерском колледже в Сент-Луисе, штат Миссури. В настоящее время Грасиела работает над книгой, которая состоит из серии интервью с мистическими мыслителями Америки. Однажды она написала письмо Карлосу Кастанеде с просьбой дать ей интервью. Одним вечером Карлос позвонил ей и сказал, что принимает ее просьбу. Он также объяснил, что у него есть друг, который собирает для него почту, пока он путешествует. Когда он возвращается, то обычно достает из кипы писем два письма, на которые отвечает, ее письмо оказалось как раз одним из них. Он обзяснил также, что он обрадовался возможности дать ей интервью, потому что она не имела отношения к официальной прессе. Он назначил Грасиеле встречу в Калифорнии на территории колледжа УКЛА. Он попросил также, чтобы интервью было сначала опубликовано на испанском языке, впервые Грасиела опубликовала его в Аргентинском журнале "Mutantian".

Начало интервью:

Около часу дня я и мой друг приехали в колледж УКЛА. До этого мы были в пути около двух часов. Следуя указаниям Кастанеды, мы подъехали к будке охранника, около автомобильной стоянки рядом с колледжем. Было около пятнадцати минут четвертого. Мы нашли более или менее тенистое место и остановились там.

Примерно в четыре часа я оглянулась и увидела, что он идет по направлению к машине. Кастанеда был одет в синие джинсы и розовую куртку с открытым воротом. После взаимных приветствий, я спросила его, можно ли мне во время нашей беседы использовать магнитофон. У нас был магнитофон в машине, мы взяли его на тот случай, если он нам разрешит. -- Нет, лучше не надо, -- сказал он, пожав плечами. Мы подошли к машине, чтобы взять с собой наши блокноты и книги.

Так как мы были очень заняты нашими бумагами, то мы попросили его вести машину. Он хорошо знал эту дорогу. -- Вон там очень красивые берега реки, -- сказал он, показав рукой куда-то в сторону.

С самого начала Кастанеда задал тон и тему нашей беседы. Также оказалось, что все вопросы, которые я с таким усердием готовила, оказались мне не нужны. В ходе нашего телефонного разговора он предупредил меня, что хотел бы поговорить с нами о том проекте, в котором он принимает участие, и о серьезности и важности его исследований. Мы разговаривали на испанском, которым он владеет очень живо и с большим чувством юмора. Кастанеда настоящий мастер искусства разговора. Мы разговаривали с ним семь часов, и за это время ни его энтузиазм, ни наше внимание ничуть не ослабли. Часто он начинал употреблять типичные аргентинские выражения, что можно было расценить как дружеский жест по отношению к нам, ведь мы были аргентинцами.

В этот вечер Кастанеда старался вести разговор на уровне, который трудно назвать интеллектуальным в общем смысле этого слова. Хотя он очевидно много читает и знаком с разными течениями современной мысли, он ни разу не привел никаких сравнений с другими традициями прошлого и настоящего. Он передает нам "учение тольтеков" посредством конкретных образов, которые теряют свое значение, если пытаться трактовать их умозрительно. Таким образом Кастанеда не только послушен своим учителям, но и полностью верен тому пути, который он выбрал, он не хочет загрязнять свое учение какими либо чуждыми идеями.

Он спросил нас о причинах, которые вызвали у нас интерес к нему. Он уже знал о моих планах и проекте книги, которая должна была содержать в себе интервью. Помимо всех этих деловых соображений, мы считали, что его книги, которые повлияли так сильно на нас и на многих других, имеют большое значение. Нас очень интересовало, что же было источником его учения.

Тем временем, мы приехали на берег реки и расположились в тени деревьев. -- Дон Хуан дал мне все, -- начал говорить он, -- Когда я встретил его, меня не интересовало ничего, кроме антропологии, но встреча с ним изменила меня. И то, что произошло со мной я не променяю ни на что.

Дон Хуан присутствовал с нами. Мы чувствовали это каждый раз, когда Кастанеда упоминал или вспоминал его. Он сказал нам, что дон Хуан учил его, что существует целостная совершенная энергия, которая позволяет отдавать себя всего каждый настоящий момент. -- Отдавать себя всего в каждый момент -- это его принцип, его правило, -- сказал он. -- То, что представляет собой дон Хуан, нельзя объяснить или понять, "это просто есть".

Добавлено (10.07.2013, 09:24)
---------------------------------------------
В книге "Второе кольцо силы" Кастанеда дает одну особую характеристику дона Хуана и дона Хенаро. -- Никто из нас не обладает тем безраздельным вниманием, каким обладали дон Хуан и дон Хенаро.

Книга "Второе кольцо силы" очень меня заинтересовала, особенно после второго прочтения, и вызвала у меня много вопросов, но также я слышала и много неблагоприятных отзывов о ней. У меня тоже возникли некоторые сомнения. Я сказала ему, что мне больше нравится "Путь в Икстлан", хотя я и не знаю почему. Кастанеда выслушал меня и ответил на мои слова жестом, который казалось означал: -- А что мне делать со вкусами всех остальных людей? -- Я попыталась объяснить свою мысль, -- Может быть то, что мне нравится именно эта книга, связано с любовью, которую я тогда чувствовала. -- Кастанеда скривил лицо. Ему не понравилось слово любовь. Возможно, что для него оно означало романтическую любовь, сентиментальность или даже слабость. Пытаясь как-то оправдать свои слова, я сказала что финальная сцена "Пути в Икстлан" наполнена энергией. -- Да, энергия -- это подходящее слово, -- сказал он на это.

Продолжив разговор об этой книге, я сказала ему, что некоторые сцены мне показались очень гротескными, и я не могла понять этого. Кастанеда согласился со мной. - - Да, поведение этих женщин действительно гротескно и ужасно, но это было необходимо, чтобы вступить с ними во взаимодействие. -- Кастанеда нуждался в таком шоке.

-- Без противника мы ничто, -- продолжал он. -- Противник должен быть человеком, жизнь -- это война, мир -- это аномалия. -- Говоря о пацифизме, он назвал его "абсурдным", по его мнению человек предназначен для "успехов и сражений".

Не сдержавшись, я сказала ему, что не могу согласиться с тем, что пацифизм абсурден. -- Как насчет Ганди, что вы думаете о нем? -- спросила я.

-- Ганди не пацифист, а один из самых великих воинов, которые когда-либо существовали, и какой воин!

Я поняла, что Кастанеда придает словам особое значение, пацифизм, который он имел в виду, не мог быть пацифизмом слабых, тех, у которых кишка тонка, чтобы быть, и поэтому занимающихся чем-то еще, тех кто ничего не делает, потому что у них нет цели или жизненной энергии, такой пацифизм предполагает полное самооправдание и гедонистическое отношение к жизни. -- Да, напичканные наркотиками гедонисты! -сказал он, имея в виду наше общество, в котором так мало ценностей, воли и энергии.

Добавлено (10.07.2013, 09:25)
---------------------------------------------
Кастанеда не стал более углубляться в разговор на эти темы, и мы не стали просить его об этом.

Я поняла, что цель воина состоит в том, чтобы освободить себя от человеческой природы, но необычные суждения Кастанеды смутили меня. Тем не менее, мало помалу, я начинала понимать, что человек успехов и сражений, это только начальный уровень. -- Нельзя перейти на другую сторону, не потеряв человеческую форму, -- говорит Кастанеда.

Меня интересовали некоторые не до конца понятные мне аспекты его книг, и я спросила его о тех пустотах, которые возникают в людях, у которых родились дети.

--Да, есть разница между людьми, у которых есть дети, и теми у кого их нет, - сказал Кастанеда. -- Чтобы пройти на цыпочках мимо Орла, человек должен быть полным. Человек, у которого есть пустоты, не может избежать Орла.

Метафору, описывающую Орла, он объяснил нам немного позже. В этот момент я пропустила мимо ушей его слова об Орле, потому что все мое внимание было приковано к другой теме.

-- Что вы можете сказать об отношении Доньи Соледад и Ла Горды к своим дочерям? -- спросила я его. Я не могла понять, что это значит, забрать у детей то острие, которое они взяли у родителей при рождении.

Кастанеда сказал, что он сам еще не до конца все это понял. Тем не менее, он настаивает на том, что существует определенная разница между людьми у которых есть дети, и теми у кого их нет.

-- Дон Хенаро -- просто сумасшедший! В отличие от него дон Хуан -- это серьезный сумасшедший, который продвигается медленно, но достигает цели. В конце концов оба они достигли цели... -- говорит он.

-- Как и у дона Хуана, у меня раньше тоже были дыры, мне нужно было следовать пути. У Хенарос была совсем другая ситуация. Хенорос более нервные и быстрые, у них есть та особая острота, которой нет у нас, они очень непостоянны, ничто не может их удержать.

-- У тех же, у кого как у меня или Ла Горды есть дети, есть другие качества, которые компенсируют недостатки. Такие люди более устойчивы, и несмотря на то, что их путь очень длинный и трудный, они тоже в конце концов прибывают к цели. Вообще говоря, тот человек у которого были дети, знает как заботиться об окружающих. Это не значит конечно, что человек, у которого не было детей, не знает как заботиться о других, просто есть некоторая разница...

-- В общем никто не знает, что он делает, никто не сознает своих действий, и потом он за это расплачивается. И я тоже не знал, что я делаю, -- воскликнул Кастанеда, без сожаления говоря о своей личной жизни.

-- Когда я родился, то я все взял у своих родителей. Они многое потеряли из за этого. Для них было бы очень хорошо, если бы я вернул им ту остроту, которую я взял у них. Теперь уже мне нужно вернуть ту остроту, которую я потерял, -- объясняет он.

Мы спросили его, является ли наличие пустот чем-то непоправимым. -- Нет, это можно исправить, в жизни нет ничего бесповоротного. Всегда можно вернуть то, что нам не принадлежит и восстановить то, что нам необходимо, -- сказал он.

Идея восстановления целостности связана с продвижением по "Пути знания", на котором недостаточно знать или практиковать одну или большее число техник, а необходима индивидуальная и полная трансформация человека. С этой точки зрения жизнь человека выглядит как всеохватывающий и последовательный образ жизни, подчиненной конкретной и четкой цели.

После небольшой паузы, я спросила его, была ли его книга "Второе кольцо силы" переведена на испанский язык. Кастанеда ответил, что у одного испанского издательства есть права на издание этой книги, но он не уверен, вышла ли эта книга в свет

Добавлено (10.07.2013, 09:25)
---------------------------------------------
-- Перевод на испанский сделал мой друг, которого зовут Хуан Товар. Он использовал мои записи на испанском, которые я ему предоставил, те самые записи, относительно которых у многих критиков возникали сомнения.

-- Мне кажется, что перевод на португальский очень хорошо выполнен, -- сказала я.

-- Да, -- сказал Кастанеда. -- Он сделан на основе французского перевода, действительно, он очень хорошо сделан.

В Аргентине две его первые книги были запрещены. Мне показалось, что причиной послужило упоминание наркотиков. Кастанеда не знает причины запрета.

-- Мне кажется, что это работа Матери Церкви, -- сказал он.

В самом начале нашей беседы он сказал что-то о тольтекском знании. В книге "Второе кольцо силы" также говорится о тольтеках и о том как "быть тольтеком". -- Что это значит -- быть тольтеком? -- спросила я его.

Кастанеда объяснил, что слово тольтек имеет широкое значение. Можно сказать о ком-то, что он тольтек, так же как о некоторых говорят, что он демократ или философ. Тот контекст, в каком он использует это слово, не имеет ничего общего с его антропологическим значением. С точки зрения антропологии, это слово означает индейскую культуру севера и юга Мексики, которая переживала период упадка в момент покорения и колонизации Америки Испанией.

-- Тольтеками называют тех, кто знает тайну созерцания и сновидения. Тольтеки также представляют собой небольшую группу, которая знает, как поддерживать живой традицию, насчитывающую 3000 лет.

Так как моя работа была связана с изучением мистических идей, меня в частности всегда интересовало происхождение любой традиции, я спросила его,

-- Верите ли вы, что тольтекская традиция содержит в себе учение, которое характерно именно для Америки?

-- Тольтеки поддерживают живой традицию, которая без сомнения, характерна для Америки. Хотя, возможно, древние американцы и могли что-то вынести за пределы Америки, пересекая Берингов пролив, но это было много тысяч лет назад и теперь это только теория и ничего больше.

В книге "Сказки о силе" дон Хуан рассказывает Кастанеде о "магах", о тех "людях знания", которых во времена конкисты белые люди не смогли уничтожить, потому что не знали о их существовании и не могли заметить все непостижимые идеи их мира.

-- Кто принадлежит к нации тольтеков? Работают ли они вместе и где? -- спросила я.

Кастанеда сказал, что сейчас он отвечает за группу молодых людей, которые живут в районе Чайпас на юге Мексики. Они все переехали туда, потому что именно там живет женщина, которая их учит.

-- Когда вы вернулись? -- Я почувствовала, что мне хочется спросить его об этом, когда я вспомнила последний разговор между Кастанедой и сестричками в самом конце книги "Второе кольцо Силы". -- Вы вернулись сразу же, как вас просила об этом Горда? -- спросила я.

Добавлено (10.07.2013, 09:25)
---------------------------------------------
-- Нет, я не вернулся сразу же, но я вернулся, -- смеясь, ответил он. Я вернулся, чтобы выполнить до конца задание, от которого не могу отказаться. Группа состоит из 14 человек. Хотя основное ядро составляют 8 или 9 человек, все они необходимы для выполнения тех задач, которые возложены на каждого. Если каждый из них будет достаточно безупречен, то можно помочь очень многим людям.

-- Восемь -- это магическое число, -- сказал он. Также он утверждает, что тольтек не может добиться свободы в одиночку, а уходит вместе с основным ядром. Необходимо также, чтобы кто-то остался, для того, чтобы поддерживать традицию живой. Группа не обязательно должна быть большой, но каждый из тех кто в ней состоит, необходим для выполнения главной задачи.

-- Ла Горда и я ответственны за достижение цели. Ну, на самом деле ответственен я, но она много мне помогает, -- обзяснил Кастанеда.

Позже он рассказал нам о членах своей группы, о которых мы знали из его книг. Он сказал нам, что дон Хуан был индейцем Яки из штата Сонора, Паблито был индейцем племени Михтеко, Нестор был Масатеком (из Масатлана, провинции Синалеа), и Бениньо был из племени Цоцилей. Он особо подчеркнул, что Хосефина была мексиканкой, а не индеанкой, и что один из ее дедушек был французом. Ла Горда, так же как Дон Хенаро и Нестор, была из племени Масатек.

-- Когда я впервые встретил Ла Горду, она была необъятной толстухой, которую жизнь довела почти до животного состояния, -- сказал он. -- Те, кто знаком с ней теперь, не могут даже представить, что она та же, что и раньше.

Мы хотели узнать, на каком языке он разговаривает с людьми из своей группы, и на каком языке они чаще всего разговаривают между собой. Я напомнила ему, что в некоторых его книгах есть ссылки на некоторые индейские языки.

-- Мы разговариваем между собой по-испански, -- сказал он. -- Кроме того Хосефина и женщина-тольтек не индеанки. Я очень плохо говорю по индейски, разве что могу сказать отдельные фразы, вроде приветствий и других выражений. Я знаю слишком мало, чтобы поддерживать разговор. -- Я воспользовалась паузой в разговоре и спросила его, доступна ли та задача, которую они выполняют всем людям, или с ней имеют дело только избранные. Уместно ли учение тольтеков, и имеет ли ценность опыт его группы для всего человечества? Кастанеда объяснил нам, что каждый из членов группы выполняет свою особую задачу, как в районе Юкатана, так и в других районах Мексики.

Добавлено (10.07.2013, 09:26)
---------------------------------------------
Когда кто-либо выполняет задание, он многому учится, открывает для себя много вещей, применимых к ситуациям повседневной жизни.

-- Например, Хенарос играют в музыкальной группе, с которой они гастролируют вдоль границы. Вы понимаете, что они видят очень много людей и с многими общаются. Всегда есть возможность передать знание. Всегда можно помочь одним словом, одним небольшим намеком, каждый, кто честно выполняет свою задачу, делает это. Все люди могут учиться. У каждого есть возможность стать воином.

-- Каждый может принять решение стать воином. Единственное, что для этого нужно -- это непоколебимо желать этого. Можно сказать, что нужно иметь непоколебимое желание быть свободным. Это не просто. Мы постоянно ищем оправданий и пытаемся избежать свободы. Разуму это удается, но тело чувствует все, тело учится быстро и легко, -- сказал он.

-- Тольтек не может тратить свою энергию на глупости, -- продолжал он. -- Я был одним из тех, кто не может жить без друзей. Я даже в кино не мог пойти один. -- Дон Хуан однажды сказал ему, что он должен расстаться со всеми кого он знает, и в частности с теми друзьями, с которыми у него теперь не может быть ничего общего. Долгое время он никак не мог согласиться с этим, пока наконец не реализовал это на практике.

-- Однажды, вернувшись в Лос-Анджелес, я остановился за квартал до своего дома и позвонил. В этот день, как обычно, в моем доме было полно народу. Я попросил одного из моих друзей набрать в сумку некоторые вещи и принести их мне. Также я сказал им, что остальные вещи -- пластинки, книги и другие вещи, они могут взять себе. Конечно мои друзья мне не поверили и взяли все как бы взаймы, -- пояснил Кастанеда.

Расставание со своей библиотекой и пластинками -- это разрыв со своим прошлым, целым миром идей и эмоций.

-- Мои друзья решили, что я сошел с ума и надеялись, что однажды мое безумие окончится и я "вернусь". Через двенадцать лет Кастанеда снова встретился с ними. Он нашел сначала одного из своих старых друзей, и через него вышел на остальных. Они встретились все вместе, чтобы вместе поужинать. Они очень хорошо провели этот день, много сьели и много выпили. -- Снова оказаться рядом с ними спустя много лет было способом высказать мою благодарность за их дружбу, которую они мне предлагали раньше, -- сказал Кастанеда. -- Теперь они все взрослые, у них у всех семьи, дети... Но я должен был обязательно поблагодарить их. Только так я мог окончательно расстаться с ними и закончить эту стадию моей жизни.

Добавлено (10.07.2013, 09:27)
---------------------------------------------
Возможно, друзья Кастанеды не поняли того, что он сделал, но то, что он хотел их поблагодарить, было просто замечательно. Кастанеда не притворялся, а искренне поблагодарил их за дружбу и, сделав это, внутренне освободился от своего прошлого.

Затем мы стали говорить про любовь, про то что часто имеют в виду под этим словом. Он рассказал нам несколько анекдотов из жизни своего дедушки-итальянца и о своем отце -- "таком типичном Богемце". -- О, любовь, любовь! --повторил он несколько раз. Все его комментарии развенчивали те представления о любви, которые обычно так распространены.

-- Я дорого заплатил за то, чему научился. Я тоже томился от любви. Дону Хуану пришлось изрядно потрудиться, чтобы дать мне понять, что нужно разорвать некоторые связи. Я расстался со своей девушкой следующим образом. Я пригласил ее пообедать со мной в ресторане. Во время обеда произошло то же, что и всегда, она стала кричать на меня и всячески меня оскорблять. Я воспользовался случаем и под тем предлогом, что мне нужно что-то взять в машине, ушел и не вернулся. Перед тем как уйти, я спросил ее, есть ли у нее деньги, я хотел убедиться, что она сможет расплатиться и вернуться домой на такси. С тех пор я ее не видел, -- сказал он.

-- Вы можете мне не верить, но тольтеки очень аскетичны, -- сказал он.

Не подвергая его слова сомнению, я тем не менее сказала, что если судить об этом по книге "Второе кольцо силы", то это вовсе не очевидно. -- Более того, -- сказала я. -- Я считаю что в ваших книгах многие сцены и взаимоотношения вызывают смущение.

-- Как по вашему я могу выразиться яснее? -- спросил он меня. -- Я не мог сказать, что взаимоотношения между нами были безупречны, потому что никто бы не только не поверил мне, но и не понял бы, что я имею в виду.

Кастанеда считает, что мы живем в "обанкротившемся" обществе. То, о чем мы разговаривали в этот вечер, большинство не понимает. Поэтому Кастанеде приходится прислушиваться к просьбам издателей, которые, в свою очередь стараются следовать вкусам своих читателей.

-- Людей интересуют другие вещи, -- продолжал Кастанеда. -- Однажды, например, я зашел в книжный магазин в Лос-Анджелесе и стал листать журналы, лежащие в углу. Я обнаружил в них большое число фотографий с обнаженными женщинами... и мужчинами. Я даже не знаю что сказать. На одной из фотографий был мужчина, который натягивал провода, стоя на лестнице. На нем был одет защитный шлем и пояс с инструментами, больше на нем ничего не было. Ужас! Такие вещи просто не должны существовать! Женщины прекрасны... но мужчины! У женщин есть соответствующий опыт в такого рода вещах. Такая роль не оставляет ни малейшей возможности к импровизации.

Добавлено (10.07.2013, 09:27)
---------------------------------------------
-- В первый раз я слышу, что поведение женщин не допускает импровизации, для меня это что-то совсем новое, -- сказала я.

Кастанеда объяснил нам, что тольтеки считают секс огромной тратой энергии, которая необходима для других целей. С этой точки зрения становятся понятными его утверждения об аскетических отношениях между членами группы.

-- С мирской точки зрения, жизнь которой живет группа и взаимоотношения между ее членами -- это что-то неслыханное и неприемлемое. Я тоже никак не мог в это поверить. У меня ушло много времени на то, чтобы все это понять, но в конце концов я согласился с этим, -- сказал Кастанеда.

Кастанеда уже говорил нам до этого, что человек, у которого появляются дети, теряет особую остроту. Это происходит потому, что "острота" -- это особая сила, которую дети забирают у своих родителей, просто родившись на свет. Эта пустота, которая образуется в человеке, должна быть заполнена или восстановлена. Необходимо восстановить ту силу, которую вы потеряли. Он также дал нам понять, что длительные сексуальные взаимоотношения партнеров приводят к энергетическому истощению. При взаимоотношениях всплывает разница между партнерами, это приводит к тому, что некоторые качества партнера отвергаются. Поэтому, когда рождается ребенок, то каждый партнер инстинктивно выбирает для него то, что ему больше нравится у другого, но нет никакой гарантии, что выбор будет действительно правильным. -- С точки зрения рождения ребенка лучше случайность, -- считает Кастанеда. Он попытался объяснить нам это еще более подробно, но снова предупредил, что ему самому многое в этом не понятно.

Кастанеда описал нам группу людей, образ жизни которых для любого среднего человека показался бы крайностью. Нас очень интересовало происхождение этого знания. -- Какова главная цель тольтеков? Какую цель преследуете лично вы? -- Спросили мы его, нам было интересно почувствовать здравый смысл в том, что он говорит.

Добавлено (10.07.2013, 09:28)
---------------------------------------------
-- Цель состоит в том, чтобы покинуть этот мир, взяв с собой то, чем вы являетесь и не взять с собой ничего большего, чем то, чем вы являетесь. Вопрос не в том, чтобы взять что-либо или оставить что-либо. Дон Хуан полностью покинул этот мир. Он не умер, потому что тольтеки не умирают. -- В книге "Второе кольцо силы" Ла Горда обзясняет Кастанеде деление мира на две части "тональ" и "нагуаль". Воин достигает сферы второго внимания в тот момент, когда он "сметает все с поверхности стола". Второе внимание объединяет два внимания в одно целое, и это единство называется целостностью самого себя. В той же книге Ла Горда говорит Кастанеде -- Когда маги учатся "сновидеть", то они сливают воедино оба своих внимания, нет необходимости в том, чтобы отдавать предпочтение одному из них... маги не умирают... Я не говорю, что мы не умрем, мы ничто, мы глупцы, мы простофили, мы ни здесь ни там. У магов же внимания слиты настолько тесно, что возможно они никогда не умрут.

Согласно Кастанеде, точка зрения, что мы свободны -- это иллюзия и абсурд. Он постарался объяснить нам, что наше обычное восприятие нас обманывает и дает нам увидеть только часть того, что происходит на самом деле.

-- Обычное восприятие не позволяет нам видеть правду. Должно быть что-то большее, чем просто гулять по Земле, есть и размножаться, -- сказал Кастанеда. --Что означает все то, что нас сейчас окружает? -- спросил он нас. Я поняла его слова, как намек на всеобщую бесчувственность и скуку повседневной жизни. Наши обычные ощущения представляют собой некоторое соглашение, к которому мы приходим в ходе длительного процесса обучения, который заставляет нас поверить, что обычное восприятие -- это единственная правда.

-- Искусство мага состоит в том, чтобы научиться обнаруживать и разрушать эти стереотипы восприятия, -- сказал он.

Кастанеда считает, что Эдмунд Гуссерль был первым западным ученым, который понял, что существует возможность "откладывания суждений". В своей книге "Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии" (1913) Гуссерль изучает вопросы "феноменологической редукции". Феноменологический метод дает представление о тех элементах, которые поддерживают наше обычное восприятие.

Кастанеда считает, что феноменология дала ему хорошее теоретическое и методологическое обрамление для восприятия учения дона Хуана. В феноменологии, акт познания зависит не от восприятия, а от намерения воспринимающего. Восприятие всегда меняется в зависимости от истории или от приобретенных знаний субъекта и всегда входит в определенное русло. "К самим предметам!" -- так звучит главное правило феноменологического метода.

-- Задача дона Хуана по отношению ко мне, состояла в том, чтобы мало-помалу разрушить мои предрассудки восприятия, достигнув тем самым полного разрыва. -- Феноменология откладывает в сторону "суждения" и ограничивает все простым актом намерения. -- Так, например, я создаю такой объект как дом. Влияние феноменологии при этом минимально. "Намерение" -- это то, что трансформирует мое отношение в нечто совершенно конкретное и исключительное. --

Кастанеда считает, что феноменология, бесспорно, имеет малую методологическую ценность. Гуссерль не смог превзойти уровень теории, и как следствие этого мало соприкасался с людьми в своей повседневной жизни.

Кастанеда считает, что в настоящее время большинство людей на Западе являются людьми политики. "Человек политики" представляет собой нашу цивилизацию в миниатюре. -- Учение дона Хуана открывает дверь для более интересного человека, человека, который все еще живет в магическом мире вселенной.

Размышляя позже над его определением "человека политики", я вспомнила книгу Эдуарда Шпрангера "Формы жизни", в которой он говорит, что жизнь "человека политики" состоит из взаимоотношений, основанных на силе и соперничестве. Человек политики -- это человек власти, чья сила держит под своим контролем столько конкретной реальности, сколько живых существ ее населяет.

Добавлено (10.07.2013, 09:28)
---------------------------------------------
С другой стороны мир дона Хуана -- это магический мир, населенный сущностями и силами.

-- Вызывает восхищение то, -- сказал Кастанеда. -- Что хотя с точки зрения повседневного мира дон Хуан был сумасшедшим, никто не мог этого заметить. Дон Хуан выглядел всегда очень по мирски... в течении часа, в течении месяца, в течении 60 лет. Никто не мог застать его врасплох! Дон Хуан был безупречен, потому что он знал, что все преходяще, и что в конце концов все проходит, и остается только красота. Дон Хуан и дон Хенаро очень любили красоту.

Восприятие и концепции реальности и времени, которые были у дона Хуана несомненно сильно отличались от наших обычных представлений. Дон Хуан безупречен, но это не мешает ему говорить, что с "этой стороны" все очень мимолетно.

Кастанеда описывает вселенную разделенной на две части: правую и левую стороны. Правая относится к тоналю, левая к нагуалю.

В "Сказках о силе" дон Хуан пространно объясняет Кастанеде существование двух половин "пузыря восприятия". Он говорит, что долг учителя состоит в том, чтобы тщательно очистить правую сторону "пузыря", а затем перевести "все, что там осталось" на другую сторону. Другая сторона, которая остается свободной, может быть заполнена тем, что маги называют волей. Все это очень трудно объяснить, потому что слова теряют свою адекватность, когда мы сталкиваемся с этими понятиями. Левая часть вселенной предполагает отсутствие слов, а без слов мы не можем думать, остаются только действия. -- В другом мире действует тело, -- говорит Кастанеда. -- Телу не нужны слова, чтобы понимать. --

В магической вселенной Дона Хуана обитают сущности, которых называют "союзники", или "теневые существа", которых можно захватывать. Можно придумать много объяснений этому явлению, Кастанеда считает, что это связано со строением человека. Важно понять, что возможен целый диапазон объяснений, которые могут обосновать существование этих "теневых существ". Потом я спросила его, что такое познание при помощи тела, о котором он писал в своих книгах. -- Для вас тело -- это инструмент познания?

-- Да, конечно! Тело многое знает, -- ответил Кастанеда. Он рассказал нам, что часть ноги, от колена до лодыжки, содержит в себе особый центр памяти. Можно также научиться использовать свое тело для того чтобы захватывать союзников.

-- Учение дона Хуана превращает тело в электронный "сканнер", -- сказал он, пытаясь найти подходящее слово на испанском, чтобы сравнить тело с электронным телескопом. Тело может воспринимать реальность на разных уровнях, которые в свою очередь открывают нам другие формы материального мира. Очевидно, что в представлении Кастанеды, тело обладает возможностями восприятия и движения, которые для нас являются необычными. Стоя перед нами, он показал рукой на свою ногу и лодыжку, и рассказал нам о возможностях этой части тела и о том, сколь мало мы имеем об этом представления.

-- В Тольтекской традиции ученик старается развить в себе эти способности, дон Хуан начинал свою работу именно с этого, -- сказал он.

Размышляя над его словами, я стала проводить параллели между Тантрической Йогой и "чакрами", которые необходимо пробуждать путем специальных ритуалов. В книге Мигуэля Серрано "Герметический Центр" можно прочитать, что чакры -- это центры сознания. В той же книге, Карл Юнг упоминает рассказ Серрано о его беседе с вождем племени Пуэбло, по имени Оквиан Биано (Горное озеро). Он сказал, что по его мнению белые люди всегда чем-то взволнованы, всегда чего-то ищут, чего-то хотят. Оквиан Биано считал белых сумасшедшими, потому что только сумасшедшие люди могут считать, что они думают головой. Эти слова индейского вождя сильно удивили Мигуэля, и он спросил его, чем Оквиан думает сам. Он сказал, что думает сердцем.

Добавлено (10.07.2013, 09:28)
---------------------------------------------
буждения.

-- Какова ваша цель? -- спросила я.

-- Похоже, что цель состоит в переходе на другую сторону, на левую половину вселенной. Нужно попытаться приблизиться к Орлу и постараться избежать его, не позволив ему поглотить нас. Цель состоит в том, чтобы прокрасться на цыпочках с левой стороны Орла.

-- Знаете ли вы, -- продолжал он, пытаясь обзяснить нам образ Орла, -- Что есть сущность, которую тольтеки называют Орлом. Видящие смогли увидеть его как огромный черный предмет, уходящий в бесконечность, который пересечен линиями света. У него черные крылья и светящаяся грудь, поэтому его назвали Орлом.

-- Также они увидели огромный нечеловеческий глаз Орла. Орел не испытывает жалости, все живое представлено в Орле. Эта сущность содержит в себе всю красоту, которую может создать человек, и все то безобразное, что по правде говоря, не относится к человеку. Орел невероятно массивен, черен и объемен по сравнению с той небольшой частью, которая присутствует в человеческом существе. То в Орле, чему соответствует человек, слишком ничтожно по сравнению со всем остальным.

-- Орел притягивает всю жизненную силу, которая готова исчезнуть, потому что он питается этой энергией, -- сказал он. Орел подобен огромному магниту, который собирает все частицы света, которые представляют собой жизненную энергию всего, что умирает.

В то время, когда Кастанеда рассказывал об Орле, он имитировал пальцами голову Орла, который с невероятным аппетитом клюет пространство прямо перед собой. -- Я всего лишь повторяю вам то, что рассказали мне дон Хуан и другие маги и ведьмы! -- воскликнул он. -- Они используют метафору, которая для меня непостижима.

-- Кто такой хозяин человека? Что это такое, что имеет над нами власть? -спросил он нас. Я перестала говорить и стала внимательно его слушать, потому что мы стали говорить на тему, по которой мы могли задавать вопросы.

-- Наш хозяин не может быть человеком, -- сказал он. Похоже, что тольтеки называют хозяина человека "человеческим шаблоном". -- Все на этой земле --растения, животные и люди, имеют свой шаблон. "Человеческий шаблон" одинаков для всех людей, мой и ваш шаблоны одинаковы, -- продолжал объяснять он. -- Но у каждого он проявляется и действует по разному в зависимости от развития человека.

Хотя это и расходится со словами Кастанеды, мы интерпретировали человеческий шаблон, как нечто, что объединяет жизненные силы. Возможно именно "человеческая форма" и есть то, что не дает увидеть шаблон. Кажется, что пока не потеряна человеческая форма, мы есть, и это препятствует каким либо изменениям.

В книге "Второе кольцо силы" Ла Горда рассказывает Кастанеде о "человеческой форме" и "человеческом шаблоне". В этой книге человеческий шаблон описывается как светящаяся сущность и Кастанеда вспоминает, что дон Хуан говорил о ней, как об "источнике и происхождении человека". Ла Горда вспоминает, как Дон Хуан объяснял ей, что "даже не будучи магом, человек, который накопил достаточно личной силы, может увидеть шаблон, и то, что он при этом видит, он называет богом". Это не совсем правильно, потому что на самом деле "Бог -- это человеческий шаблон".

Добавлено (10.07.2013, 09:29)
---------------------------------------------
Много раз в течении этого вечера мы возвращались к теме человеческой формы и шаблона. С разных сторон изучая этот вопрос, мы все больше понимали, что "человеческая форма" похожа на тяжелый панцирь, покрывающий человека.

-- Человеческая форма выглядит как полотенце, которое закрывает человека с головы до ног. За этим полотенцем находится нечто похожее на яркую свечу, которая постоянно расходуется. Когда она сгорает полностью, то человек умирает. Затем появляется Орел и пожирает человека, -- сказал Кастанеда.

-- Видящими называют тех, кто может видеть человека как светящееся яйцо. Внутри этой светящейся сферы находится что-то наподобие свечи. Если видящий видит, что свеча небольшого размера, значит жизнь человека близка к своему концу, даже если он выглядит очень сильным, -- добавил он.

До этого Кастанеда уже говорил нам, что тольтеки не умирают, потому что для того чтобы стать тольтеком, нужно потерять человеческую форму. Только теперь мы поняли, о чем идет речь. Если тольтек потерял человеческую форму, то Орлу становится нечего есть. Кастанеда не разрешил наших вопросов относительно того, относятся ли "человеческий шаблон" и образ Орла к одной и той же сущности, или это разные вещи. Через несколько часов, когда мы уже сидели в кафе на углу бульвара Вествуд и какой-то еще улицы, название которой я не запомнила и ели гамбургеры, Кастанеда рассказал нам о своем личном опыте потери человеческой формы. Он не испытывал таких сильных ощуще

 
ДАНАДата: Среда, 10.07.2013, 09:34 | Сообщение # 179
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline

Добавлено (10.07.2013, 09:32)
---------------------------------------------
Кастанеда со смехом сказал нам, что первое, о чем его там спросили: умеет ли он готовить яйца? -- Он не сразу понял, что они имеют в виду разные способы приготовления яиц для завтрака. В ресторанах и кафе для водителей грузовиков очень важно уметь "готовить яйца".

Они работали там в течении года. -- Теперь я знаю как готовить яйца, -- со смехом сказал он. -- Любое блюдо, какое только захотите! -- Ла Горда работала вместе с ним. Она была очень хорошей официанткой, а также помогала всем девушкам, которые там работали. Когда в конце этого года женщина-тольтек сказала им, -- Достаточно, ваше задание здесь выполнено, -- то владелец кафе не хотел их отпускать. На самом деле мы там очень много работали. Очень много, с утра до вечера.

В этом году у них была очень знаменательная встреча. В кафе пришла девушка по имени Терри и попросилась на работу официанткой. К тому времени Джо Кордоба уже заслужил полное доверие владельца кафе, отвечал за прием новых людей на работу и следил за порядком. Терри сказала им, что она ищет Карлоса Кастанеду. Карлос не мог понять, как она могла узнать, что они работают именно там. -- Эта девушка, Терри, была одна из тех пресловутых хиппи, которые принимают наркотики... и живут кошмарной жизнью, -- с грустью в голосе сказал Кастанеда. Он также сказал нам, что она выглядела очень грязной и неряшливой. Хотя Кастанеда так никогда и не сказал Терри, кто он такой, тем не менее Джо Кордоба и его жена много помогали ей в течении тех месяцев, которые она провела вместе с ними. Однажды она прибежала с улицы очень взволнованная, она только что видела Кастанеду в кадиллаке, припаркованном напротив кафе. -- Он там, -- закричала она нам. -- Он в машине, что-то пишет!

-- Ты уверена что это он? Как ты можешь быть так уверена в этом? -- спросил я ее. Но она продолжала кричать, -- Да, это он. Я уверена... -- Тогда я предложил ей сходить к машине и спросить его. Нужно было, чтобы она избавилась от своего заблуждения. -- Скорее, скорее, -- торопил ее я. Она боялась говорить с ним, потому что он выглядел очень толстым и противным. Я придал ей смелости, сказав, -- Но ты же прекрасно выглядишь, скорей! -- Наконец она вышла, но вскоре вернулась вся в слезах. Похоже, что человек в кадиллаке даже не посмотрел на нее и прогнал ее, сказав ей, чтобы она ему не мешала. -- Можете себе представить, как я пытался ее утешить, -- сказал Кастанеда. -- Эта история причинила мне такую боль, что я уже почти сказал ей кто я. Но Ла Горда пришла мне на помощь и не позволила мне этого сделать. -- На самом деле он ничего не мог ей сказать, потому что он выполнял задачу, во время которой он был Джо Кордобой, а не Карлосом Кастанедой. Он не мог не подчиниться.

Кастанеда рассказал нам, что поначалу Терри была плохой официанткой, но в течение нескольких месяцев, они научили ее быть хорошей, опрятной и старательной. Ла Горда дала Терри много советов, и мы много о ней заботилась. Терри даже не могла себе представить, с кем рядом она находилась все это время.

За эти годы они много раз испытывали невероятные лишения, люди часто оскорбляли их и плохо с ними обращались. Много раз он был на грани того, чтобы раскрыть тайну и сказать кто он такой, но... -- Кто бы мне поверил! -- сказал он. -- Кроме того, все решала женщина-тольтек.

-- В эти годы были такие моменты, когда нам приходилось спать на земле и есть один раз в день, -- сказал он.

Услышав это мы захотели узнать, что едят тольтеки. Кастанеда сказал, что тольтеки едят какое-то одно блюдо, но едят его в течении всего дня. -- Тольтеки едят целый день, -- небрежно сказал он. (В этих словах Кастанеды можно увидеть желание разрушить тот образ мага, который существует в воображении людей, что маг -- это существо, которое владеет особыми силами и не нуждается в том же, что и простые смертные. Тем самым он объединил их с остальным человечеством.)

Добавлено (10.07.2013, 09:32)
---------------------------------------------
Кастанеда считает, что очень вредно для здоровья смешивать еду, например есть мясо с помидорами или другими овощами. -- Привычка смешивать продукты появилась сравнительно недавно, -- сказал он. -- Если человек ест один тип еды, то это способствует пищеварению и гораздо полезнее для организма.

-- Однажды дон Хуан обвинил меня в том, что я всегда чувствую себя слабым. Вы можете себе представить, как я защищал себя. Тем не менее, потом я понял, что он был прав, и я узнал, как можно изменить это положение вещей. Теперь я чувствую себя хорошо, сильным и здоровым.

Тольтеки спят иначе, чем это делаем мы. Важно понять, что можно спать разными способами. Кастанеда считает, что мы научились ложиться спать и просыпаться в определенное время, потому что от нас этого требует общество. -- Так например родители укладывают детей спать, чтобы отделаться от них. -- Мы засмеялись, потому что в его замечании была большая доля правды.

-- Я сплю и днем и ночью, но если сложить вместе все часы и минуты, то я думаю, что получится не больше пяти часов в день. Чтобы спать таким образом, нужно уметь сразу проваливаться в глубокий сон.

Кастанеда вернулся к рассказу о Джо Кордобе и его жене. Однажды к ним пришла женщина-тольтек и сказала им, что они работают недостаточно много. -- Она приказала нам открыть свой бизнес. Мы должны были благоустраивать местность, сажать сады.

-- Это задание отнюдь не показалось нам легким. Нам нужно было нанять людей, чтобы они помогали нам работать в течении недели, в то время когда мы работали в кафе. В выходные дни мы занимались исключительно садами. На нашу долю выпал большой успех. Ла Горда очень предприимчива. В этот год мы действительно очень тяжело работали. Всю неделю мы работали в кафе, а в выходные дни ездили на грузовике и подрезали деревья. У женщины-тольтек очень большие требования по отношению к работе.

-- Я помню, как однажды мы гостили в доме нашего друга, и вдруг приехали репортеры, которые искали Карлоса Кастанеду. Среди них были репортеры из Нью-Йорк Таймс. Чтобы нас не заметили, я и Ла Горда отправились в сад, сажать деревья. На расстоянии мы хорошо видели, как они входят и выходят из дома. Как раз в этот момент наш друг кричал на нас и всячески нами помыкал, прямо на глазах у репортеров. Казалось, что на Джо Кордобу и его жену можно кричать совершенно безнаказанно. Никто из присутствующих не вступился за нас, да и кто мы были такие? Они видели только каких-то бедных людей, работающих под жарким солнцем.

-- Так мы и наш друг одурачили репортеров. Тем не менее я не мог одурачить свое тело. В течение трех лет мы выполняли различные задания, чтобы наши тела смогли почувствовать и осознать, что на самом деле мы ничто. По правде говоря страдало не только тело, наше сознание ведь тоже приучено к постоянной реакции на внешние влияния. Тем не менее на воина не влияют внешние воздействия. Лучше всего там, где мы находимся в данный момент. Здесь никто так не думает!

Кастанеда, продолжая описывать нам свои приключения, сказал нам, что его и Ла Горду много раз просто выбрасывали на улицу. -- Много раз, когда мы ездили на грузовике по шоссе, нас прижимали к обочине. Ну и какой выбор у нас оставался? Лучше было пропустить их вперед!

Из того что нам рассказал Кастанеда следовало, что их задание состояло в том, чтобы "научиться выживать в неблагоприятных условиях" и "ощутить на себе опыт дискриминации". Про дискриминацию Кастанеда с огромным спокойствием сказал, что ее очень трудно выдержать, но этот опыт очень поучителен.

Цель задания состоит в том, чтобы отделить себя от того эмоционального всплеска, который провоцирует дискриминация. Важно не реагировать, не злиться. Тот кто реагирует -- проигрывает. -- Никто не обидится на тигра, если он бросится на вас, вы просто отходите в сторону и позволяете ему промахнуться, -- говорит он.

-- Однажды Ла Горда и я устроились работать в одном доме, она была служанкой, а я лакеем. Вы не представляете себе, чем это все закончилось. Они вышвырнули нас на улицу, ничего не заплатив. Более того! Чтобы защитить себя от нас на тот случай, если мы будем протестовать, они вызвали полицию. Нас ни за что посадили в участок.

Добавлено (10.07.2013, 09:32)
---------------------------------------------
В этом году Ла Горда и я, много работали и претерпевали большую нужду. Часто бывает так, что нам бывает нечего есть. Самое ужасное, что мы не можем получить никакой поддержки от других членов нашей группы. Это задание мы должны были выполнять в полном одиночестве, и мы никак не могли от него отказаться. Если бы мы даже могли сказать, кто мы такие на самом деле, никто бы нам не поверил. Задание всегда требует полной самоотдачи. На самом деле я и есть Джо Кордоба, -- продолжал Кастанеда. -- И это просто великолепно, потому что трудно пасть ниже. Я уже нахожусь на самом дне, так низко, как это только возможно. Это все, что я есть, -- Говоря это, он дотронулся до земли.

-- Как я уже вам рассказывал, каждый из нас выполняет разные задания. У Хенарос дела идут довольно успешно. Бениньо сейчас находится в Чайпасе и играет в музыкальной группе. Бениньо обладает великолепным даром подражания, он имитирует Тома Джонса и многих других. Паблито такой же как всегда -- он очень ленив. Бениньо издает много шума, а Паблито это приветствует. Бениньо работает, а Паблито срывает все аплодисменты.

Теперь мы закончили все наши задания, и готовимся к новым. Нас направляет женщина-тольтек.

История Джо Кордобы и его жены произвела на нас глубокое впечатление. Она сильно отличалась от того, о чем он писал в своих книгах. Нас заинтересовало, напишет ли он что нибудь о Джо Кордобе.

-- Я знаю теперь, что Джо Кордоба существовал, -- сказала я. -- Почему вы не напишете о нем? История Джо Кордобы и его жены потрясла нас больше всего из того, что вы рассказали нам сегодня.

-- Я уже отдал издателям свою новую рукопись, -- ответил мне Кастанеда. -- В ней я рассказываю о том, как меня обучала женщина-тольтек. Иначе и быть не могло. Возможно она будет называться "Сталкинг, или искусство находиться в мире". (Эта книга вышла в 1981 году, под названием Дар Орла.) Там изложено все ее учение. Именно она ответственна за эту рукопись. Только женщина может обучать искусству сталкинга. Женщины прекрасно владеют этим искусством, потому что они живут в мире, который враждебен по отношению к ним, и они должны, так сказать, постоянно держаться начеку в мире мужчин. Поэтому у женщин есть огромный опыт в этом искусстве. Именно женщина-тольтек давала мне принципы сталкинга.

-- Тем не менее в этой последней рукописи не рассказывается ничего конкретного о жизни Джо Кордобы и его жены. Я не могу писать об этом опыте, потому что никто не поймет этого и не поверит в это. Я могу только говорить об этом, да и то лишь с очень немногими людьми. Но в этой книге содержится суть моего трехлетнего опыта.

Также Кастанеда сказал нам, что женщина-тольтек очень отличается от дона Хуана. -- Она меня не любит, -- сказал он. -- Но с другой стороны, она любит Ла Горду! Женщину-тольтек трудно о чем-то спрашивать, до того как вы спросите, она уже знает, что ей нужно сказать. Кроме того ее нужно опасаться, потому что если она рассердится, то она может ударить, -- сказал он, сопровождая свой рассказ забавными жестами, которыми он хотел показать, как он ее боится.

Добавлено (10.07.2013, 09:33)
---------------------------------------------
Мы помолчали некоторое время. Солнце уже садилось. Мне показалось, что я немного замерзла. Было около семи часов вечера.

Кастанеда похоже тоже забеспокоился о времени. -- Уже поздно, -- сказал он. -Как насчет того чтобы поесть? Я вас приглашаю.

Мы встали и пошли. С иронией взглянув на меня, Кастанеда взял кипу моих блокнотов и книг и помог мне их донести до машины, их явно было лучше оставить в ней, что мы и сделали. Освободившись от нашей ноши, мы прошли несколько кварталов, оживленно разговаривая.

То, чего они достигли, потребовало от них нескольких лет подготовки и практики. Одним из примеров такой практики является сновидение. -- Это может показаться глупостью, но на самом деле этого очень трудно добиться, -- сказал Кастанеда.

-- Задача в том, чтобы научиться сновидеть по своей воле и делать это систематически. Вы начинаете с того, что пытаетесь добиться, чтобы вам приснилась ваша рука в вашем поле зрения. Затем все ваше тело. Вы продолжаете до тех пор, пока вы не сможете увидеть во сне самого себя. Следующий шаг в том, чтобы научиться использовать сны. Если вам удалось добиться контроля над сном, то вы должны научиться действовать в нем.

-- Например, вам снится, что вы покидаете свое тело, открываете дверь и выходите на улицу. Улица отвратительна! Что-то покидает вас, вы добиваетесь этого усилием воли.

Кастанеда говорит, что сновидение не занимает много времени. Можно сказать, что сновидение происходит вне нашего времени. Время сновидения очень сжато.

Кастанеда дал нам понять, что сновидение вызывает сильное физическое истощение. -- В сновидении мы можем находиться довольно долго, но нашему телу это не нравится, -- говорит он. -- Мое тело это чувствует. После сновидения я чувствую себя так, словно по мне проехал грузовик!

Касаясь в нашем разговоре темы сновидений, Кастанеда несколько раз сказал нам, что их занятия сновидением имеют и практическую ценность. В книге "Сказки о силе" можно прочитать, что опыт сновидения имеет для магов ту же практическую ценность, что и опыт жизни в бодрствующем состоянии, и критерий отличия сна от реальности для них становится недейственным.

Нас очень заинтересовал этот опыт путешествий вне тела, и мы захотели об этом узнать побольше. Кастанеда объяснил нам, что у каждого из них был свой опыт сновидения. -- Например, я и Ла Горда сновидели вместе. Она брала меня во сне за руку, и мы отправлялись вперед.

Также он рассказал нам, что участники его группы предпринимали также и совместные путешествия. Их целью было научиться быть "свидетелями". -- "Стать свидетелем", означает то, что вы не можете больше выносить суждения, -- говорит Кастанеда. -- Можно сказать, что у вас развивается внутреннее зрение, это равнозначно тому, что у вас больше нет предубеждений.

Хосефина обладает большими способностями к путешествиям в теле сновидения. Она всегда старается отвести нас туда, где она побывала и пытается рассказать об удивительных вещах. Ла Горда ей в этом помогает.

-- У Хосефины есть великолепная способность отбрасывать в сторону все сомнения. Она просто сумасшедшая! -- воскликнул он.

-- Хосефина уходит очень далеко, но она не хочет оставаться там одна и поэтому всегда возвращается. Она возвращается и ищет меня, чтобы рассказать о тех удивительных вещах, которые она видела.

Кастанеда говорит, что Хосефина принадлежит к числу тех, кто не может действовать в этом мире. -- Здесь она закончила бы свой путь в каком-нибудь соответствующем заведении, -- сказал он.

Хосефина не может быть привязана ни к чему конкретному, она эфирное создание, она может покинуть вас в любой момент. Ла Горда и другие, более осторожны в своих "полетах". В частности Ла Горда, обладает тем равновесием и уверенностью, которых иногда ему не хватает.

После некоторой паузы я напомнила ему о том видении огромного купола, который в книге "Второе кольцо силы" описывается как место, где дон Хуан и дон Хенаро будут ждать его.

-- У Ла Горды было то же видение, -- сказал он. -- То, что мы видели, было не земным горизонтом. Мы видели какую-то гладкую и ровную поверхность, на краю которой был огромный купол, который покрывает собой все, и его вершина находится в зените. В зените видно ослепительное сияние. Можно сказать, что это похоже на купол, который излучает янтарный свет.

Мы стали задавать ему вопросы, чтобы побольше узнать об этом куполе, -- Что это такое? Где это находится? -- спросили мы.

Кастанеда ответил нам, что судя по размерам того, что они видели, это могло оказаться даже планетой. -- Там, в зените, словно бушует чудовищный ветер. -- сказал он.

Добавлено (10.07.2013, 09:33)
---------------------------------------------
Его ответ был кратким, и мы поняли, что Кастанеда не хочет много говорить об этом. Возможно, что он просто не может найти подходящих слов для того, чтобы выразить то, что они видели. Как бы там ни было, очевидно, что эти видения, эти полеты вне тела, сновидения -- это постоянная подготовка к тому финальному путешествию, к тому, чтобы прокрасться на цыпочках мимо Орла слева от него, к тому последнему прыжку, который мы называем смертью, к тому, чтобы закончить перепросмотр, к тому, чтобы человек мог сказать "я готов", и взять с собой все то, чем он является и ничего больше, чем то, что он есть.

-- Женщина-тольтек считает, что эти мои видения -- это мои заблуждения, -- сказал он. -- Она считает, что таким образом я бессознательно пытаюсь прекратить свои действия, можно сказать, что таким образом я заявляю, что не хочу покидать мир. Женщина-тольтек также считает, что мое отношение к делу мешает Ла Горде совершать более насыщенные и продуктивные сновидения.

Дон Хуан и дон Хенаро были великими сновидящими, они в совершенстве владели этим искусством. -- Я удивлен тем, что никто не замечает, что дон Хуан -- это выдающийся сновидящий, -- неожиданно воскликнул Кастанеда. -- То же самое можно сказать и о доне Хенаро. Он мог существовать в своем теле сновидения в повседневной жизни. -- (Во всех своих книгах Кастанеда рассказывает о том, как "быть незаметным", как "оставаться незамеченным". Нестор также говорил, что дон Хуан и дон Хенаро всегда оставались незаметными в любой ситуации. Эти двое были непревзойденными мастерами искусства сталкинга. Ла Горда говорит о доне Хенаро, что большую часть времени он существовал в своем теле сновидения.) -- Все что они делали, достойно похвалы, -- с энтузиазмом продолжал он. -- Я восхищаюсь тем самообладанием, контролем и спокойствием, которыми обладал дон Хуан.

Про дона Хуана никогда нельзя было сказать, что он старый и дряхлый человек. Он не был похож на других людей. Здесь в колледже есть один старый профессор, который во времена своей молодости был уже знаменит и находился в расцвете своих физических и интеллектуальных сил. Теперь он дряхлый старик и еле ворочает языком. Про дона Хуана так никогда нельзя было сказать. По сравнению со мной он обладал огромными возможностями.

В интервью с Сэмом Кином Кастанеда рассказал, что однажды дон Хуан спросил его, считает ли он себя равным ему. Хотя на самом деле он никогда об этом не задумывался, он снисходительным тоном сказал, -- Да. -- Дон Хуан с ним не согласился. -- Я думаю, что мы не равны, -- сказал он. -- Потому что я охотник и воин, а ты больше похож на сводника. Я готов в любой момент подвести итог своей жизни. Твой маленький мир печали и нерешительности никогда не будет равен моему (Sam Keen. Voices and visions. стр. 122 (New York: Harper and Row, 1976)).

Все то, о чем нам рассказывал Кастанеда, имеет параллели и в других мистических учениях и традициях. В его собственных книгах упоминаются "Египетская книга мертвых", "Трактат" Витгенштейна, испанские поэты, такие как, Сан Хуан де ла Крус и Хуан Рамон Хименес, а также латиноамериканский писатель Сесар Вальехо.

-- Да, -- сказал он. -- В моей машине всегда много книг. -- Некоторые из этих книг он читал дону Хуану. -- Он любил поэзию. Но ему нравились только первые четыре строчки. Он считал, что то, что следует за ними дальше -- это идиотизм. Он говорил также, что дальше стихотворение теряет свою силу, что после первой строфы идет простое повторение.

Мы спросили его, знает ли он йогические техники, или может быть он читал о них, а также, известны ли ему описания других планов реальности, которые предлагают священные книги Индии.

-- Все это удивительные вещи, -- ответил он. -- Более того, у меня были тесные контакты с людьми, занимающимися Хатха-йогой.

-- В 1976 году мой друг Клаудио Нараньйо познакомил меня с учителем йоги. Мы посетили его в его "ашраме", здесь в Калифорнии. Мы общались при помощи профессора, который выполнял роль переводчика. В этом разговоре я пытался найти какие-то параллели со своим опытом путешествий вне тела. Тем не менее, он не сказал ничего особенно важного. Там было много церемоний и прочего шоу, но он ничего не сказал. В конце нашего разговора этот человек взял какую-то металлическую чашку с жидкостью, цвет которой мне очень не понравился, и стал брызгать из нее на меня. Пока он не успел уйти, я спросил его, что это значит? Кто-то из тех, кто находился рядом, обзяснил мне, что я должен быть очень счастлив, потому что он дал мне свое благословение. Я настаивал на том, чтобы мне сказали, каково же было содержимое этой чашки. В конце концов мне сказали, что в ней хранятся все секреции учителя, -- Все что исходит из него -- священно.

Добавлено (10.07.2013, 09:34)
---------------------------------------------
-- Представьте себе, -- сказал он шутливо. -- Что на этом наша беседа с мастером йоги подошла к концу.

Год спустя, у Кастанеды была похожая встреча с одним из последователей Гурджиева. Он встретился с ним в Лос-Анджелесе, по просьбе одного из своих друзей. -Было похоже, что этот человек решил копировать Гурджиева во всем, у него была выбрита голова и он носил густые усы, -- сказал Кастанеда, пытаясь руками изобразить размер этих самых усов. -- Мы пришли к нему, и он очень энергично схватил меня за горло и несколько раз сильно стукнул. Сразу после этого он призвал меня покинуть своего учителя, потому что с ним я лишь зря теряю время. Он сказал, что за восемь или девять классов обучения, он может обучить меня всему, что я должен знать. Можете вы это себе представить? В нескольких классах он мог обучить меня всему.

Кастанеда также сказал, что этот последователь Гурджиева говорил об использовании наркотиков для ускорения учебного процесса. Их встреча длилась не слишком долго. Похоже что друг Кастанеды понял всю смехотворность ситуации и всю глубину своей ошибки. Его друг настаивал на этой встрече, потому что он был убежден, что Кастанеде нужен более серьезный учитель, чем дон Хуан. Когда их встреча закончилась, его друг почувствовал, что ему очень стыдно.

Мы прошли шесть или семь кварталов. Пока мы разговаривали о разных вещах, я вдруг вспомнила, что я читала статью Хуана Товара, в которой он упоминал о возможной экранизации книг Кастанеды.

-- Да, -- сказал он. -- Однажды такая возможность рассматривалась. Он рассказал нам о своей встрече с продюсером Джозефом Левиным, тот произвел на него устрашающее впечатление, так как он сидел на другом конце огромного стола. Величина стола и слова продюсера, которые было довольно трудно понять, потому что он держал во рту огромную сигару, произвели на Кастанеду самое сильное впечатление. -- Он сидел за этим столом как на помосте, и я был где-то внизу и казался очень маленьким. Величественное зрелище! Помню, что его пальцы были унизаны большим количеством колец с огромными камнями.

Кастанеда сказал Хуану Товару, что ему вряд ли хотелось бы видеть Энтони Квина в роли дона Хуана. Кажется, что кто-то даже предложил Миа Фэрроу на одну из ролей. Трудно представить себе такое кино. Это ведь не приключения и не этнография. В конце концов проект развалился. Маг дон Хуан Матус сказал мне, что это будет невозможно сделать.

Добавлено (10.07.2013, 09:34)
---------------------------------------------
Примерно тогда же его пригласили участвовать в шоу Джонни Карсона и Дика Кэветта. Я не мог принять этого приглашения. Что я мог сказать Джонни Карсону, если бы он спросил бы меня, правда ли что я разговаривал с койотом? Что я мог ему ответить? Да и что было бы потом? Очевидно, все это выглядело бы просто смешно.

-- Дон Хуан поручил мне давать миру сведения об этой традиции, -- сказал Кастанеда. -- Он сам настаивал том, чтобы я давал интервью и проводил конференции для того, чтобы сделать книги более популярными. Потом он велел мне все это прекратить, потому что это требовало слишком большого расхода энергии. Если вы занимаетесь этим, то вам приходится вкладывать в это свою силу.

Кастанеда совершенно ясно дал понять, что доходы от книг дают ему возможность заботиться о расходах всей группы. Кастанеда хочет, чтобы всем им было на что есть.

-- Дон Хуан дал мне задание писать обо всем, что рассказывают маги. Моя задача состоит в том, чтобы писать до тех пор, пока они не скажут, -- Достаточно, пора остановиться. -- Я не знаю какое воздействие оказывают мои книги, потому что меня это не интересует. Раньше весь материал этих книг принадлежал дону Хуану, теперь он принадлежит женщине-тольтеку. Они ответственны за все то, о чем в них идет речь.

Мы поняли, что в этой области Кастанеда действует не самостоятельно. Его цель в том, чтобы быть безупречным в восприятии и передаче этой традиции и учения.

-- Я лично, -- продолжил говорить он, после небольшой паузы. -- Работаю над чем-то вроде журнала, это что-то вроде учебника. Я ответственен за эту работу. Мне хотелось бы найти серьезного издателя, чтобы опубликовать его и участвовать в его распространении среди тех, кто им заинтересуется, а также учебными заведениями.

Он сказал нам, что этот журнал состоит из 18 частей, в которых он обобщил все учение Тольтеков. Для того, чтобы сделать эту работу понятной и создать теоретическое обоснование, он использовал феноменологию Гуссерля.

-- На прошлой неделе я был в Нью Йорке, -- сказал он. -- Я пришел с этим проектом к Саймону и Шустеру, но получил отказ. Похоже, что они испугались. Это такое произведение, что оно вряд ли будет иметь успех.

Прикрепления: 0151404.jpg(30Kb)
 
ДАНАДата: Среда, 10.07.2013, 09:35 | Сообщение # 180
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
-- Только я один несу ответственность за то, что написано в этих 18 частях, и как видите, я потерпел неудачу. Словно 18 раз я упал и ударился головой. Я согласился с издателями, что это действительно тяжело читать. Дон Хуан, дон Хенаро и остальные, они совсем другие чем я. Они так непостоянны! -- (Позже, в телефонном разговоре Кастанеда сказал, что Саймон и Шустер в конце концов решили принять проект журнала, о котором он так беспокоился).

-- Я называю эти части журнала элементами, потому что каждая из них показывает, как разрушить элементы обыденности. Наше единственное восприятие может быть нарушено множеством способов.

Чтобы лучше объяснить нам, что он имеет в виду, Кастанеда привел нам пример карты. Если мы хотим куда-то добраться, то нам нужна карта, на которой все четко обозначено. -- Мы ничего не сможем найти без карты, -- сказал он. -- В конце концов получается так, что карта -- это единственное на что мы смотрим. Вместо того, чтобы смотреть вокруг мы смотрим на карту, которая находится внутри нас. Основной смысл учения дона Хуана состоит в том, чтобы разбить зеркало саморефлексии и постоянно разрывать те оковы, которые привязывают нас к привычным точкам зрения.

Много раз за этот вечер Кастанеда сказал, что он является "связующим звеном с миром". Знание, о котором он рассказывает в своих книгах, полностью принадлежит тольтекам. Я не могла не отреагировать на эти слова и сказала, что создание понятной и согласованной книги -- это огромный труд.

-- Нет, -- сказал мне Кастанеда. -- Моя задача состоит в том, чтобы копировать те страницы, которые приходят ко мне в сновидении.

Кастанеда считает, что нельзя создать что-то из ничего. Чтобы лучше обзяснить нам свою мысль, он рассказал нам историю из жизни своего отца.

-- Однажды мой отец решил стать великим писателем. Для этого он решил сделать себе кабинет. Ему нужен был идеальный кабинет. Он продумал все, вплоть до мельчайших подробностей, начиная от украшений на стене и заканчивая лампой на своем столе. Когда комната была готова, он потратил уйму времени на то, чтобы найти подходящий стол. Стол должен был быть определенного размера, из определенной породы дерева, определенного цвета и.т.д. Те же проблемы возникли и при выборе кресла, на котором он хотел сидеть. Потом он стал искать подходящее покрытие для того, чтобы не поцарапать стол. На это покрытие мой отец собирался положить бумагу, на которой он хотел писать свой труд. Потом, сидя в кресле напротив чистого листа бумаги, он не знал, что ему написать. Такой у меня был отец. Он хотел для начала написать совершенную фразу. Конечно, так нельзя ничего написать! Нужно быть инструментом, посредником. Я вижу каждую страницу во сне, и все зависит от того с какой степенью точности я могу их скопировать. Поэтому та страница, которая оказывает большее воздействие или наиболее всех впечатляет, это именно та, которую мне удается скопировать наиболее точно.

Добавлено (10.07.2013, 09:35)
---------------------------------------------
Эти комментарии Кастанеды открывают новую теорию познания, интеллектуального и художественного творчества. ( Я тут же сразу подумала о Плато и Святом Августине с его образом "внутреннего учителя". Познать -- значит открыть и творить -означает копировать. Ни творчество, ни знание не могут быть делом нашей "личной природы".)

За ужином я сказала ему, что читала несколько интервью с ним. Я сказала ему, что мне очень понравилось интервью с Сэмом Кином, которое впервые было опубликовано в журнале "Psychology Today". Кастанеде тоже нравится это интервью, и он очень хорошо отзывался о Сэме Кине. -- За эти годы, я узнал много людей, с которыми я хотел бы оставаться друзьями, один из них -- это теолог Сэм Кин. Тем не менее дон Хуан сказал мне, -- Хватит. --

Что касается его интервью журналу Тайм, то Кастанеда сказал нам, что сначала к нему приехал мужчина-репортер, чтобы встретиться с ним в Лос-Анджелесе. У него ничего не вышло (тут он использовал аргентинский жаргон) и он уехал. Тогда они прислали одну из тех девушек, которым невозможно отказать, -- сказал он с улыбкой. Интервью прошло очень хорошо, и они прекрасно поняли друг друга. У Кастанеды сложилось впечатление, что она поняла о чем идет речь. Тем не менее писала статью не она. Записи, которые она сделала, взял другой репортер, про которого Кастанеда сказал, -Я думаю, что теперь он в Австралии. -- Похоже, что этот репортер сделал с этими записями все, что ему заблагорассудилось.

Каждый раз, когда по той или иной причине мы упоминали статью в Тайм, то его досада становилась очевидной. Он сказал дону Хуану, что Тайм -- это влиятельный и серьезный журнал. С другой стороны именно дон Хуан настаивал на этом интервью.

-- Интервью было сделано на всякий случай, -- сказал он, снова употребив ругательство, свойственное аргентинским портовым грузчикам.

Мы также заговорили о критике и о том, что было написано о нем и его книгах. Я упомянула Ричарда де Милля и других критиков, которые оспаривали достоверность его книг, а также их антропологическую ценность.

-- То, чем я занимаюсь, -- сказал Кастанеда. -- Свободно от любой критики. Моя задача состоит в том, чтобы наилучшим путем представить это знание. То, что обо мне говорят критики, не имеет для меня никакого значения, потому что я больше не являюсь писателем Карлосом Кастанедой. Я не писатель, не мыслитель, не философ, и поэтому меня не достигают их атаки. Теперь, когда я знаю, что я ничто, никто не может от меня ничего добиться, потому что Джо Кордоба -- это никто. Во всем этом нет никакой личной гордости.

-- Мы живем даже хуже чем мексиканские крестьяне, мы касаемся земли и не можем пасть ниже. Разница между нами и крестьянами состоит в том, что крестьянин надеется, желает разные вещи, и работает для того, чтобы завтра у него было больше чем сейчас. Мы же ничего не имеем, а наоборот, только теряем. Можете ли вы это себе представить? Поэтому критика не может поразить свою мишень.

-- Никогда я не чувствовал себя более целостным, чем в те моменты, когда я -это Джо Кордоба! -- воскликнул он и широко развел руками. -- Джо Кордоба, который целый день готовит гамбургеры, и его глаза полны дыма, вы понимаете меня?

Не все критики высказывали отрицательное мнение, например, Октавио Пас написал очень хорошее предисловие к испанскому изданию книги "Учение дона Хуана..." -- Мне это предисловие очень понравилось, -- сказал Кастанеда. -- Это замечательное предисловие. Октавио Пас -- это настоящий джентельмен, может быть последний из тех, что еще остались.

-- Ну, возможно, осталось еще два джентельмена, -- добавил он, чтобы смягчить свои слова. Второй джентельмен -- это его друг, мексиканский историк, имя которого было нам незнакомо. Он рассказал нам несколько анекдотов из его жизни и описал его, как очень интеллектуального и физически сильного человека.

Потом Кастанеда спросил меня, хочу ли я узнать, как он выбирает письма, на которые отвечает, и как он поступил с моим письмом.

Добавлено (10.07.2013, 09:35)
---------------------------------------------
Он рассказал нам, что у него есть друг, который получает его письма, собирает их в мешок и держит их там, пока Кастанеда не приедет в Лос-Анджелес. Кастанеда всегда сначала вываливает их в большую коробку и только потом достает оттуда одно письмо, на которое обычно и отвечает. Но он никогда не отвечает письменно, он не оставляет следов.

-- Как-то раз я достал из коробки ваше письмо, потом я нашел еще одно. Вы не можете себе представить, с каким трудом я нашел ваш номер телефона! Когда я уже совсем было отчаялся его найти, мне неожиданно помог университет. Я уже было думал, что мне не удастся с вами поговорить.

Я была очень удивлена, узнав с какими неудобствами ему пришлось столкнуться, прежде чем ему удалось со мной встретится. Получалось так, что если уж он взял мое письмо в руки, то он должен был испробовать все возможные варианты. В магической вселенной большое значение имеют знаки.

-- Здесь, в Лос-Анджелесе, у меня есть друг, который мне часто пишет. Каждый раз, когда я возвращаюсь в Лос-Анджелес, я читаю все его письма, одно за другим, как дневник. Однажды среди его писем я наткнулся на другое письмо, и не поняв этого, вскрыл его. Хотя я тут же понял свою ошибку, я его прочитал. То, что оно оказалось в этой пачке писем, было для меня знаком.

Письмо связало его с двумя людьми, которые рассказали ему об очень интересном происшествии. Однажды ночью им нужно было выехать на шоссе Сан-Бернардино. Они знали, что попадут на него, если будут ехать прямо по улице. Потом им нужно было повернуть налево и ехать прямо, пока они не оказались бы на шоссе. Так они и сделали, но через 20 минут они поняли, что оказались в каком-то странном месте. Это не было шоссе Сан-Бернардино. Они вышли из машины, чтобы спросить кого-нибудь, но вокруг никого не было. Когда они постучались в один из домов, то услышали в ответ пронзительный вопль.

Кастанеда сказал, что эти два друга вернулись обратно по дороге и доехали до станции техобслуживания, где спросили как им проехать до шоссе. Там им сказали то, что они и так уже знали. Поэтому они повторили ту же последовательность действий и без проблем доехали до шоссе.

Кастанеда встретился с ними. Казалось, что только один из них действительно интересовался разгадкой этого происшествия.

-- На Земле есть особые места, сквозь которые можно пройти в нечто совсем иное. -- Тут он остановился и пригласил нас посетить одно такое место. -- Тут, в ЛосАнджелесе, совсем недалеко есть одно такое место... Если хотите, я могу показать его вам, -- сказал он.

-- Земля -- это живое существо. Эти места -- это ворота, через которые она периодически получает энергию из космоса. Это как раз та энергия, которую должен накапливать воин. Может быть, если я буду абсолютно безупречен, то мне удастся приблизиться к Орлу. Может быть!

-- Каждые 18 дней на Землю падает волна энергии, попробуйте подсчитать, -предложил он нам. -- Следующий раз будет третьего августа. Вы сможете почувствовать это. Эта волна энергии может быть большой или маленькой, это зависит от обстоятельств. Если Земля получает большое количество энергии, то эта энергия вас достигнет, где бы вы не находились. По сравнению с величиной этой силы, Земля очень мала, и поэтому энергия достигает всех ее частей.

Мы все еще оживленно разговаривали, когда к нам подошла официантка и резким тоном спросила нас, собираемся ли мы что-нибудь заказывать. Так как никто не захотел ни кофе, ни десерта, то нам пришлось собираться. Когда официантка ушла, Кастанеда сказал, -- Похоже, что нас выгоняют прочь. --

Да, нас действительно выгнали и наверное не без причины, ведь было уже совсем поздно. Мы удивлялись тому, что не заметили хода времени. Мы пошли по улице.

Кастанеда сказал, что собирается съездить в Аргентину. -- Для меня очень важно снова сзездить в Аргентину, так закончится целый период моей жизни. Я еще не знаю, когда я поеду туда, но я обязательно это сделаю. Теперь у меня есть там дела. В августе закончатся эти три года, посвященные выполнению заданий, и возможно мне удастся туда съездить.

В этот вечер Кастанеда много говорил с нами о Буэнос-Айресе, о его улицах, окрестностях и спортивных клубах. Он с ностальгией вспоминал Флорида-Стрит с ее роскошными магазинами и огромными толпами.

Кастанеда жил в Буэнос-Айресе в детстве. Похоже, что он учился в одной из школ в деловой части города. Эту пору он вспоминает с некоторой грустью, тогда про него говорили, что в ширину он больше чем в высоту, такие слова очень ранят ребенка.

Добавлено (10.07.2013, 09:35)
---------------------------------------------
-- Я всегда с завистью смотрел на аргентинцев, они такие высокие и статные, -- сказал он.

-- Вы знаете, что в Буэнос-Айресе вы должны обязательно состоять членом какого-либо клуба, -- продолжал Кастанеда. -- Я был в клубе Чакарита, в одном из самых худших. -- В те времена Кастанеда принадлежал к числу отстающих.

-- Ла Горда наверняка поедет вместе со мной. Она хочет путешествовать, она хочет съездить в Париж. Она покупает очень элегантную одежду от Гуччи и хочет поехать в Париж. Я всегда говорю ей, -- Ла Горда, почему ты хочешь ехать в Париж? Там же ничего нет. -- У нее просто есть некоторая навязчивая идея по поводу Парижа, "город света", вы понимаете.

За этот вечер имя Ла Горды прозвучало много раз. Кастанеда представил ее нам как выдающуюся личность, без сомнения, он испытывает к ней огромное уважение и восхищается ей. Я думаю, что Кастанеда говорил нам о ней, а также приводил разные факты из их жизни, вроде того, как тольтеки спят или едят для того, чтобы у нас не сложилось о них превратное впечатление. Они занимаются очень серьезным делом, ведут аскетический образ жизни, и их невозможно втиснуть в рамки представлений обыденной жизни. Важно освободиться от схем, не заменяя их новыми.

Кастанеда дал нам понять, что кроме Мексики, он совсем немного путешествовал по Латинской Америке. -- Я был в Венесуэле, -- говорит он. -- Как я уже вам говорил, я собираюсь в Аргентину. Так закончится этот период. После этого я смогу оставить ее. По правде говоря, я не знаю, хочу ли я оставлять Аргентину. -- Сказал он с улыбкой. -- У кого нет вещей, которые его удерживают?

Он несколько раз путешествовал по Европе в связи с бизнесом, связанным с его книгами.

-- В 1973 году дон Хуан послал меня в Италию. Моя задача состояла в том, чтобы добиться аудиенции у римского папы. Я не смог добиться частной аудиенции, но смог побывать на одной из встреч, которые проводятся для большого числа людей. Все что мне нужно было сделать на этой аудиенции -- это поцеловать руку римского папы.

Это была одна из тех аудиенций по средам, когда папа совершает богослужение на площади Сан Педро. -- Они дали мне аудиенцию, но я не смог подойти, -- сказал он. - - Я даже до двери не добрался, -- сказал он.

В этот вечер Кастанеда несколько раз вспоминал свою семью и говорил, что он получил типичное либеральное и откровенно антиклерикальное образование. В книге "Второе кольцо Силы" Кастанеда также говорит о своих антиклерикальных взглядах, которые он получил по наследству. Дон Хуан, который казалось не одобрял его предубеждений и нападок на католическую церковь, говорил ему, -- Чтобы победить свою собственную глупость, нужно задействовать наше время и энергию. Это единственное, что имеет значение. Все, что твой дед или отец говорили о церкви, не сделало их счастливее. С другой стороны, если ты будешь безупречным воином, то ты получишь силу, молодость и энергию. Самое главное для тебя -- это знать, что выбрать.

Кастанеда не пускается в теоретические рассуждения на эти темы. Рассказав нам о понятиях клерикализма и антиклерикализма, он просто хотел привести пример того, чему его учили. Иначе говоря, он дал понять, как трудно иной раз отказаться от тех представлений, которые сформировались у нас в юности.

"Работа, которую я должен делать, - заверил Кастанеда, - свободна от того, что могут сказать критики, мое задание состоит в том, чтобы представить знание самым наилучшим образом. Ничто из того, что они могут сказать, не имеет для меня значения, поскольку я больше не являюсь писателем "Карлосом Кастанедой", я не писатель, не мыслитель, не философ, следовательно, их нападки не достигают меня. Сейчас я знаю, что я ничто, никто не может У меня ничего отнять, потому что Джо Кордоба ничто, в этом нет никакой личной гордости".

Он продолжал: "Уровень нашей жизни был ниже, чем у мексиканских крестьян, это уже говорит о многом. Мы достигли земли и уже не можем упасть ниже, разница между нами и крестьянами была в том, что крестьянин имеет надежду. Он хочет вещей, работы, чтобы однажды иметь больше, чем у него есть сегодня, мы же, с другой стороны, не имеем ничего. И с каждым мгновением мы будем иметь все меньше и меньше, можете вы себе это представить? Критика не может попасть в цель".

"Никогда я не чувствую себя более наполненным, чем когда я являюсь Джо Кордобой, - горячо воскликнул он, вставая и раскрывая руки в жесте полноты и изобилия. - Джо Кордобой, который жарил гамбургеры целый день, с глазами, слезящимися от дыма, вы меня понимаете?"

Прикрепления: 3267694.jpg(51Kb)
 
aum33Дата: Среда, 10.07.2013, 10:54 | Сообщение # 181
продвинутый
Группа: Заблокированные
Сообщений: 265
Статус: Offline
Цитата (ДАНА)
Ты с кем спорить собрался? С выдуманным Доном Хуаном? Или с писателем Кастанедой?
я считаю, что Дон Хуан это реальная личность и то, что он рассказывает Кастанеде, так же во многом верно, но оно слишком утрировано преподносится  Кастанедой, отсюда и получаются искажения, сам Кастанеда далёк от мистики, поэтому и выбирает из общения в силу своего понимания, я уже тебе говорил про бывшего ученика, который вырвал эффект, отсутствия "добра и зла", но убрал суть  и условие сказанного, в этом и проблема передачи посредником или обычным писателем


Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня.

Сообщение отредактировал aum33 - Среда, 10.07.2013, 10:56
 
ДАНАДата: Среда, 10.07.2013, 10:59 | Сообщение # 182
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
А мне вообще уже давно без разницы кто там реален, а кто нет.

Мне нравятся книги КК. Мне нравиться читать эти интервью. Мне нравятся некоторые практики, которые я проводила сама для себя или для других и которые открыли мне самой во мне же много нового и интересного.
 
aum33Дата: Среда, 10.07.2013, 11:00 | Сообщение # 183
продвинутый
Группа: Заблокированные
Сообщений: 265
Статус: Offline
Цитата (ДАНА)
Мне нравиться читать эти интервью. Мне нравятся некоторые практики
мудрец из всего извлечёт мудрость


Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня.
 
ДАНАДата: Четверг, 11.07.2013, 08:44 | Сообщение # 184
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
Карлос Кастанеда, автор "Учения дона Хуана", находится в Мексике. В четверг, в 19:30, он будет общаться с публикой в книжном магазине Фонда Экономической Культуры. Мы начнем с того, что сформулируем сомнения многих читателей: дон Хуан существует или он выдумка (литературное творение) Карлоса Кастанеды?

"Он утверждает - существует конфликт читателя Карлоса Кастанеды. Он ссылается на свое собственное знание: как возможно, чтобы он писал вещи, которые не имеют значения в повседневном мире? Ключ этой реакции - рекомендация, которую он дает самому себе, когда он имеет знание".

Потом он говорит: "Дон Хуан - не литературный персонаж, он человек, которого уже нет в живых, но который жил в мире; в том мире, который известен и тебе, и мне. Я не смог бы создать такого персонажа, как дон Хуан, потому что у меня нет подготовки. То, что дон Хуан говорил мне - это не что-то, что я мог бы сымпровизировать или извлечь это как синтез моего чтения. Невозможно - это нечто отличное".

- Если бы вы собрались резюмировать учение дона Хуана или отметить, возможно, самое важное из учения - что бы это было?

- Самое важное для меня, во что я мог бы вложить все, что имею из того, что дон Хуан раскрыл - это предпосылка, которая состоит в потере личной важности; это чувство самовлюбленности, чувство собственного достоинства, которое нам завещали наши предки - идея того, что личное Я столь ценно.

"Когда-то я спросил у него, почему так важно было потерять чувство собственной важности. Дон Хуан сказал, что это очень просто - 90% нашей энергии уходит на защиту наших персон. Его идея состоит в том, что нет смысла для таких усилий. Защита персоны стоит слишком много и ни к чему не приводит".

Это для Карлоса Кастанеды "ключевая точка учения дона Хуана. Необходимость начать сберегать энергию для того, чтобы использовать ее для чего-то необычного".

Это нечто необычное встречается в том же учении Хуана Матуса. "Он заинтересован в том, чтобы воспринимать комплексы, которые не имеют никакой истории в повседневном мире. Например, новый комплекс состоит в том, чтобы видеть человека "светящимся яйцом", массой энергии, а не только твердым телом. Это дает индейскому брухо необыкновенное преимущество, которое закрыто для нас. Почему, - говорит он, - мы не заинтересованы в восприятии?"

"Когда он спросил это у меня, - рассказывает Кастанеда, - я уверял его, что был чрезвычайно заинтересован в восприятии, что на самом деле было не так, потому что единственная моя заинтересованность, как западного человека, была в значениях, в эпистемологии (наука о познании - прим. пер.), в способах и другом. Отсюда следует, что искал я новые значения, и я называл их новыми направлениями".

Добавлено (11.07.2013, 08:44)
---------------------------------------------
- Новые направления имеют что-то общее с отдельной реальностью дона Хуана?

- Отдельная реальность и есть полная реальность дона Хуана, поэтому он не заинтересован в новых направлениях или значениях, которые являются проделками интеллекта. Он заинтересован поисками новых единиц восприятия, у которых нет истории, как, например, видеть смерть - смерть, которая неумолимо возвращает нас в прежнее состояние. Как люди западного мира мы интуитивно чувствуем, но не видим крыло смерти. И в конечном итоге это нас не интересует, потому что (как говорил дон Хуан) нас не интересует жизнь.

В прологе к первому изданию на испанском "Учения дона Хуана" (Популярная Коллекция FCE, 1974) Октавио Пас пишет: "... вера дона Хуана питала и обогатила восприимчивость и воображение индейцев на протяжении нескольких тысяч лет". Относительно индейских культур Мексики Карлос Кастанеда говорит нам, что "конечно - это наследие страны. Дон Хуан - это Мексика, чистая Мексика, древняя Мексика".

"В настоящее время, - добавляет он, - в стране есть множество людей, которые вовлечены в тот же поиск, что и дон Хуан. Он позволил мне изложить его знание в моих книгах. В настоящее время я работаю на севере Мексики с людьми, которые являются его учениками, его наследниками".

"Самое важное, подчеркивает Кастанеда, - состоит в том, что когда прибыли испанцы - они лишили индейцев видимой свободы. Испанцы оставили индейцев безо всего - полной парией".

"То, что осталось для дона Хуана и таких же, как он аборигенов - это встретиться лицом к лицу с полной свободой, которая не имеет ничего общего с политическими свободами, идеологическими или с правом на счастье и благополучие".

Кастанеда объясняет, что полная свобода "касается встречи лицом к лицу с неизбежной реальностью, смертью, распадам существа, сознания. Дон Хуан хотел быть свободным - полной свободы. Он не хотел умирать, как умирает человек в повседневности. Он говорил, что хочет превратиться в полное осознание".

Мы сказали Кастанеде: есть два слова в беседах Хуана Матуса, которые стоит объяснить - видение и сила.

"Дон Хуан говорил, что вся энергия, на которую мы можем рассчитывать, уже распределена. Отсюда следует, что мы не можем разорвать гегемонию восприятия, и когда мы встречаемся с брухо, мы верим, что столкнулись с непоследовательным человеком, потому что он не использует свободную энергию так, как это делаем мы".

В таком случае, чтобы можно было распоряжаться энергией, так как вся она распределена, мы должны высвободить ее, и для этого есть единственный способ сделать это - избавиться от того, что бесполезно. И это та самая важность персонального Я". Подход состоит в том, что "если мы сможем высвободить эту энергию - этого было бы достаточно для восприятия этой другой реальности, этой отдельной реальности и, прежде всего, было бы достаточно энергии для восприятия дара полного осознания".

Затем Кастанеда объяснил силу. "Она состоит из этой освобожденной энергии, что позволяет ему входить в невообразимые сферы восприятия. Человек силы - это тот, кто может входить в невообразимые миры восприятия, для тех, кто не смог высвободить энергию, кто использует всю свою энергию для защиты своих личностей".

"Если бы ты перестал чувствовать себя столь важным, - комментирует он, чтобы разъяснить идею, - ты был бы неуязвимым. Что тебе могли бы сделать? То, что нас ранит - это что нас предают, или нападают на нашу самовлюбленность. Кто-то делает лучшее, на что способен, это бесспорно, однако никогда не стоит это принимать столь серьезно. Вот в чем, пожалуй, очень хорошо схватываемый секрет".

 
ДАНАДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:06 | Сообщение # 185
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
Кастанеда определяет свое отношение, когда говорит: "Я не хочу известности или богатства - лишь выразить наиболее простым способом то, чему меня учил дон Хуан".

Он рассказал нам о своей самой последней, седьмой, книге, которая уже продается в Соединенных Штатах с названием, которое можно было бы перевести как "Внутренний огонь". Ее автор рассказывает, что американскому издателю не понравилось первоначальное название, с которым, вполне возможно, она появится на испанском языке: "Воины полной свободы". "То, что я хочу сделать - это представить набросок, своего рода введение в три умения, которые были составной частью знаний древних мексиканских аборигенов: мастерство восприятия, Намерения и того, что они называют сталкингом".

"Это последнее мастерство - искусство жить в повседневном мире наилучшим способом. Мастерство Намерения - искусство Намереваться устанавливать связь с силой, которая поддерживает нас, потому что есть что-то, что поддерживает нас, что дает нам энергию и, разумеется, мастерство восприятия - искусство осознания".

Относительно утверждения, что мы используем всю нашу энергию, чтобы придавать особое значение важности личного Я, мы указали на существование людей, очень удаленных от этой идеи - которые отдаются общественному, социальному делу. "Да, я имею представление о том, что вы говорите, поскольку знаком с историей". Кстати, он утверждает, что "каждый из больших современных лидеров - выходящие из себя маньяки. Наполеон, например, который сделал огромный вклад в нашу манеру думать, Гитлер..., и он читает мемуары Фрейда - это приводящая в отчаяние вещь..."

Мы не соглашаемся, настаиваем на том, что мы говорим о людях, увлеченных общественными, социальными делами, таких, как Мигель Идальго или Эмилиано Сапата. Карлос встает, не ответив.

"Это другие вещи - у них иная кожа. Там есть другой древний порядок, другой ген. Эти люди ближе к дону Хуану, чем европейские лидеры. Это другое мировосприятие".

Перевод с испанского Михаила Волошина (www.magicdream.in.ua)

Добавлено (14.07.2013, 14:02)
---------------------------------------------
Беседы с Карлосом Кастанедой. Кармина Форт, Мадрид, 1990 год

Перевод Л. Руддат
Предисловие
Прошло уже более тридцати лет с тех пор, как молодой иммигрант из Южной Америки, которому было тогда двадцать пять лет, вместе со своим другом Биллом сел в автобус, который должен был доставить их в пустыню Аризоны. Он был студентом, изучавшим антропологию, и незадолго до этого стал американским гражданином. Никто не знал тогда его имени: Карлос Кастанеда.

В это же самое время мы говорим о лете 1960 года происходили сборы первых музыкальных групп в гаражах Калифорнии. Здесь, на Западном побережье Соединенных Штатов, они отметили своими ритмами новую эпоху, которая продолжается на Западе и по сей день. Стихами в духе поколения "Битлз" они объединялись для совместной борьбы против существующего порядка. Это было время, когда "black is beautiful" и "black power" становилось ощутимым и в повседневной жизни. Началась американская интервенция во Вьетнаме и превратила молодых людей, черных и белых, в "пушечное мясо". Первые хиппи украшали свои волосы Цветами и выращивали марихуану, не только в коммунах, но и дома, НА приусадебных участках. Их восточные наряды благоухали сандаловым деревом.

В те времена впервые были опубликованы на родине произведения Генри Миллера, после того как почти четверть столетия они находились под запретом. Мрачная эра МакКартни подходила к концу. Юные, беспокойные члены американского общества, невзирая на все ограничения, начали поворачивать руль, определяющий нормальный ход вещей, в иное, экстремальное направление. Поэтому и водитель автобуса предупредил пассажиров, что внутри салона запрещено употребление спиртных напитков и "травки".

Карлос Кастанеда уже пробовал курить наркотики, но его совсем не интересовала "травка", которую можно было купить на любом углу. В этот жаркий день он ехал, как и прежде, в направлении мексиканской границы. У него была цель: после окончания учебы стать доцентом университета, и он собирал информацию для важной научной работы о некоторых лекарственных растениях, которые применяли индейцы данной области.

Цена, которую он в этот день заплатил за автобусный билет, без сомнения, окупилась с лихвой.

Вместе со своим другом, который помогал ему в работе и хорошо знал местность, он ожидал на остановке в Ногалисе автобус на ЛосАнджелес. Среди других пассажиров находился индеец, которого Билл знал как эксперта в использовании галлюциногенных растений таких, как пейот и дурман. Этот индеец яки, старый, худощавый и невозмутимый, произвел на Кастанеду неизгладимое впечатление. Ему захотелось заслужить доверие своего индейского собеседника, и он попытался представить себя с наилучшей стороны. Поэтому он начал разговор на тему о растениях, стараясь не подать виду, что его знания о предмете являются весьма поверхностными.

Но этот старик вовсе не был обычным индейцем, как не был он и обычным человеком. Однимединственным взгляд дом он заставил Кастанеду почувствовать себя неловко и пошатнул с таким усердием воздвигаемое здание лжи.

Когда индеец исчез в направлении автобуса, незримая нить протянулась по пыльной земле и дрожащему воздуху и связала обоих навсегда.

Кастанеда разузнал, что индеец живет в Соноре. Он посетил его несколько раз, и между ними завязались дружеские отношения. Кастанеда усердно, однако безуспешно пытался завести разговор о растенияхгаллюциногенах. Однажды индеец яки, называвший себя доном Хуаном, сказал ему, что он действительно знает коечто о лекарственных растениях и решил взять Кастанеду в ученики. Кастанеда согласился.

Первые годы своего ученичества он описал в книге "Учение дона Хуана". Оказалось очень трудно найти издательство, согласное опубликовать книгу. Но после издания книга, вопреки прогнозам, побила все рекорды и была встречена и читателями, и критиками с энтузиазмом. У книжных полок, где продавалась эта книга, можно было встретить самых прогрессивных людей. Невозможно и представить, чтобы нашлась хотя бы одна коммуна или университетская библиотека, где бы отсутствовало Учение, в котором дон Хуан демонстрировал своему ученику совсем иной образ жизни и иную реальность. "Реальность", которая остается недоступной для неподготовленных, хотя она, как сказал бы Карл Густав Юнг, существует вместе с нашим миром явлений и подтверждается открытиями квантовой физики.

Добавлено (14.07.2013, 14:02)
---------------------------------------------
Страницы этой книги были как сказочные хлебные крошки, которые Кастанеда рассыпал для того, чтобы каждый смог найти свой путь с сердцем, даже те, кто его давно потеряли. Ее невероятные выводы звучали в унисон с десятилетием, в котором сердце и чувство играли более заметную роль, чем человеческий интеллект.

Своими действиями Кастанеда расчистил усыпанную колючками дорогу дорогу, которая должна была привес та к новой надежде. Многие считали его первопроходцем и мечтали о том, чтобы пережить и прочувствовать нечто подобное.

Но хотя индивидуальные устремления рано или поздно и приводили к определенным результатам, однако нельзя было не учитывать то обстоятельство, что мы рождаемся с разными способностями. Степень соответствия рождения с целью, которую ставит перед собой каждое человеческое существо, как раз и является тем, что делает результаты столь различными. Если мы считаем, что случайностей не бывает, то это означает, что определенные события такие, как встреча духовного учителя со своим учеником, предопределены и непременно произойдут.

Жизнь дона Хуана проходила, насколько нам известно, между Мексикой и Югозападом Соединенных Штатов. И Кастанеде приходилось пересекать полконтинента с севера на юг и обратно, чтобы встретиться со своим учителем и проводником на пути воина.

Сам Кастанеда родом из Бразилии, хотя многие и считают, что он родился в Перу. Как случилось, что для него освободили место в истории магии нашего столетия? Когда он в пятнадцать лет сошел с корабля на берег в СанФранциско, он еще не знал, что десять лет спустя автобус доставит его к месту встречи со странной судьбой: пронизывающим взглядом старого индейца, который видел намного больше, чем ктолибо мог бы предположить.

Это было началом неравной борьбы: Кастанеда настаивал на том, чтобы узнать о галлюциногенных растениях, использовавшихся индейцами еще в доколумбовские времена. Однако, чтобы удостоиться чести принимать их вместе с доном Хуаном и его друзьями, он должен был вначале вооружиться терпением и чуткостью качествами, которых ему в те времена как раз и не хватало. Они без стеснения потешались над серьезным студентоматропологом, его самомнением и связанным с ним преднамеренным выставлением напоказ собственного интеллекта. Оба указанных качества служили для Кастанеды средством скрыть свой комплекс неполноценности.

Архетипические элементы в его книгах привлекли самые различные читательские круги: здесь был путешественник, ищущий Святой Грааль, которым руководил учитель, попеременно превращавшийся то в охраняющего Мерлина, то в колдуназлодея. Он посылал ученика в неизведанные области, чтобы тот победил там драконов, охраняющих обычную реальность. Был здесь и рыцарь в духе Дон Кихота, который вызывал нежную привязанность, потому что в своем стремлении достичь внутренних высот постоянно становился посмешищем. Тут был и выносливый корабельный юнга, который по своей воле бросался в опасные глубины, так как хотел отыскать утерянное сокровище. Он боролся за то, чтобы остаться на поверхности в море неожиданных, нарушающих его психическое равновесие восприятий. Описания пережитого им интересовали в равной степени предприимчивых антропологов, искателей приключений, мистиков, наркоманов, тех, кого привлекают с юмором написанные произведения, и тех, кто искали долгожданную истину. Всех их можно вписать в список читателей, потому что его книги были полны поэзии, философии и глубины.

Чтобы успешно завершить свою научную работу, Кастанеда настаивал на том, чтобы испытать на себе действие пейота. Большего он не хотел. Но и на меньшее был не согласен. Дон Хуан согласился дать ему попробовать растение, потому что он видел, что этот по западному воспитанный студент, который к тому же был упрям и зациклен на своей идее фикс, нуждается в своего рода шоковой терапии. Опыт, который противоречил бы его маленькому, усыпляющему, рациональному миру, должен был превратить его в наследника знаний дона Хуана. Раз за разом предпринимал Кастанеда путешествия из ЛосАнджелеса к городкам на мексиканской границе. Их точное расположение осталось столь же неизвестным, как и настоящее имя его учителя. Возможно, под именем дона Хуана скрывается личность, о которой мы никогда не узнаем. Но это не имеет никакого значения, если то, что ищут, не анкетные данные, а ответы на загадки Универсума, в котором нам не приходится рассчитывать на абсолютную определенность.

Добавлено (14.07.2013, 14:03)
---------------------------------------------
Запад был в восторге от "Учения дона Хуана". Здесь сообщалось о необычных переживаниях, которые описывал понятным языком достойный доверия человек не шарлатан, не визионер, не искатель приключений, не представитель подозрительных обществ. Кастанеда был целиком и полностью членом буржуазного общества, образцовый студент с претензией на блестящую карьеру. Для этого он даже принял американское гражданство.

Некоторые могли узнать в нем самих себя: если речь шла о том, чтобы достигнуть своей цели, он был, как и его учитель, целеустремленным, расчетливым и не боящимся лжи. И к тому же еще мужественным. Необходимое качество, если хотят войти в мистерию знаний.

Он был заслуживающим доверия и как раз это превратилось для него в дилемму: мог ли он позволить себе открыто выступать с рассказами о своих опытах и предоставить свою личную жизнь суду жаждущих все знать читателей и средств массовой информации? Или последовать совету своего учителя и стереть личную историю якорь, на котором прочно закрепилось эго?

Карлос Кастанеда выбрал свой путь: он скромно называл себя учеником индейского мага, он не давал никаких справок о своей личной жизни и избегал порывов тщеславия. Это было совершенно необычное поведение, которое, однако, делало его еще более привлекательным в глазах его приверженцев. Многие миллионы читателей безоговорочно записались в последователи кастанедизма. Его книг ожидали как Евангелия, их с уважением читали и горячо обсуждали. И это продолжается более тридцати лет. Кроме уже указанных достоинств, следует отметить, что они написаны хорошим языком. Они являются полной противоположностью педантизму пост модерна и элитарному герметизму, который обряжает себя бесконечной вереницей букв, чтобы скрыть то обстоятельство, что он не может предложить ничего нового, живого и оригинального.

В то время как большинство философов ограничиваются тем, что списывают мысли у других и пишут диссертации о том, что уже столетия известно, Кастанеда предлагает нам новую "Систему веры", которую он сам применяет в своей повседневной жизни. Он был лишь простым посредником одного из посвященных в знание Толтеков того, кого все мы знаем под именем дона Хуана.

Если ктото хочет взлететь, то вмиг сбегаются испытывающие страх и тянут его за ноги обратно на землю. Ведь если все вместе ползают по земле, то они чувствуют себя спокойно в своем убожестве. Но они вмиг ощущают себя униженными, если ктото может смотреть на них из другой, недоступной для них области.

Есть одно хорошее выражение: "Закутанный в лохмотья презирает все, чего не знает". Есть люди, к которым это определение вполне подходит. Их собственная важность является тем балластом, который не дает им подняться. Но они скрывают ее, простонапросто поворачиваясь в другую сторону, если ктото прямо указывает им на их самомнение. Многие верят тому, что пережил Кастанеда и о чем он рассказал в своих книгах, но немало и тех, кто выступает против, защищая самих себя.

В ходе моих разговоров с ним, о которых пойдет речь на последующих страницах, мне стало ясно, что его уважение к памяти своего учителя намного больше, чем забота о том, верят ли ему. Он никогда не пытался дать доказательства существования дона Хуана.

Добавлено (14.07.2013, 14:04)
---------------------------------------------
Именно этого ему не могли простить.

Примечательно, как ирония судьбы, что в конце концов многие ученые и представители средств массовой информации объявили его обманщиком. А ведь он отважился на свое приключение только потому, что хотел научной основательности как необходимого условия достойно занять место в аудиториях университета. Грубая непостижимая шутка судьбы, вполне в духе дона Хуана.

Почему Кастанеда полез в это осиное гнездо? Было бы намного проще отложить перо в сторону после написания "Учения дона Хуана"! Эта книга сделала его миллионером, принесла ему славу и открыла все двери. Но он решил вновь закрыть эти двери и одновременно настоял на том, чтобы тщательно и усердно продолжать свои полевые исследования и весь процесс посвящения, которые продолжались в общей сложности тринадцать лет.

Точно тринадцать лет, но Кастанеда не суеверен.

Дон Хуан ушел в 1973 году и оставил своему ученику тяжелый груз Традиции Толтеков, которая давала ему картину мира, совершенно противоположную его прежнему мировоззрению. С одной стороны, мы имеем дело со студентом антропологии, который с огромным энтузиазмом занимается своим делом, так что даже согласен подвергнуть себя неизвестным последствиям действия пейота: видеть светящийся внутренний поток энергии собаки, играть с ней, пить из одной миски, лаять... все, о чем он рассказывает в своей первой книге таким увлекательным и гениальным способом. Однако, с другой стороны, если этот студент вдруг поворачивается против тех, кто ему, как одному из "своих", громко аплодировал, и советует им освободиться от чувства "собственной важности", симптома жалости к самому себе, жить, как живут воины, и быть безупречными... И если он вдруг заявляет, что именно индейский маг открыл ему истину, а не те профессора, которые его поддерживали, потому что видели в нем авангард новой антропологии...

"Система взглядов, которую я хотел исследовать,поглотила меня".

Это признание в одной из его книг звучит слишком сильно для чувствительных желудков. Если этот молодой человек хочет стать магом, да еще и намеревается преподать моральный урок обществу, которое самодовольно и высокомерно, как немногие другие, значит, совершенно закономерно, он должен быть предан забвению.

Кастанеда не рвал на себе волосы и не скрежетал зубами. Он продолжал плести новые книги из нитей своей собственной жизни. Сейчас уже опубликовано девять его книг. В ходе наших бесед в ЛосАнджелесе он сообщил мне, что история дона Хуана завершится еще двумя книгами.

Для тех читателей, которые могут считать себя экспертами по Кастанеде, будет ясно, что я не являюсь хорошим знатоком толтекского учения. Я считаю себя читательницей, которая благодаря ее профессии получила возможность описать из собственной перспективы повседневной реальности этого в общем недостижимого человека.

Мой интерес к нему возник из очень обычного жизненного увлечения. Он начался с трех слов, которые встретились мне во введении к "Учению дона Хуана": индейцы, Югозапад, Грейхунд. В конце шестидесятых годов я жила в Соединенных Штатах и часто ездила автобусом в живописные городки и местности, чтобы разузнать побольше об индейцах, которые так восхищали и так пугали меня в кинотеатрах моего детства.

В великолепии природы Аризоны и Новой Мексики я открывала для себя маленькие деревушки, вигвамы, деревенские площади, вкусную пищу, общества художников, хиппи, осеняющих себя и других знаком мира, и огромное количество индейцев продающих произведения своего ремесленного искусства, пьющих, ищущих защиты в резервациях и поворачивающихся спиной как к белым, так и к своему прошлому.

Добавлено (14.07.2013, 14:04)
---------------------------------------------
Дон Хуан обладал силой подняться над этим, ежедневно видимым, но едва ли замечаемым геноцидом, о котором мы, испанцы, так хорошо знаем или должны бы знать.

Америка воображаемая гора, полная сокровищ; живая загадка прошлого. Но лишь немногие знают заветные слова: "Сезам, откройся"! Игнорирование и неуважение пяти столетий оставили по себе печальные следы. Подобную недооценку сразу почувствовал и Кастанеда, объявив себя магом.

На следующее Рождество Кастанеде исполнится 55 лет. Он будет продолжать свои ежедневные тренировки кунгфу, смеяться над прошлым и будущим, и далее интенсивно жить в настоящем, в котором ему придется обойтись без дона Хуана, человека знания и высоко ценимого учителя.

Если бы они могли вновь встретиться!

Мадрид, 1990
Введение
Летом 1988 года во время путешествия в Калифорнию я решила разузнать, что же случилось с Карлосом Кастанедой. Слухи ходили самые разные. Некоторые утверждали, что он умер несколько лет назад, хотя новые книги о доне Хуане продолжали появляться под его именем. Его совершенно нетипичное для известного писателя поведение, когда он отказывался рекламировать свои книги и собственное имя периодическими прессконференциями, могло иметь для многих только два объяснения: нарциссизм или смерть.

И хотя ни Кастанеду, ни его произведения нельзя было отнести к обыкновенным, должно же всетаки существовать объяснение такому единственному в своем роде исчезновению. Возможно, он устал от скептицизма, с которым принимали его книги в определенных культурных кругах?

За несколько месяцев до этого я просмотрела статьи, написанные о нем, и обратила внимание на одну, в которой давалась биография Кастанеды и краткое описание первых четырех книг. Автор статьи откровенно потешался над Кастанедой и утверждал, что дон Хуан существует только в воображении последнего. Противоречивые сведения, которые он давал о себе, его постоянный отказ привести подробные данные о себе и о доне Хуане, породили в конце концов неуверенность большого числа даже самых любознательных журналистов и ученых. Они отзывали в конце концов назад свои восторженные рецензии на первые книги, которые внесли большой вклад как в литературу, так и в антропологию, и обвиняли автора в том, что вся его работа не более чем фикция. Фикция, написанная от первого лица и выдаваемая за пережитое в действительности, немного приперченная этноантропологией.

Слишком поздно. Благодаря начальному благожелательному приему книги Кастанеды разошлись по всему миру и превратили личность автора в миф. По просьбе студентов Калифорнийского университета он прочел там в начале семидесятых годов цикл лекций, притушив этим мощный критический напор. Но со времени его последнего появления на публике прошли многие годы. Где же Кастанеда сейчас? Схоронился он в джунглях или в труднодоступных мексиканских горах?

Ответ оказался намного проще. Он занимался своими делами в круговерти десятимиллионного ЛосАнджелеса.

И именно здесь мне наконец удалось познакомиться с ним 25 августа 1988 года. Причиной тому были не мои особые способности, а его решение.

Добавлено (14.07.2013, 14:05)
---------------------------------------------
Встреча
"Мне не посчастливилось познакомиться с человеком, лично. знавшим Кастанеду. Руководительница Института иберийских и латиноамериканских исследований несколько месяцев назад завтракала с ним. Она оказала мне дружескую услугу, дав номер телефона его агента женщины с испанской фамилией. Но когда я позвонила по этому телефону, мне ответили, что ее больше там нет и они не знают, кто занимается делами Кастанеды. После короткого периода разочарования я обратилась в союз писателей. Он не был его членом. Наконец я связалась с издательством Simon and Schuster в НьюЙорке, выпускающим его книги. Дженифер Кувел из отдела рекламы дала мне телефонный номер женщины, которую она знала как агента Кастанеды в ЛосАнджелесе. Когда я позвонила туда, секретарша попросила меня подождать, а затем ответила, что их фирма больше не представляет интересы господина Кастанеды.

Да, все оказалось куда сложнее, чем мне казалось вначале. Хорошо, во всяком случае, оставалось издательство. Я вновь позвонила Дженифер Кувел и сообщила обо всех предпринятых мною шагах. Она посочувствовала мне и сказала, что остается только один путь: написать письмо, которое она перешлет в ЛосАнджелес по адресу, который она не имеет права мне сообщить. Оставалось всего несколько недель моего пребывания в Соединенных Штатах, и я сильно сомневалась, что такая попытка принесет успех в столь короткий срок. Я хотела дать ей свой номер телефона, чтобы она сообщила его Кастанеде. Но и это было невозможно. Они посылают ему только письма, потому что сами не знают, где Кастанеда находится. Я должна была ей поверить. Я тоже читала, что иногда он звонит своему издателю из телефонной будки и говорит, что находится в определенном городе, пока разговор не прерывает телефонистка, утверждающая, что звонок был совсем из другого места.

Дженифер дружески пообещала мне, что отправит письмо в ЛосАнджелес со срочной почтой, если я пошлю его на ее имя. Неоценимая помощь! Так я и поступила. Но поскольку я не была убеждена, что письмо настигнет Кастанеду до моего отъезда, я указала кроме своего адреса в ЛосАнджелесе также мой постоянный адрес в Мадриде.

Я жила у родственников в СантаМонике и нетерпеливо ожидала какогонибудь известия от него. Однажды я еще раз позвонила Дженифер, и она уверила меня, что отправила письмо в ЛосАнджелес. Но дни проходили, и мне казалось все более невероятным взять интервью у Кастанеды во время нынешнего пребывания в Соединенных Штатах. Я примирилась с этой мыслью как и многие другие и перестала пытаться собрать о нем сведения.

В среду 24 августа в девять часов вечера зазвонил телефон; моя сестра встала и взяла трубку. Через несколько мгновений она повернулась ко мне и сказала: "Это Карлос Кастанеда!" Хотя я и боялась, что связь может прерваться, я ответила из своей спальни. Я взяла трубку и спросила: "Господин Кастанеда?" Мягкий голос ответил с латиноамериканским акцентом: "Да. Вы Кармина?"

Фантастика, это сработало!

Я поблагодарила его за звонок, и он подтвердил некоторые сведения из моего письма. Несколько минут мы говорили на испанском, единственном языке, который мы использовали и позже. Наконец он коснулся темы моего письма:

Итак, Вы хотите взять у меня интервью? спросил он дружески.

Да, если Вы не возражаете, осторожно ответила я. Я все еще не верила своим ушам; все происходящее казалось мне мыльным пузырем, который каждую секунду может лопнуть.

И когда мы сможем увидеться? спросил он, беря инициативу в свои руки.

Послезавтра?

Добавлено (14.07.2013, 14:05)
---------------------------------------------
Нет, лучше завтра, решил он. В половине одиннадцатого утра у меня встреча с моим адвокатом. Можем мы встретиться в половине четвертого?

До четырех я не смогу, сказала я, потому что приглашена на деловой обед.

За неделю до этого я уговорила Барбару Робинсон встретиться со мной, чтобы она рассказала мне о Кастанеде, как раз в тот день, когда мне удалось самой с ним познакомиться. Мы согласовали с Кастанедой день и время, и он предупредил меня:

Точность английская, а не мексиканская. В его голосе звучала ирония.

Где мы встретимся? спросила я.

Я зайду за Вами, сказал он, разрушив тем самым мое представление, что он укажет мне такое место, где его никто не смог бы узнать.

Прежде чем мы попрощались, он поставил условие, по которому можно было узнать автора, избегающего общественности:

Вы не будете пользоваться ни магнитофоном, ни фотоаппаратом.

На следующий день я встретилась с Барбарой Робинсон, очаровательной специалисткой по Испании, которая рассказывала о своем пребывании в Мадриде и о поездках в Мексику. О Кастанеде она сказала, что он говорит на превосходном английском, без какого бы то ни было акцента. Они разговаривали несколько часов. Он подписал ей на память свою последнюю книгу, которую она теперь ревниво оберегает в закрытом шкафу, и даже пообещал пожертвовать ей оставшиеся у него свободные экземпляры его произведений. Он, однако, отказался выступить с докладом в университете, поскольку такой доклад должен планироваться заранее.

Если я буду в ЛосАнджелесе, я позвоню тебе, и на следующий день выступлю с докладом, предложил он Барбаре.

Я не могу организовать доклад за такое короткое время, придут только десять человек, запротестовала она.

С тех пор прошло шесть месяцев, и она ничего не слышала о Кастанеде. Когда я ей сказала, что сегодня встречаюсь с ним, она попросила меня передать ему свою визитную карточку. Я хотела еще успеть купить последнюю книгу Кастанеды и обошла несколько книжных магазинов. Все другие его произведения были на полках, кроме последнего тома. Издание было раскуплено, а следующее в мягкой обложке должно было появиться только в начале сентября. Так я и не купила книгу и, поскольку назначенное время приближалось, поспешила домой.

Без пяти четыре зазвонил телефон. Мне сразу пришла в голову мысль, что это он звонит, чтобы отменить встречу. Но нет, Кастанеда просто ошибся.

Я перепутал Ocean Avenue с Ocean Park и нахожусь сейчас на Wilshire Boulevard. Как мне лучше проехать к Вам?

К счастью, он находился совсем недалеко.

Добавлено (14.07.2013, 14:06)
---------------------------------------------
Было пять минут пятого, когда мне сообщили из приемной, что Кастанеда пришел. На экране монитора, связанного с вестибюлем, можно было видеть посетителей, но изображение было не совсем четким. Я ожидала его у двери, и, когда он подошел, мы приветствовали друг друга крепким рукопожатием. Я поблагодарила его за приход. Кастанеда широко улыбнулся. Я представила ему мою сестру, мою дочь и одну из племянниц. Каждый раз он легко кланялся и бормотал привычные формулы приветствия, пожимая им руку.

Мы прошли в гостиную. Он уселся на диване, положив возле себя свой дипломат из коричневой кожи. Казалось, он чувствует себя совершенно непринужденно, не скромничал, но и не демонстрировал своего превосходства. Он вновь взял инициативу в свои руки и спросил нас, чем мы занимаемся в Соединенных Штатах. Он стал рассказывать о своих поездках в Испанию, где бывал несколько раз. Через несколько минут девочки собрались уходить. Кастанеда поднялся, чтобы с ними попрощаться. Его поведение соответствовало всем обычным правилам приличия, но при этом он был полностью расслаблен, как если бы был у себя дома, и необычайно разговорчив.

Он казался не старше пятидесяти лет, и его рост был, по моим оценкам, немногим больше метра шестидесяти. Он был худощав, атлетического телосложения, его движения отличались проворством. Его густые седые волосы немного курчавились; одна прядь ниспадала на лоб. Кожа была немного желтоватой, глаза большие, карие, почти черные. Они становились влажными, когда он смеялся, а делал он это очень часто. Рот был большой, с красиво очерченными губами, нос средней величины, на конце немного сплющенный. Он говорил на прекрасном испанском, только в рокочущем "р" чувствовалось влияние английского. Он использовал много мексиканских выражений и некоторые аргентинские речевые обороты, но никакого определенного акцента не имел. На нем были темные брюки, светлая рубашка с короткими рукавами и спортивные туфли.

Он непринужденно откидывался на спинку дивана, чтобы в следующий момент вновь выпрямиться и придвинуться к самому краю сиденья, чтобы подчеркнуть смысл сказанного. Он много жестикулировал, особенно когда пародировал самого себя, показывая, как он старался показаться важным перед высмеивающим его доном Хуаном.

Когда я упрекнул его, что он меня совсем не уважает, рассказывал Карлос, и попросил его вести себя со мною так же уважительно, как я веду себя с ним... При этом он приподнялся и разыграл всю сценку: голос звучал на повышенных тонах, лоб нахмурен так, что брови почти сошлись в переносице, губы сжаты. Он принял выражение достойного, уверенного в своей правоте человека. Потом он повернулся в сторону, как если бы дон Хуан стоял рядом с ним и он высказывал ему свое требование.

Дон Хуан упал на землю, и деревья вокруг содрогнулись от его смеха.

Видимо, ему действительно доставляло удовольствие вновь представлять себя объектом насмешек старого яки. Я установила также, что каждый раз, когда он цитировал дона Хуана а делал он это каждые десять минут, он всегда говорил о нем с необыкновенным уважением, огромной любовью и глубочайшей скромностью.

При этом он проявил недюжинные актерские способности, похожие на те, какими обладал дон Хуан в его книгах. Когда он вспоминал о своем пребывании в Испании, он начинал говорить с акцентом и, улыбаясь, представлял себя: Don Carton del Valley de la Herradura.

Да, очень общительный человек, этот Кастанеда. И полон неожиданностей. Даже без просьб с моей стороны он начал вдруг рассказывать о своей семье и группе, которой он руководит. Этот рассказ часто прерывался анекдотами. большинство которых касались его учителя.

Я долго не отваживалась подступиться к теме, для которой мы, собственно, и встретились. Я боялась, что такой прямой подход с моей стороны прервет доверительные отношения, которые, казалось, установились. Он назвал место своего рождения, даже произнес его по буквам, и место рождения своей бабушки. Кроме того, он рассказал, как умер его дедушка с отцовской стороны, у которого он воспитывался, а потом начал с восхищением и любовью рассказывать об одной из женщин его группы. Мне хотелось проверить некоторые анкетные данные, и я спросила, действительно ли он родился в 1925 году, как об этом было написано в одном североамериканском журнале. Он засмеялся и спросил:

Я действительно выгляжу так, как если бы родился в 1925 году?

Нет, призналась я.

Прикрепления: 1367716.jpg(30Kb)
 
ДАНАДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:10 | Сообщение # 186
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
Поскольку он не назвал точной даты рождения, я спросила его, в каком году и в каком возрасте он прибыл в Соединенные Штаты. Данные совпадали с теми, что были уже известны, и соответствовали его внешнему облику, несмотря на настойчивые попытки некоторых журналистов приписать ему лишние десять лет. Мы разговаривали почти два часа. Затем моя сестра извинилась и встала, так как она была приглашена к ужину. Тогда Кастанеда тоже поднялся и скромно сказал:

Я, пожалуй, тоже пойду, я не хочу вам надоедать. Мы заверили его, что он ни в коем случае нам не надоедает, и стали просить его побыть еще немного. Он согласился остаться до семи часов. Он стал рассказывать о преследованиях поклонников. В основном это были забавные анекдоты, но иногда эта тема звучала драматически. Было так много наивных людей, которые непременно хотели с ним встретиться, прибегая даже к неприкрытому обману.

Мы все время обращались друг к другу на "вы", но как только моя сестра ушла, он предложил перейти на "ты". Яне заметила в нем никакой отчужденности и, наконец, отважилась попросить его пояснить мне один вопрос, который в его удивительных книгах наиболее привлекал мое внимание: роль, которую играет точка сборки. Он пояснил ее как некоторую точку, которая, повидимому, есть у всех человеческих существ и позиция которой варьируется в зависимости от индивидуальных обстоятельств. Эта точка ключ для связи с другими мирами, областями, или отдельной реальностью.

Кастанеда попросил меня дать ему бумагу и ручку и начертил простую схему, чтобы показать мне, в каком месте тела, вернее, ауры эта точка обычно находится.

Затем Кастанеда перешел от абстрактных объяснений к практике и показал мне упражнение для снятия усталости и восстановления энергии. Он встал в позицию со слегка согнутыми ногами, ступни на ширине плеч, корпус расслаблен, руки свободно висят вдоль туловища; затем он несколько раз двигал руками от одной стороны тела к другой, не меняя положения корпуса. Он пояснил, что упражнение действует на околопочечную область и оказывает немедленный эффект. Он заставил меня тут же повторить упражнение, желая увериться, что я все делаю правильно.

Я встала и последовала его указаниям. Некоторое время мы занимались "подзарядкой батарей". Эти движения напоминали движения детей, которые они делают, когда им нечем заняться. Игра с собственным телом, из которой они, вероятно, извлекают пользу и о которой забывают, когда взрослеют.

В гостиной между тем стало сумрачно. Легкий ветер врывался сквозь полуоткрытое окно. Можно было видеть фиолетовую окраску Тихого океана и черные силуэты пальм. Как и в самом начале, я предложила ему чтонибудь выпить, но он вновь отказался. Не стал пить даже воду.

Я решила спросить у него, почему он согласился со мной встретиться, ведь я знала, что очень многие на протяжении нескольких лет безуспешно пытаются увидеть его.

Был знак,ответил он.

Знак? переспросила я.

Да, знак Духа. Я находился в бюро моего адвоката и мне дали в руки твое письмо, которое пришло как раз в этот момент.

Я не видела ничего особенного, кроме случайности, если это можно так назвать, что письмо пришло именно в тот момент, когда он был там. Тогда он рассказал мне о судьбе, которая обычно ожидает всю его корреспонденцию, и я должна была согласиться, что шансы, что все произойдет так, как произошло, были действительно ничтожны.

Добавлено (14.07.2013, 14:08)
---------------------------------------------
В бюро моего адвоката, пояснил он, мою почту собирают в мешки, как письма, так и пакеты. Обычно я не открываю и не читаю ни одного из них.

Он решил поступать так после того, как в течение многих лет получал от сумасшедших людей различные неприятные предметы: перья, чайные листья, фотографии голых женщин или интимные предметы туалета. Кроме того, на него произвело впечатление, что мое письмо было написано поиспански.

На случай, чтобы он не усомнился, что я действительно являюсь журналисткой, я упомянула, что я могу предоставить в распоряжение его секретарши те мои статьи, которые я написала во время предыдущих пребываний в Соединенных Штатах. Речь шла об интервью, которое я сделала десять лет назад с Айзеком Азимовым и Генри Миллером. Я процитировала ему интервью с Миллером, не думая о том, что Кастанеда, конечно, лично знает его. Его подруга Анеис Нин пыталась помочь Кастанеде при публикации его первой книги. В последнем томе ее дневниковых заметок есть такие строчки: "UCLA* сообщил, что не станет публиковать "Учение дона Хуана", потому что это недостаточно "научная" книга. Тогда я принесла ее Гюнтеру (Гюнтер Сталмэн, издатель ее дневников). Он почти уже договорился с одним издательством, когда университет изменил вдруг свое решение".

То обстоятельство, что мой автоответчик был отключен, когда он позвонил мне, сыграло для него решающую роль. Он уверил меня:

Я не разговариваю с автоматами. Если на другом конце провода автоответчик, я вешаю трубку.

В остальном он был столь же строг. Он рассказал, что однажды позвонил одной написавшей ему француженке. К несчастью, он не застал ее. У телефона была ее мать и попросила его позвонить ей по другому номеру.

Я не стал больше пытаться, был его лаконичный комментарий.

Это значило, что, если попытка контакта, который он сам себе наметил, не удалась с первого раза, не было и встречи. Было и еще одно условие:

Если даже я с кемто встретился, но человек мне не понравился, я поворачиваюсь и ухожу, подчеркнул он.

Примерно в половине девятого вернулись моя дочь и племянница. Они приветствовали нас, и мы встали, чтобы попрощаться. Время пролетело незаметно. Однако у меня еще было недостаточно материала, чтобы написать интервью, потому что у нас была в общемто не беседа, а монолог. Я сожалела, что больше его не увижу, как вдруг совершенно неожиданно Кастанеда пригласил меня на следующий день вместе пообедать:

Я знаю один ресторан, где прекрасно готовят свежую рыбу. Но мы должны прийти туда пораньше, иначе все места будут заняты.

Я не колеблясь приняла предложение, и мы договорились, что на следующий день он зайдет за мной в половине двенадцатого. В этот момент вернулась моя сестра с мужем и еще с одним коллегой по работе, который приехал в город погостить. Мы поговорили еще немного стоя, на английском. Мой зять, которого беспокоила его фигура, удивленно спросил Кастанеду, как он умудряется так хорошо держать форму. Кастанеда ответил скромно, причем применил множественное число:

Видите ли, мы ведем очень простой образ жизни. Мы попрощались, и я проводила Кастанеду до лифта. Прежде чем нажать кнопку, он с улыбкой напомнил мне о встрече на другой день.

Его привычка мгновенно принимать решения и действовать доставила ему немало неприятных минут. Люди, которые писали ему постоянно, слушали его выступления в университете или даже сумели пробраться до его рабочего кабинета, не могли простить ему ответа: "Я не могу. Через несколько минут я уезжаю в Мексику". Особенно если несколько часов спустя они встречали его в лифте. Когда эта непрекращающаяся охота стала ему невмоготу, он сбежал в анонимность, приняв чужое имя, об этом он рассказал во время наших разговоров.

Добавлено (14.07.2013, 14:09)
---------------------------------------------
Выслеживание личной истории
В половине двенадцатого мне позвонили из вестибюля и сообщили, что Кастанеда уже пришел. Как и в предыдущий день он объявился под своим именем, и я сразу сошла вниз. На нем был костюм типа "Принц Уэльский" с галстуком, в котором он производил впечатление человека, постоянно общающегося с людьми. Он приехал в бежевом автомобиле, который чаще используют в сельской местности и который был ему, конечно же, нужен, чтобы передвигаться по проселочным дорогам Мексики. Он открыл дверцу, чтобы я могла сесть. Прежде чем самому усесться, он снял пиджак, повесил его на спинку сиденья водителя и тоже самое сделал с галстуком. Его внешность сразу изменилась. Он был серьезным и казался чемто рассерженным.

При той жаре, которая царила в Санта-Монике, было вполне логично, чтобы он снял пиджак. И все же оставалось впечатление, что он избавляется от маскарадного костюма.

Несколько мгновений он молчал, полностью сконцентрировавшись на маневрах автомобилей, едущих по другой стороне бульвара. И пока мы ехали на юг по Ocean Avenue, он начал спокойным голосом объяснять причину своего настроения.

В бюро его адвоката он встречался с продюсером, который хотел купить право на снятие фильмов по его книгам. Однако сценарий или места съемок вообще не были для Кастанеды предметом дебатов. Постановщик между тем настаивал на том, что Кастанеда должен точно указать те места, где происходили его встречи с доном Хуаном и его необычайные опыты.

Я сказал ему, что в книгах есть все необходимое, но постановщик продолжал настаивать: "Уж если я вкладываю деньги"... Он казался рассерженным, вспоминая этот разговор. В конце концов я вообще замолчал, чтобы не наговорить этому человеку гадостей, и переговоры далее вел мой адвокат.

Я вспомнила, хотя и не стала ему об этом говорить, что пятнадцать лет назад он уверял в одном из журналов, что никогда не даст согласия на съемки фильмов по его книгам, и отклонял любые высокие гонорары со словами: Я не хочу видеть Энтони Квинна, играющего дона Хуана.

Мне было неясно, изменил ли он свою точку зрения, и я задала ему непрямой вопрос:

Вам нужны деньги?

Он взглянул на меня ничего не говорящим взглядом и ответил:

Нет. Нет.

Тема казалась исчерпанной.

Возможно, этот разговор произошел потому, что издательство, выпустившее в Соединенных Штатах все его книги, принадлежит компании, контролирующей огромную киностудию Paramount.

Мы ехали дальше вдоль побережья. Через несколько минут он вновь стал таким же разговорчивым и веселым, как и накануне, и начал сравнивать людей, с которыми встретился утром, с теми прототипами, которых описывал ему дон Хуан:

Добавлено (14.07.2013, 14:10)
---------------------------------------------
Те, кто воспринимают себя самого слишком серьезно и полагают, что все знают, это пердуны. А те, кто все время смеются и со всем соглашаются (один такой тоже был при нашем разговоре), это писуны.

Ну а те, кто не подходит ни под одну из этих категорий? спросила я, подумав.

Те размышляют, в какую из двух им лучше вступить. Они вообще ничто.

Но тогда вообще нет никакого спасения! запротестовала я.

Нет, ответил он с некоторой долей удовольствия в голосе. Затем он объяснил, как использует данную модель: Если я знакомлюсь с кемто, кто слишком глуп, точный пердун, я стараюсь к нему вообще не приближаться.

Никогда, даже для того, чтобы попытаться ему помочь? спросила я, услышав эту безутешную перспективу.

Нет, я ухожу с его дороги, подтвердил он. Я оставляю его в стороне и иду прочь.

Пока мы не прибыли в ресторан, он рассказывал разные забавные истории, в которых дон Хуан играл главную роль. Приехав па место, он поискал несколько монет, чтобы заплатить за стоянку, и мы вошли в ресторан. Он назывался Fishing гг Со, был очень просторный, разделен на несколько частей; повсюду стояли растения, некоторые свешивались с потолка. Название ресторана и высокие потолки указывали на то, что раньше это помещение использовалось как склад. Сегодня это был, несомненно, популярный ресторан, и, хотя еще не наступило время обеда, многие столики были уже заняты. Нас провели к столу недалеко от входа, напротив кассы. Официантка принесла меню. Я едва успела взглянуть на него, как Кастанеда предложил определенный сорт поджаренной рыбы, которую здесь очень вкусно готовили. Для питья он заказал себе воду. Он сидел лицом ко входу и время от времени посматривал на входящих людей. Казалось, это он захотел познакомиться со мной поближе, потому что задавал мне множество вопросов. Со своей стороны он рассказывал коечто из своей биографии, то отвечая на мои вопросы, то спонтанно.

Он сказал, что родился 25 декабря 1935 года в деревне Juquery (это также название дерева, как он пояснил) недалеко от СантаПауло в Бразилии. Его матери было тогда 15 лет, а отцу 17. Его воспитывала одна из сестер его матери (однажды он упомянул тетю Анжелу, но я не знаю, шла ли речь об этой персоне), которая умерла, когда ему было шесть лет.

Я думаю, это она была для меня настоящей матерью, пояснил он мне.

Так прояснился один его загадочный ответ на вопрос одного журналиста, который сомневался в верности полученных им данных, потому что он помнил о том, что мать Кастанеды умерла, когда ему было 25, а не шесть. Кастанеда продолжал далее:

Чувства, которые испытывают к матери, не зависят ни от биологии, ни от времени. Родственные связи как система не имеют ничего общего с чувствами.

Он сам сказал, что никогда не любил свою мать. В отношении своего отца, которого он описал в книге как человека слабого характера, он испытывал смешанные чувства, которые изменялись от сострадания до неуважения. Некоторое время он жил со своими родителями, а потом с дедушкой и бабушкой по отцовской линии. Он вспомнил с некоторой привязанностью о "бабушке, которая была очень большая и страшно уродливая".

Ее звали Ноха, сказал он и проконтролировал, правильно ли я записала имя. Она была турчанка из Салоник.

Прикрепления: 4181291.jpg(51Kb)


Сообщение отредактировал ДАНА - Воскресенье, 14.07.2013, 14:07
 
ДАНАДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:15 | Сообщение # 187
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline

Добавлено (14.07.2013, 14:12)
---------------------------------------------
О личности своего дедушки он тоже поведал коечто. Казалось, он до сих пор сердит на него, что тот побил его, когда ему было всего семь или восемь лет.

Если хотите, это была его месть посмеяться над последними мгновениями жизни этого деда, когда тому было уже далеко за восемьдесят. Снисходительно описал он мне эту смерть:

Он умер, думая, что трахается. Представь себе, он насиловал подушку и при этом помер!

Чтобы описать свою личность, Кастанеда привел слова деда, который был свидетелем его детства. Дедушка обрисовал усилия, которые предпринял бы каждый из его внуков для того, чтобы проникнуть в закрытую комнату. В соответствии с характером внука, он описал различные способы поведения. О Карлосе он сказал: "Он бы туда непременно проник, даже если бы ему прошлось влезть через окно". Казалось, Кастанеда был очень доволен такой оценкой своего нежного возраста.

Как можно понять по его книгам, он был агрессивным мальчиком, разбойником, который обращал свои собственные заблуждения против других.

У меня была трудная жизнь, заметил он без следа сочувствия к самому себе.

Его потребность преодолеть эти трудности и ранний разрыв со своей семьей и родиной дали ему силы. Его отправили в интернат в БуэносАйрес и позже в Соединенные Штаты. В 1951 году, в 15 лет, он прибыл в СанФранциско. Он жил в одной семье, пока не закончил учебу в школе (Hollywood High School). Там он и познакомился с Биллом, тем самым другом, который представил его дону Хуану на остановке в Грейхунде в Аризоне.

Между 1955 и 1959 годами он посещал различные курсы по литературе, журналистике и психологии в City College в ЛосАнджелесе. В это же время он работал помощником у одного психоаналитика, где его задачей было упорядочивание сотен магнитофонных записей, сделанных в ходе терапевтических процедур.

Их было примерно четыре тысячи, вспоминал он, и при прослушивании жалоб и рыданий я обнаружил, что в них отражаются и все мои страхи и страдания.

Это был опыт, который, возможно, избавил его от длительного и болезненного процесса переживания своего переменчивого, жаркого прошлого, оставившего в нем глубокие раны. Повидимому, его собственная терапия заключалась в том, чтобы горячо взяться за учебу.

В 1959 году, когда он получил американское гражданство и принял фамилию матери Кастанеда, а не отца Арана, он записался в Калифорнийский университет в ЛосАнджелесе и через три года завершил обучение по специальности антропология. Некоторые из профессоров, которых спрашивали, какого они мнения о Кастанеде, отзывались о нем с величайшей похвалой: "Он гений от рождения" или "Карлос был одним из тех студентов, которых надеются увидеть профессором".

Он остался при университете, записавшись на учебу без перерывов до 1971 года. За свою первую книгу "Учение дона Хуана", опубликованную в 1968 году, он получил степень магистра. Степень доктора наук была ему присуждена в 1973 году за третью книгу "Путешествие в Икстлан", вышедшую годом раньше. О своей интимной жизни он тоже немного рассказал, прибавив при этом: Это только для тебя.

Добавлено (14.07.2013, 14:12)
---------------------------------------------
Среди различных эпизодов, пережитых им, он особо вспомнил об одном, сопроводив его непристойным жестом: однажды вечером он встретил в кафетерии университета своего друга, которого сопровождала прекрасная скандинавка. Он подсел к ним и, когда его приятель через некоторое время ушел, остался сидеть, разговаривая с девушкой. Она очень ему понравилась, и через несколько часов они оба решили стать любовниками. Только в квартире последней Кастанеда обнаружил, что его белокурая красавица на самом деле была... мужчиной.

Я быстренько оделся и выскочил наружу, рассказывал он, смеясь. Когда я позвонил своему приятелю, чтобы высказать ему все, что я по этому поводу думаю, он так хохотал, что его пришлось отправить в больницу.

О его интимных отношениях в печать проникли некоторые, вероятно взятые из документов, сведения. Он не стал подтверждать эти сведения, но и не счел необходимым их опровергнуть. Например, писали, что в 1960 году он женился в Мексике на североамериканке, которая была на 14 лет старше его. Совместная жизнь продолжалась, повидимому, только несколько месяцев, хотя они остались друзьями, и развод состоялся только в 1973 году.

Дон Хуан обвинял его, что он идет по жизни в поисках любви, подвергая себя при этом рабской зависимости от чужого мнения.

"Я тебе нравлюсь? Ты меня любишь?" пародировал он своего ученика дрожащим голосом и умоляющими жестами.

Когда Кастанеда рассказывал об этом, он сделал отмахивающий жест рукой:

У меня нет друзей. Дон Хуан хотел, чтобы мы сами знали, как себе помочь, в одиночестве; потому что все зависит только от тебя самого.

Позже он все же назвал Харольда Гарфинкеля, одного из основателей этнометодологии и профессора социологии Калифорнийского университета, одним из самых важных людей в своей жизни. Это знакомство продолжается уже более 25 лет и имеет для него, без сомнения, очень большое значение. Как раз этот профессор заставил его своими критическими замечаниями переработать "Учение дона Хуана". И именно благодаря безоговорочной верности этого человека все, кто хочет проникнуть в жизнь Карлоса Кастанеды, натыкаются на стену молчания. Другое белое пятно в биографии Кастанеды связано с учебой помимо антропологии. Он много раз заявлял, что изучал искусство в Милане. Многие исследователи его жизненного пути отрицают это обстоятельство и утверждают, что он изучал живопись и скульптуру в Лиме, поскольку сам он перуанского происхождения.

Я не знаю, почему люди и прежде и сейчас утверждают, что я родился в Перу, удивленно заметил он и пошутил: Возможно, потому что хотят найти моих предков среди благородных индейцев.

Он уверил, что действительно был в Милане. Он назвал имя профессора и рассказал, как тот прохаживался среди студентов, произнося ничего не значащие слова похвалы. Дон Хуан уменьшил его переживания по поводу провала его амбиций художника. Тогда я вновь решила вернуться к его наполненному переменами детству и начала:

Итак, твоя мама, Сюзанна Кастанеда... и замолкла, увидев его отрицательный жест.

Нет, нет, быстро прервал он меня. Это имя выдумал один журнал, когда ему понадобились дополнительные данные для статьи.

Мы перешли к другой, менее конфликтной теме: его славе как человекатайны.

Добавлено (14.07.2013, 14:12)
---------------------------------------------
Дон Хуан просил меня принести жертву, чтобы начать стирать личную историю: я должен отказаться от людей и окружения, которые меня хорошо знали. Я должен на некоторое время исчезнуть, не оставив никакого следа, и найти для себя какоенибудь неприятное жилье, чем неприятнее, тем лучше.

Он позвонил своим друзьям, чтобы сообщить им, что уходит, но не сказал, куда или почему. Он снял жилье в разваливающемся здании в северной части Голливуда, том районе, в котором он жил, когда приехал в страну.

Это было ужасно, вспоминал он. Ковер был весь в пятнах, обои ободраны.

Там он оставался два месяца, затем переехал в более приятное место, но попрежнему вдали от привычных отношений и окружения.

И что было с твоими друзьями? спросила я.

Когда я им снова позвонил, они мне заявили, что я их обманул, когда вот так просто исчез. Они обвинили меня в том, что я только тогда вернулся, когда уже стал популярным автором. Они оценили это как акт самомнения, проговорил он немного удивленно.

Дон Хуан предупреждал тебя, что обычные отношения между людьми в повседневном мире являются рутиной и что эта рутина имеет необычное влияние на все наше бытие.

Открыть себя, например, упрекам или вообще неизвестному вот то, что значительно снижает всепобеждающую важность нашего эго, ответил он.

Он еще раз подчеркнул, что стирание личной истории является необходимостью, а не прихотью:

Чтобы, как ласка, суметь проникать в другие миры и покидать их, ни малейшая часть нашего внимания не должна замыкаться на "я". Чем известнее или точнее идентифицируем человек, тем ограниченнее его собственная свобода. Если нам удастся шаг за шагом образовать вокруг себя нечто вроде завесы, нас никто не сможет пришпилить, и мы имеем больше свободы, чтобы измениться. Это одна из причин, почему я отклоняю интервью с магнитофоном и фотоаппаратом.

Молодой официант подошел к нашему столику, желая удостовериться, что все в порядке. Он спросил, хотим ли мы получить чтолибо на десерт. Кастанеда заказал чай с медом, я взяла кофе. Я еще не знала, что кофе был одним из его контролируемых пороков. Позже он несколько раз поддавался искушению. Когда подали счет, он достал из кармана кредитную карточку. Счет лежал несколько минут на столе после того, как он его подписал, но я не присматривалась, чтобы установить, каким именем он подписался.

Мы покинули ресторан и сели в машину. Стало очень жарко. Пока мы ехали к моему дому, я упомянула, что нигде не могу достать его последнюю книгу, так как ее расхватали.

Я дам тебе один из моих экземпляров, предложил он в ответ.

Мы подъехали к моему дому. Пока он припарковывался, мы продолжали разговаривать.

Ты еще помнишь, когда ты последний раз давал интервью? спросила я.

Я думаю, это было в 1982 году. Одна девушка попросила его для журнала "Clarin", а мне так нравится БуэносАйрес, что я согласился.

Он коротко рассказал о красоте этого города, но затем его лицо окаменело, когда он добавил:

Позже интервью появилось в Соединенных Штатах на английском. И мне пришлось вынести немало от людей, которые мне писали: "Вы сказали в Вашем интервью"...

Добавлено (14.07.2013, 14:13)
---------------------------------------------
Кастанеду несколько раз обманывали. Так, писали, что один из его коллег по университету, сумевший достать копию рукописи "Путешествия в Икстлан", отправил ее вместе с рукописью одной семинарской работы Кастанеды о шаманизме в журнал. Но, несмотря на этот и некоторые другие неприятные жизненные уроки, его нельзя назвать недоверчивым. Наверное, он стал немного осторожнее. В этом отношении тоже чувствуется влияние дона Хуана:

Воин как пират, который не имеет угрызений совести, когда берет и использует все, в чем он нуждается, но он не скорбит и не сердится, если его хватают и используют.

Чем дольше мы были вместе, тем объемнее был поток информации, которую я от него получила, пока я не пришла к выводу, что описание этой встречи уже не поместится в одно интервью. И Кастанеда разрешил мне написать книгу. Но он ни разу не спросил меня, как она будет выглядеть или какие его выражения и данные я хочу в ней использовать. Его не интересовало то представление, которое имеют о нем другие и их мнения о нем.

У меня нет эго, сказал он както при случае. Я действую безупречно, и меня не интересует, что обо мне будет рассказано.

Мы уже около часа сидели в машине на стоянке. Внутри салона стало жарко, как в сауне, и солнце жгло в полную силу. Через открытое окно не поступало ни глотка воздуха. Тропические цветы на обочине, казалось, были на грани обморока.

Я предложила продолжить разговор на прибрежном бульваре, на другой стороне улицы, где были скамейки, пальмы и газоны. Улица, укрепленная дамбой, вилась на протяжении многих километров всего в нескольких метрах от океана. Кастанеда рассказал, что он раньше часто приходил в эти места и, глядя на океан, медитировал конечно, в то время, когда он жил поблизости.

Но однажды, добавил он с неохотой, несколько индейцев, которых я знал по Мексике, уселись рядом со мной на скамейку, и с тех пор я больше не возвращался сюда.

Вдруг он, как показалось, о чемто вспомнил и заявил, что ему нужно уйти. Но он пообещал позвонить мне, чтобы мы могли увидеться вечером, после ужина.

Я использовала свободное время и отправилась с моей дочерью Барбарой в плавательный бассейн гостиницы. Оттуда можно было видеть улицу, и только несколько стеклянных дверей отделяли нас от администрации. Через несколько минут я услышала голос Кастанеды. Я ошеломленно соскочила с лежанки, открыла дверь и пригласила его войти. Он поздоровался с Барбарой, которая была в воде, легким кивком головы и протянул мне свою последнюю книгу на английском.

Он сам подготовил перевод на испанский, и книга должна была выйти на днях. Он хотел дать мне один экземпляр рукописи, но не нашел его. Он сказал:

Кроме того, у тебя же нет времени, чтобы ее прочесть.

Возможно, он был прав. Была уже пятница, и он знал, что в следующую среду я улетаю. Я не знаю, где он достал книгу. Не прошло еще и получаса, как мы расстались. У него было два дома, один в Малибу и другой в Вествуде, оба одинаково далеко от СантаМоники.

Но мы увидимся позже? напомнила я.

Нет, мы больше не можем встретиться сегодня, сказал он, потому что я должен поехать в Сонору. Мне надо встретиться с несколькими индейцами, которые тоже знали дона Хуана.

Казалось, он очень спешит, и в следующее мгновение он исчез. Но сначала он повторил, что позвонит мне, чтобы договориться о встрече. Но больше мы уже не разговаривали с ним по телефону. Одна женщина из его группы огранизовала наши последующие встречи.

Добавлено (14.07.2013, 14:14)
---------------------------------------------
Нагваль и его группа
На следующий день мне позвонила Флоринда Доннер. Кастанеда часто говорил о ней с огромной теплотой: Она совсем маленькая, очень некрасивая, но необыкновенно мужественная.

Когда я спросила его, является ли она его спутницей, он ответил утвердительным кивком. В тот момент я не подумала, что мы употребляем слово "спутница" в разных значениях.

У Флоринды был живой, располагающий к себе голос. Она сказала, что родом из Венесуэлы, но уже долгое время живет в Соединенных Штатах. Английский язык ее нового окружения совсем не повлиял на ее испанское произношение. Она ведет в ЛосАнджелесе очень замкнутый образ жизни, сообщила она, потому что у нее нет водительских прав.

Когда я спросила о путешествии, о котором Кастанеда объявил в предыдущий день, она пояснила причину своего звонка: Индейцы из Соноры сами прибыли в ЛосАнджелес, и мы не можем оставить их одних.

Она сообщила мне, что в понедельник они вместе с Кастанедой хотят пригласить меня пообедать. Ввиду такого изменения наших планов я не знала, следует ли мне брать с собой листы с вопросами, которые я как раз подготовила, и сообщила ей о своих сомнениях.

Ну конечно же! Бери их с собой, таким образом тебе будет легче концентрироваться, поддержала она меня.

Я не смогла удержать свое любопытство и спросила ее, когда мы уже попрощались: Ты тоже знаешь дона Хуана?
Да, я познакомилась с ним двадцать лет назад, коротко ответила она.

Итак, я получила привилегию встретиться одновременно с двумя людьми, знавшими дона Хуана. Ведь один из самых часто упоминаемых выпадов против Кастанеды заключался в том, что он является единственным человеком, свидетельствующим о существовании магаяки. Он защищался против таких выпадов, пока ему не стало скучно: "Мысль, что я мог выдумать такого человека, как дон Хуан, это абсурд. Он вряд ли является такой личностью, которую я смог бы выдумать с моим европейским интеллектуальным воспитанием. Истина намного необыкновеннее. Я не выдумал его, я просто сообщаю сведения о нем".

Было бы совсем просто доказать существование дона Хуана, если бы он представил скептически настроенной публике Флоринду, но он этого не сделал.

В понедельник, ровно в час дня, в назначенный срок, мне сообщили из администрации, что пришла Флоринда Доннер. Она сидела в вестибюле на стуле. Ее внешность очень поразила меня. Я даже подумала автоматически:

Переодетый и перекрашенный Кастанеда. Флоринда выглядела хрупкой, немного двуполой и была не более метра пятидесяти ростом. У нее были короткие светложелтые волосы и светлоголубые глаза, маленькие, но выразительные. Она притягивала к себе, хотя движения ее были беспокойными. Черты ее лица имели чтото общее с Биби Андерсоном, который играл в фильмах Бергмана. По виду ей было лет тридцать, однако вполне могло быть и сорок, если она познакомилась с доном Хуаном двадцать лет назад. Позже, приведя данные о своем рождении, она подтвердила мое предположение. На ней была спортивная одежда, белые брюки, желтая рубашка и сандалии. Она встала, и мы представились друг другу. Она поцеловала меня в щеку. Я оглядывалась в поисках Кастанеды, но Флоринда пояснила: Он ждет на улице.

Мы покинули здание и обнаружили снаружи Кастанеду, который шел к нам, широко улыбаясь, по только что подстриженному газону. Несколько минут мы стояли, решая, куда же нам лучше пойти. Кастанеда вежливо спросил меня, не голодна ли я, и я ответила, что не прочь съесть чтото легкое, например, салат...

Однако они уже выбрали подходящее место, удобное по своему расположению и славящееся хорошей кухней. Они были убеждены, что мне там понравится. Это был кубинский ресторан. Я последовала за ними к автомобилю, на этот раз это была не машина для сельской местности, а просторный "Форд". Флоринда уселась сзади, а мне предоставили сиденье рядом с водителем. Кастанеда двинулся в направлении Wilshire Boulevard. Оба стали спрашивать меня о моей работе, и снова всплыла тема "рутины" и необходимости избегать ее.

С ними было очень просто общаться. Флоринда неожиданно порадовала меня, протянув мне рукопись, которую он не мог найти. Перевод его последней книги на испанский, 354 страницы, пронумерованные начиная с четвертой, напечатанные на обычной пишущей машинке с двумя интервалами и перевязанные резиновым шнуром.

Добавлено (14.07.2013, 14:14)
---------------------------------------------
Я вспомнила комментарий Кастанеды и озабоченно сказала: Но у меня уже нет времени прочесть это до отъезда.
Это мы знаем, сказала Флоринда, но ты можешь оставить перевод у себя.

Примерно через двадцать минут мы прибыли в кубинский ресторан, оборудованный в народном стиле. Там было очень шумно, хотя занятыми были только половина столиков. Мы решили усесться сзади, возле стеклянной стены. Там было почти пусто, и мы могли бы без помех разговаривать. Флоринда и я сели рядом, спиной к двери. Кастанеда уселся напротив. Молодой официант подошел к столику; казалось, он знал обоих, поскольку спросил поиспански: "Как поживаете?"

Кастанеда и Флоринда производили впечатление людей, которые чувствуют себя очень хорошо. Без сомнения, они бывали здесь и прежде. Меню находилось на доске, висевшей на стене. Как знатоки, они заказали всем троим жаркое с картошкой. Оно готовилось с фасолью в маленьких горшочках. Кастанеда заказал горячий чай. Когда официант извинился, что у них не подают чай, он настоял: Спросите на кухне! Мне всегда его здесь подавали. И действительно, ему принесли чай. Казалось, он отлично знает это заведение. Флоринда заказала кокаколу. Когда ее принесли, она взглянула на меня и сказала несколько извиняющимся голосом: Это мой порок.

Несколько минут они с энтузиазмом наслаждались вкусной едой.

Мы приехали в ЛосАнджелес только для того, чтобы вкусно есть, пошутил Кастанеда, заказав себе еще и порцию поджаренных бананов на десерт, от которых мы с Флориндой отказались.

Мы не любим готовить, сказала Флоринда.

И посуду моем неохотно, добавил он. Флоринда больше не хотела есть, а я заказала себе капуччино. Кастанеда колебался, но потом заказал и себе тоже. Затем они поведали мне о своих маленьких гастрономических пороках.

У моего брата в Венесуэле кофейные плантации, рассказывала Флоринда, так что я привыкла пить хороший кофе. Но, когда я приехала в Соединенные Штаты, кофе здесь был так плох, что не составило никакого труда от него отказаться.

О причинах ее зависимости от кофе она промолчала. После того, что она в конце концов рассказала, и прежде всего по ее виду, как она это рассказывала, можно было заключить, что ей было вовсе не так просто отказаться от шоколада.

Я ела его по три раза на дню, вспоминала она. Я клала шоколад между двумя тоненькими кусочками хлеба или просто так, на язык, запивая глоточком кофе.

Она описывала этот процесс так, будто вновь переживала его в это мгновение, сопровождая движениями руки и живописно изображая истинное наслаждение. Похоже, ей до сих пор приходится бороться с этой страстью.

Кастанеда подтверждающе кивнул: А мне приходится следить, чтобы она не ела шоколад тайно, иначе у нее на лице будут прыщики. Потом он взглянул на нее с любовью: Иначе эта бестия заболеет.

Флоринда, пойманная с поличным, плутовато улыбнулась и сообщила, что не только она подвергается искушению: Нам приходится следить, чтобы он не пил кофе, иначе ему будет плохо.

Кастанеда, смеясь, признался, что это действительно так. Казалось, их совсем не заботит эта борьба против собственных страстей. Напротив. Кастанеда заказал себе еще и булочку с маслом, которую подали еще горячей. Он отломил кусочек, раскрошил его и высыпал в капуччино. Он был полностью сконцентрирован на этом занятии.

Каков был дон Хуан? спросила я Флоринду.

Добавлено (14.07.2013, 14:14)
---------------------------------------------
Он был очень старый. Но с силой двадцатилетнего юноши.

При упоминании имени дона Хуана Кастанеда мгновенно поднял голову от капуччино и подтвердил: У него было тело молодого парня.

В течение нескольких минут они одновременно говорили, перебивая друг друга и восславляя способности дона Хуана, подчеркивая свою любовь к нему.

Флоринда была его любимица, заверил Кастанеда с удовольствием.

Он носил меня вот так, под мышкой, пояснила Флоринда и согнула свою правую руку так, будто она несет сноп соломы.

Он носил ее с места на место, как ребенка, прервал он, наслаждаясь.

И ты познакомилась с ним двадцать лет назад? продолжала я бить в одну точку, глядя при этом ей прямо в глаза и желая разузнать побольше мелочей о ее отношениях с учителем.

Да, ответила она. Но больше я ничего не скажу, иначе ты узнаешь, какая я старая.

Я практически ничего не знала о ней, но решила уважить ее нежелание говорить о своем прошлом. Только шутки, отпускаемые Кастанедой, давали мне некоторые сведения.

Это я обрезал ей волосы, со смехом заговорщицки сообщил он мне и, чтобы взъерошить ей волосы, протянул над столом свою руку, которую она отбила шутливым жестом. И волосы останутся короткими, потому что так лучше видны ее нацистские наклонности.

Она подтвердила, что ее семья родом из Германии, но я не спросила, сколь долго они уже живут в Венесуэле. Позже она дала мне написанную ею книгу. Читая ее, я поразилась, какой сильной личностью она была, каким мужеством обладала и насколько она похожа на Кастанеду. Она тоже была антропологом и получила докторскую степень за исследования в области индейского целительского искусства. Она имела американское гражданство и тоже училась в Калифорнийском университете, где и познакомилась с Кастанедой. Он представил ее в 1968 году дону Хуану, после того как было опубликовано "Учение"... Дата соответствовала двадцати годам, а еще прежде, как она сказала, она познакомилась с Кастанедой.

Вероятно, Флоринда была у магаяки непродолжительное время. В ее захватывающей книге "Шабоно"*, где она описывает свое годичное пребывание у одного из индейских племен в дебрях Амазонки в конце семидесятых годов, она упоминает, что за десять лет до этого она познакомилась с настоящим шаманом. В книге она упоминает Хуана Каридада, от которого она ушла, так как ей было страшно: он вызывал у нее сновидения, в которых сам лично появлялся, а на следующий день рассказывал точное содержание сна. Она прожила два года в Венесуэле, продолжая свои полевые исследования, и вернулась затем в Соединенные Штаты с материалом для докторской диссертации и с описанным в книге опытом пережитого. Она, как и Кастанеда, писала на английском, и книга была опубликована с хвалебным комментарием Кастанеды в 1982 году. Она получила великолепную оценку критиков и была переведена на десяток языков.

Только очень немногие люди знают, что Флоринда и Кастанеда имеют общее прошлое, вместе живут в настоящем и, согласно оброненным ими замечаниям, не собираются расставаться и в будущем.

Она начало и конец всего, заявил он с большой уверенностью. При этом замечании Флоринда скромно покачала головой. Она не противоречила, как она делала это при всех других темах, которых мы касались. В ресторане он несколько раз обратился к ней, назвав ее Гина, возможно, это было шуточное имя. Позже Кастанеда дал мне понять, что их отношения не имеют ничего общего с обычной связью между мужчиной и женщиной. Энергии обоих носят очевидно дополняющий характер и необходимы, чтобы достигнуть того, что он называл освобождением.

Несмотря на это, многие рассматривали их отношения на обычный манер.

Мой зубной врач называет ее госпожа Кастанеда, сказал он с удовлетворением, и мы позволяем ему так думать. Нам все равно.

Я вновь вернулась к теме дружбы и спросила Флоринду: Карлос рассказал мне, что у него нет друзей. У тебя их тоже нет?

Добавлено (14.07.2013, 14:15)
---------------------------------------------
Друзья желают посещать тебя в твоем доме, ответила она, и звонить тебе. Они сердятся, если узнают, что ты была в городе и не связалась с ними.

Наконец, с едой было покончено. Кастанеда оплатил счет своей кредитной карточкой, и мы поднялись, чтобы уходить. Уже у дверей он спросил, не нужно ли нам в туалет.

Почему тебе нужно это знать? спросила Флоринда.

Потому что мы сейчас пойдем в парк, а там будет трудно найти это место, пояснил он.

Мы вернулись к автомобилю и заняли свои места. Кастанеда как водитель соблюдал все правила дорожного движения и не вел себя агрессивно по отношению к другим водителям. Его хорошие рефлексы позволяли ему концентрироваться на управлении и время от времени поглядывать на собеседника. Через некоторое время он остановился на парковочной площадке у деревянного щита с надписью "Ranch Park". Это было большое пространство с несимметрично разбросанными садами, подстриженными газонами и небольшим количеством деревьев. Там были грубые скамьи и столы и некоторые простые спортивные приспособления. Вдали находилась группа детей в разноцветных одеждах, повторяющих вслед за учителем гимнастические упражнения. Ветер доносил до нас их смех. Два молодых человека играли на площадке в теннис. Здесь было прохладно.

Кастанеда предупредил нас, чтобы мы ничего ценного не оставляли в автомобиле, так как это может быть украдено, и самолично убедился, что все дверцы машины закрыты. Едва мы прошли несколько шагов, как он остановился. Он начал оглядываться по сторонам и признался, что ему нужно в туалет. Флорин да засмеялась:

Сначала спрашивает нас, а потом оказывается, что хочет сам. Ну, здесь ему придется поискать.

Кастанеда казался очень сосредоточенным, не отвечал, а направился к одной из кабинок для переодевания, однако сразу вернулся назад: Не вышло.

Он пошел вдоль здания и наконец обнаружил указатель. Мы с Флориндой ожидали. В ее присутствии я чувствовала себя очень хорошо. Она была мягкая, немного сдержанная, но не интровертка и казалась очень хорошим слушателем. В этом она была полной противоположностью Кастанеде, который едва ли умел молчать. Кастанеда вернулся назад с видимым облегчением. Теперь нам нужно было найти место для интервью. Между кабинками для переодевания и теннисной площадкой находилось возвышение вокруг павильона. Нужно было подняться вверх тричетыре слепеньки. Мы уселись вокруг белого пластикового стола. Солнце светило мне прямо в лицо. Я не хотела надевать солнечные очки, потому что Кастанеда тоже был без очков и мне хотелось смотреть ему прямо в лицо. Через несколько минут солнечные лучи, которые отражались и от стола, и от листьев, вызвали слезы у меня на глазах. Мы пересели за другой столик, в тень. Но здесь дул ветерок и нам стало холодно. Надо было опять искать место. Кастанеда встал посередине, подхватил нас под руки, и мы зашагали по газону. Он предложил усесться прямо на траву. Но газоны незадолго до этого полили и трава была мокрая. Наконец мы нашли один грубо сколоченный стол, который, казалось, удовлетворял нашим требованиям. Он стоял под деревом, в полутени. Кастанеда заметил на поверхности стола остатки художественной росписи, краски которой лучились под солнцем, и воскликнул: Как красиво!

Прикрепления: 6017258.jpg(53Kb)
 
ДАНАДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:24 | Сообщение # 188
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline

Добавлено (14.07.2013, 14:16)
---------------------------------------------
Они уселись рядом напротив меня. Скамьи были без спинок и крепко прикручены к столу. Прежде чем я начала свои расспросы, мне пришла в голову одна мысль.

Кастанеда писал, что Нагваль руководит другими магами. Дон Хуан пояснял, что маг это просто человек знания, который знает космические энергии и умеет их использовать. Во все времена были посвященные, которые скрывали от посторонних свои знания, чтобы препятствовать их искажению или использованию в корыстных целях. Это были люди, которые могли вызывать в себе самих или в окружающем мире определенные необычные эффекты, и поэтому их называли поразному и распределяли по разным категориям, в зависимости от общества и времени: маг, целитель, ясновидящий, волшебник, медиум, астролог, факир, алхимик... И, естественно, колдун, самое тяжкое обвинение, которое в течение нескольких столетий могло быть выдвинуто против человека. Но ведь не нужно так далеко ходить: разбитое зеркало или черная кошка для многих людей и в двадцатом столетии являются плохой приметой. Некоторые защищаются от нежелательных последствий трижды стуча по дереву, другие не могут перенести вида рассыпанной соли или раскрытых ножниц на столе, третьи боятся воя собаки или встречи с рептилией. Тот, кто избегает мерить все одной мерой, "ведь никогда нельзя знать наверняка"... возможно, спокойно садится в самолет, но не может столь же спокойным быть в пятницу, 13го числа. Гадание по руке, на картах или на кофейной гуще превратилось в предпринимательство, и едва ли найдется какойнибудь журнал или газета, где бы не печатали гороскопов, даже в таких, которые прежде всего считают себя научными. Есть и такие люди, которые не выйдут из дому, не подбросив прежде в воздух три монетки, чтобы прочесть ответ в Ицзине. Ношение различного рода амулетов для защиты от черной магии распространено более широко, чем об этом думают. Что это? Суеверие? Голос предков внутри нас?

Если магия это "знание и правильное использование энергии" и мы сами, как и остальной космос, состоим из этой энергии, тогда мы все потенциальные маги и люди знания. Возможно, именно поэтому Пифагор требовал: "Познай самого себя, и ты познаешь Универсум и богов".

И как раз это хотел внушить своим ученикам дон Хуан, ставший благодаря книгам Кастанеды самым известным магом Запада, начиная от братьев Аарона и Моисея. Я приступила к интервью и спросила Кастанеду:

Ты теперь Нагваль, руководитель?

Да, я Нагваль, подтвердил он без колебаний.

Можешь ли ты описать кратко качества и действия Нагваля?

Нагваль не имеет права проявлять сострадание. Например, можно любить, не ожидая ответной любви, и одновременно быть полностью холодным, если просят о чемто не имеющем значения. Мы обычно думаем, что мы очень любим, потому что мы молим, плачем... у нас создается впечатление, что мы любим, но это не так, это самое настоящее эгоистическое поведение.

Когда маг применяет свою магическую силу на других, каких правил поведения он должен придерживаться?

Правила безупречности.

Но когда дон Хуан познакомился с тобой, он ведь, очевидно, ничего для этого не предпринимал?

Меня привел к нему Дух. У него был знак, и он должен был меня убедить; он был вынужден действовать безупречно. Если Дух требует от мага действия, маг непременно это выполняет, отвечал он убежденно.

Это означает, что в данном случае личная воля избранного не имеет значения. Учитель также не стремится достичь эгоистических целей, потому что передает свое знание, не получая ничего взамен... или получает, можно сказать, общую обратную связь в духовном смысле. Дон Хуан ничего не получил от Кастанеды и не нуждался ни в чем, кроме того, чтобы последний согласился стать продолжателем его традиции. Он ограничился тем, чтобы выполнить приказ Духа, две спицы в одном колесе сколько их еще будет?

Добавлено (14.07.2013, 14:17)
---------------------------------------------
Один древний ведический текст гласит: "Семь чакр, семь областей, семь путей и семь элементов показывают тебе, что обод колеса не знает оси, хотя он соединен с нею; что спица приносит смысл в пустоту, и ось не знает, где ее центр. Несмотря на это, колесо вращается вокруг нее. Точно так же жизнь не знает существования и мозг не знает духа. Поэтому есть только одна точка, в которой колесо узнает о существовании центра, а именно та, где оно касается земли".

Итак, у дона Хуана был знак, который указал на тебя как избранного? продолжала я.

У меня была подходящая энергия, чтобы начать это путешествие.

Я не знала, означает ли это выражение только метафору.

Человеку нужна особенная структура энергии светящегося кокона, чтобы понимать и выполнять то, что знает маг.

Может ли маг ошибиться и дать силу тому, кто позже применит ее совершенно неподходящим способом?

Маг не ошибается, он обучает лишь того, кто подходит для этой задачи.

Когда обучение завершено, что является тогда задачей мага?

Она заключается в том, чтобы сделать понятным знание, которому многие тысячи лет. Это предполагает вхождение в безмолвное знание и перевод его в понятия разума. Но это предполагает и определенную предрасположенность со стороны того, кто воспринимает информацию, потому что в ином случае люди думают, что мы обманщики.

Я упомянула скептическим тоном заглавие статьи, опубликованной в "Time" 5 марта 1973 года, в которой речь шла о нем.

С тех пор здесь, на Западе, больше не интересуются моими книгами, подтвердил он иронически.

Ты уже наказан за свои шутки с "Time", прервала его Флоринда.' И если ты предполагал, что они могут тебе повредить, то почему ты согласился на интервью?

Они приставали ко мне уже долгое время. Тогда дон Хуан сказал мне, что я должен уважить эту просьбу, чтобы раз и навсегда стереть мою личную историю.

Я воспользовалась поводом вернуться назад к теме, которая меня все еще волновала:

А почему ты позволил им фотографировать тебя, а мне это запрещаешь?

Потому что они были слишком настырными, ответил он.

Во всяком случае, тогда он разрешил сделать только несколько фотографий в библиотеке университета. А репортаж содержал даже фотографию из его докторского диплома.

Какие личные и общественные последствия имело то, что ты стал магом?

Добавлено (14.07.2013, 14:17)
---------------------------------------------
С точки зрения личной жизни это полная, непрекращающаяся отдача магии. В обычном обществе маг ведет себя так, что никто и не догадается, кто он и что собой представляет, разве что он сам об этом расскажет. У мага нет ни размышлений, ни желаний, и он действует в каждый момент так, как того требуют обстоятельства.

День клонился к вечеру, и стало довольно прохладно. На Кастанеде была только легкая матерчатая куртка. Он снял ее и стал настаивать на том, чтобы Флоринда ее надела, потому что она подтянула ноги на скамейку, прижалась к ним телом и обхватила колени руками. Она отказалась, и Кастанеда вновь надел куртку. Время от времени он потирал ее голени. Он был полон любви и заботы о ней. Флоринда и он обходились друг с другом как равные. Кастанеда упоминал в своих книгах женщинуНагваль. Была ли это Флоринда? Я не отважилась спросить.

Кто принадлежит к твоей группе, кроме Флоринды?

Ана, Хуана, Муни и Нури, перечислил он. Он говорил улыбаясь и с огромным восхищением об этих четырех женщинах. Описывая соответствующую личность, он употреблял выражения типа "внешне похожа на мужчину" или "очень мужественная". Рассказывая о неконтролируемом характере одной из женщин, он назвал ее "сумасшедшей". Все они молодые женщины, и лишь одна из них познакомилась с доном Хуаном, когда была совсем молоденькой.

Если сравнить с твоими книгами, у тебя сравнительно маленькая группа, не так ли?

В группе дона Хуана было 16 человек, включая его самого, подтвердил Карлос. Число должно быть больше четырех; четыре это минимум, а группа из восьми человек самая эффективная.

Почему именно восемь?

Необходимы восемь человек, чтобы достичь согласия и выйти из области индивидуальности. Восемь число, которое преодолевает индивидуальное, потому что представляет собой человечество в миниатюре, все возможные типы характеров.

В это мгновение я совершенно забыла, что уже слышала об этом числе, и упустила возможность указать на очень интересную параллель с Бхагавадгитой, четвертый стих седьмой главы "Йога различия". Кришна говорит там Арджуне:

"Земля, вода, огонь, воздух, эфир, дух, разум и "я" это восемь категорий моей упорядоченной природы".

Твоя группа состоит из шести человек, это больше четырех, но меньше восьми, самого эффективного числа. Как это обстоятельство повлияло на результаты?

Это одна из трудностей, перед которыми мы стоим в плане нашего стремления обрести свободу, сказал он безнадежным тоном и добавил: Нам нужны еще двое.

Почему же ты их не ищешь?

Потому что никто не заявляет о своей готовности выполнить такую задачу! горячо воскликнул он.

Кастанеда в свое время заявил о своей готовности и полностью доверился своему учителю, дону Хуану, который уверял его, что он может видеть энергии; способность, которая помогала ему найти подходящего ученика.

Можешь ли и ты, как дон Хуан, видеть энергии людей и вещей?

Да, подтвердил он, я вижу энергию. Хотя он описал это в своих книгах, я все же задала ему следующий вопрос:

Как выглядит эта энергия?

Как если бы она была образована длинными световыми нитями.

Различаются ли энергии разных людей?

Чем сильнее энергия индивидуума, тем толще, компактней и ярче эти нити.

Находятся эти нити в определенной части тела?

Они выходят из ступней, и чем выше они поднимаются, тем больше физические силы индивидуума и его способность к развитию. Это что-то похожее на Кундалини, энергию, которая находится внизу позвоночника?

Этого я не знаю.

Добавлено (14.07.2013, 14:18)
---------------------------------------------
У кого изо всех знакомых тебе людей эта энергия поднималась наиболее высоко?

У дона Хуана, который мог поднять ее до затылка, сказал он с восхищением.

Возможно, именно этой способностью видеть можно объяснить решение Кастанеды продолжать или нет знакомство с человеком, с которым он договаривался о встрече. Я вернулась к теме его группы. Если эти четыре женщины не были ученицами дона Хуана и, кроме одной, вообще его не знали, то, значит, сам Кастанеда ввел их в мир магии.

Являешься ли ты учителем твоих спутниц?

Нет, честно признался он. Я могу быть Нагвалем, но не могу быть учителем магии. У меня нет необходимых для этого способностей.

Но ведь дон Хуан уверял, что Нагваль одновременно является учителем, продолжала допытываться я.

Даже если я проживу дольше, чем он, пояснил он с убежденностью в голосе, я никогда не стану таким, как дон Хуан.

Возможно, его уверенность основывалась на том, что двадцать лет назад объяснил ему его учитель: "Я знаю, что у меня недостаточно времени, чтобы показать тебе все то, что я хотел бы показать тебе. У меня хватит времени лишь указать тебе путь, и я надеюсь, что ты будешь так же усердно продолжать поиски, как это делал я".

Когда умер дон Хуан?

Он ушел в 1973 году.

Ты возглавил группу после его ухода?

Нет, донья Флоринда, одна из спутниц дона Хуана, руководила нами до тех пор, пока не ушла.

Когда это случилось с доньей Флориндой?

В 1985 году. Флоринда, он указал на Флоринду Доннер, приняла ее имя в знак памяти.

Теперь мне стало понятно, почему во время еды Кастанеда несколько раз назвал ее Гиной. Возможно, это и было ее настоящее имя, пока она не взяла себе другое. Флоринда Доннер опубликовала свою книгу, вышедшую через три года после ухода доньи Флоринды, под принятым в честь той именем. Принятие имени Флоринда еще во время жизни доньи Флоринды казалось мне скорее знаком, что Флоринда является ее последовательницей, чем просто данью памяти. Флоринда была у дона Хуана лишь непродолжительное время. Однако, судя по уважению и симпатии, с которыми обращался с ней Кастанеда, они оба обладали способностями к магии. Кастанеда не мог посвятить ее, поскольку, по его собствнным словам, не был учителем. Возможно, нежная и хрупкая Флоринда была ученицей доньи Флоринды, передающей Кастанеде знания, полученные от учительницы. Итак, эта старая женщина 12 лет была руководительницей группы.

Было уже пять часов, и в парке не осталось ни одной живой души. Сырая местность способствовала прохладе. Мы мерзли.

Будет лучше, если мы уйдем, предложил Кастанеда.

Собственно, и индейцы из Соноры до сих пор у нас, пояснила Флоринда, и было бы нехорошо оставлять их так долго одних.

Я сложила свои листки. Собранного материала было еще недостаточно для книги, но никто не предложил встретиться еще раз. По пути к машине я объяснила им, что у меня еще так много вопросов, которые мне хотелось бы им задать.

Продолжим в автомобиле, предложил Кастанеда. Флоринда вдруг внесла совершенно неожиданное предложение:

Добавлено (14.07.2013, 14:18)
---------------------------------------------
Мы оставим тебе наш адрес. Напиши все твои вопросы, и я пришлю тебе ответы, напечатанные на машинке.

Она не уточнила, будет ли Кастанеда диктовать ей ответы или она ответит сама. Возможно, они уже обсудили прежде, должны ли они оставить мне адрес. Скорее всего, так и было, потому что я ни на минуту не расставалась с ними.

Мы поехали в обратном направлении. Я посмотрела в свои записи, но прежде, чем задать очередной вопрос, искренне поблагодарила за предоставленную возможность познакомиться с ними и за согласие помочь мне в моей работе. Неожиданно Флоринда выдвинула совершенно другую версию происшедшего:

В бюро нашего адвоката стоит много мешков с письмами на наше имя. Мы стояли перед ними и решили выбрать наугад одноединственное письмо. Письмо, котрое мы вытащили, оказалось твоим.

Наступило неловкое молчание. Кастанеда смотрел вперед и не проронил ни слова. Я не знаю, следовало ли мне спросить, какая же из версий соответствует действительности. Мне удалось побороть свое любопытство. Больше мы не возвращались к этой теме.
Воспоминания о доне Хуане
Приезд индейцев ограничил свободу Кастанеды. Это были двое мужчин и одна женщина, которые, как и он, были учениками дона Хуана.

И теперь вы должны о них заботиться? спросила я.

Да, это так, потому что они видят в нем Нагваля, пояснила Флоринда, указав на Кастанеду.

Я предложил им записаться в вечернюю школу, чтобы изучить английский и другие предметы и получить хоть какоенибудь образование, бросил Кастанеда упавшим голосом.

Но они хотят сразу же приступить к практической стороне магии, в унисон добавила Флоринда.

Они предложили работать на меня: водить машину, варить, гладить мои брюки. Но я объяснил им, что мне не нужен ни шофер, ни прислуга. Глупые индейцы! воскликнул он.

Почему дон Хуан настаивал на академическом образовании своих учеников? спросила я.

Потому что интеллект единственное, что дает защиту против неизбежных нападок неизвестного и против страха перед ним. Интеллект единственное, что дает магу утешение. Страсти и чувства не могут успокоить мага. Только интеллект спасает его.

У Кастанеды и Флоринды это требование было воплощено в действительность. Еще одна женщина из их группы готовилась в настоящее время к защите докторской диссертации по истории в университете.

Как повлиял дон Хуан на твои интересы и склонности? спросила я Кастанеду.

Мои отношения с доном Хуаном ни в коей степени не заставили меня забыть о том, что меня тогда интересовало.

Добавлено (14.07.2013, 14:19)
---------------------------------------------
Я чувствую себя и сегодня точно так же привязанным к академическому миру, как и тогда, когда я делал в нем свои первые шаги, убежденно ответил он.

Без сомнения, ему было больно, когда после вызванной его книгами полемики многие коллеги назвали его обманщиком и вычеркнули его из этого мира, к которому, по его словам, он и сегодня чувствует себя привязанным. Безусловно, Харольд Гарфинкель был не только его ментором, но и дал ему защиту и утешение, когда университеты и публикации лишили его благословения официальной антропологии. Карлос ушел слишком далеко по своему неортодоксальному пути. Он вспомнил, что это было для него нелегкое время.

В определенный момент моего обучения у дона Хуана у меня началась ужасная депрессия. Меня заполнили страх, печаль и мысли о самоубийстве. Тогда дон Хуан предупредил меня, что такие мысли это уловки разума, чтобы таким путем удержать полный контроль. Воля, напротив, является голосом тела.

Без сомнения, ему понадобилось также немало времени, чтобы пережить отсутствие своего учителя, который родился в 1891 году и умер, по словам Кастанеды, в 1973. Вместо "умер" Кастанеда использовал другое слово, обозначающее исчезновение дона Хуана.

Ты говоришь, что дон Хуан ушел в 1973 году. В каком месяце?

В июне, сообщил он.

Ты знал о том, что это произойдет?

Он совершенно точно назвал момент, когда он хотел уйти.

Как это произошло?

Окруженный своими магами, он вдруг превратился в свет и исчез, точно так же, как и другие, ответил он с выражением удивления и поднял вверх обе руки.

А донья Флоринда?

Точно так же! воскликнул он. Она так же исчезла со своей группой, они тоже превратились в свет. Но сначала она и ее маги отдали Флоринде все их украшения и предметы силы.

Они отдали мне свои цепочки и браслеты, живо перебила его Флоринда, и иные предметы, которые они использовали.

Она поспешила уверить, что речь идет не о драгоценностях, а об объектах силы. Это особое наследство, казалось, подтверждает, что Флоринда Доннер была продолжательницей дела доньи Флоринды, спутницы дона Хуана.

Кастанеда ехал по району, застроенному виллами, по окаймленной деревьями улице, где дома были полускрыты растительностью. Потом он остановился на углу улицы. Мы находились в Вествуде. Флорида и я попрощались. Я не знала, увижу ли я ее еще когданибудь. Когда она уже открыла дверцу машины, ей чтото вспомнилось, и она сказала:

Завтра мы дадим тебе книги. Она имела в виду тома, которые обещал мне Кастанеда. Сейчас мне некогда их искать, я должна позаботиться об индейцах, извинилась она.

Твою книгу мы тоже подарим? спросил Кастанеда, ожидая ее согласия. Флоринда скромно кивнула. Затем она вышла и пошла по газону к дому. Она еще раз повернулась и помахала рукой. Прежде чем она скрылась, мы с Карлосом уехали.

Я должна была еще раз спросить его об обстоятельствах ухода дона Хуана.

Таким образом, он просто исчез?

Да, он поменял области и теперь более недостижим, подтвердил он.

Как повлиял на тебя его уход?

Добавлено (14.07.2013, 14:19)
---------------------------------------------
В одной из книг Кастанеда описывает чувство необыкновенной пустоты; и возможно, это чувство не прошло до сих пор.

Единственным утешением для меня является то, что теперь дон Хуан свободен, ответил он с оттенком тоски в голосе, хотя он иной раз и выражал сомнение, что это ему удастся.

Я переменила тему и спросила его о времени, вспоминать которое ему, несомненно, было приятнее:

Каково было твое отношение к нему?

Дон Хуан даже приезжал в ЛосАнджелес.

Говорил ли он поанглийски?

Его английский был безупречен. Он был индейцем из Аризоны, жил в племени юма, пояснил он немного нетерпеливо, заметив мое сомнение. Он владел многими языками, на которых говорят индейцы, и еще испанским.

Как он выглядел?

Он был очень элегантным, высоким и худым. Он носил шелковые рубашки и заказывал себе костюмы у мастера; часто потешался надо мной, что я покупаю себе одежду в магазине.

В конце твоей первой книги ты пишешь, что в 1965 году по собственному желанию прервал учение. Почему?

Я не отказался от учения, поправил он меня. Я просто сделал паузу. Дон Хуан дал мне много информации для левой стороны, и она должна была улечься.

Кастанеда пояснял в своих книгах, что обучение для правой стороны относится к повседневному сознанию, в то время как левостороннее требует состояния повышенного осознания. Дон Хуан вызывал это состояние у своего неподготовленного ученика, сильно ударяя его в область лопаток. Возможно, четыре года обучения привели Карлоса в 1965 году на грань физической перегрузки и послужили причиной прерывания учебы. В начале своей второй книги он извиняется перед доном Хуаном за преждевременное прерывание процесса обучения, который казался ему угрожающим. До того, а также позже, дон Хуан давал ему психоделики, чего он не делал с другими учениками.

Почему ты единственный должен был принимать растения Силы?

Я был столь ужасно конкретен... и ему не удавалось вывести меня из этого состояния. Вследствие этого он должен был предпринять попытку подойти с другой стороны, прибегнуть к помощи галлюцинаций, которые я не был в состоянии объяснить и которые поколебали мою рациональность.

Непосредственным следствием была паника. Но, как обычно, он полностью оправдывал дона Хуана и принимал всю ответственность на себя. Так сказал он в интервью Сэму Кину, которое было опубликовано в начале семидесятых годов в "Psychology Today".

Дон Хуан применял психотропные растения только в середине моего ученичества, потому что я был столь упрям и глуп... Я настаивал на своей картине мира, как будто это была абсолютная истина. Психоделики расшатывали мою догматическую уверенность, но в отместку я должен был заплатить высокую цену: мое тело ослабело, и понадобилось четыре месяца, чтобы я пришел в норму. Я испытывал ужасный страх и бессилие. Если бы я вел себя как воин и принял всю ответственность на себя, это избавило бы меня от всего этого.

Кастанеда, чей интерес к шаманизму пробудил один из его профессоров, уже не раз заявлял, что в то время, когда он познакомился с доном Хуаном, он собирал информацию о применении лекарственных растений. Единственным его намерением было написать небольшую работу, которая должна была облегчить ему участие в одном из заключительных учебных мероприятий по антропологии. И его единственной целью было стать профессором. В отношении других психоделиков, которые были широко распространены в шестидесятых годах, он заверил:

Добавлено (14.07.2013, 14:20)
---------------------------------------------
Я никогда не принимал ЛСД. Но в каком состоянии духа находился Кастанеда в то время?

"Когда я познакомился с доном Хуаном, вспоминает он в вышеуказанном интервью Сэму Кину, у меня было очень мало личной силы. Я вел очень эксцентричную жизнь, внешне был агрессивным и взбалмошным, но внутри неуверенным и нерешительным. Как и большинство интеллектуалов, я чувствовал себя защищенным, хотя в действительности не был привязан ни к чему. Я постоянно думал о самом себе и вел бесконечные диалоги с самим собой. Этот внутренний диалог прекращался очень редко".

Я ухватилась за эту тему: Дон Хуан утверждал, что для того, чтобы действительно хорошо думать, надо прекратить думать?

Да, нужно оставить мир привычных мыслей, потому что они предлагают только самоподтверждение. Магяки был уверен, что, только остановив внутренний диалог, ученик может надеяться на то, что на него снизойдет Дух. Одновременно он жаловался, что никто не хочет идти по пути свободы.

Как ты считаешь, это страх потерять нормальное состояние сознания удерживает нас от остановки внутреннего диалога?

Когда этот страх преодолен, открывается щель к свободе и прекращается концентрация на собственной важности и на самом себе.

Дон Хуан также позволил нам понять, как человек отказывается от безмолвного знания в пользу рационального мира. Космические силы и безмолвное знание открывают перед нами мир, полный демонов, в то время как рациональность успокаивает нас. Но в наше время повседневный мир уже не приносит нам успокоения. Дон Хуан уверял, что надо вернуться назад, к безмолвному знанию, и на этот раз без страха, потому что мы принесем из ада, в который мы опустились, очень важный трофей разум.

Если имеются иные аспекты реальности, то нужно быть совершенно особенным человеком, чтобы их воспринимать?

У людей есть глубинная предрасположенность к магии, а разум означает гандикап, фору.

Почему?

Повседневный мир обладает столь необычной властью, что не дает нам никакого выхода. Нас обучают с раннего возраста вращаться вокруг собственного "я", личности, и даже не вокруг всего человеческого существа, а только вокруг социальной личности. Такая зависимость не оставляет иного выхода.

Это справедливо для всех людей?

Годы, которые мы проводим, занимаясь этой деятельностью, глушат в нас магическое, и тогда остается только личное "я" со всеми его глупостями.

Дон Хуан упрекал тебя, что ты маскируешь свое самодовольство под независимость, и заметил, что чувство собственной важности представляет собой другую сторону жалости к самому себе.

Это состояние можно еще обозначить как состояние необычайной лени, и оно, очевидно, присуще нам всем. Из него возникают наши идеи о личной свободе, потому что в действительности никто не может стать нам слишком близким. Таким образом, мы замыкаемся в нашей целостности, которая на самом деле является только плодом нашего воображения и представляет собой в действительности барьер, стоящий на нашем пути к свободе, заключил он резким тоном.

Дон Хуан занимался неделанием, которое известно также из даосизма, и Кастанеда коротко рассказал об этом.

Интересуешься ли ты другими восточными философиями или дисциплинами? спросила я.

Я изучаю кунгфу, ответил он.

А, так вот почему ты в такой хорошей форме!

Естественно, я в хорошей форме! Я занимаюсь этим ежедневно, подтвердил он.

Добавлено (14.07.2013, 14:21)
---------------------------------------------
От Флоринды я узнала, что Кастанеда не только делает кунгфу, но и является Мастером в этом искусстве.

Несколько месяцев спустя я обнаружила посвящение в его седьмой книге "Огонь изнутри": "Я хочу выразить мое удивление и мою благодарность необыкновенному учителю, X. И. Ли, который помог мне вновь восстановить мою энергию и показал мне другой путь к полноте жизни и хорошему самочувствию". Был ли этот Ли тот Мастер, который обучал его кунгфу?

От разговора о борьбе кунгфу мы перешли к йоге, одной из самых распространенных и самых подверженных мистификациям дисциплин. Кастанеда рассказал, что однажды в Калифорнии он был приглашен в один из самых комфортабельных центров йоги.

Меня усадили рядом с гуру. Я не знал, о чем я должен говорить. Время от времени он поглядывал на меня и выдавал комментарии примерно такого рода: "А Вам нравится Калифорния?" он захохотал и продолжал: Когда я попрощался, он обрызгал меня некоторого рода святой водой, которая изготовлялась из мочи их религиозного вождя, потому что все, что выходило из его тела, тоже считалось святым.

Уж если мы заговорили об этом, как ты относишься к теории реинкарнации?

Она ему не особенно нравилась, и он высказал свое недоверие очень жестко: Дон Хуан сосчитал, что только за последние две тысячи лет каждый из нас имел примерно 20 миллионов предков: четверо дедушек и бабушек, восемь прадедушек и прабабушек и т. д. Самомнение людей позволяет им думать, что они лучше животных. Недаром столь большое разочарование вызвало то, что у людей, точно так же как у обезьян, зародыш проходит во время беременности через все фазы развития животного мира. И что у обезьян эти фазы развиваются даже быстрее, чем у людей, заключил он рассерженно, и я решила больше не говорить на эту тему.

Каждый ортодоксальный материалист охотно подпишется под тем, что только что сказал Кастанеда. Однако существовало все же одно противоречие, так как Кастанеда одновременно признавал, что индивидуум после своей смерти (или "ухода") может перемещаться в другое место ("поменять области и стать недостижимым"). Кроме того, он все время говорил о доне Хуане в настоящем времени и желал ему счастья в его нынешнем состоянии ("единственное, что меня утешает, это то, что дон Хуан свободен"), хотя эта обнадеживающая возможность и не может быть достигнута каждым ("хотя он иногда и сомневался в том, что сумеет ее достичь"). С этой точки зрения он верил в освобождение избранных, которое основывалось на сохранении уникальности индивидуума.

Ортодоксальный материалист вряд ли может даже представить, что после исчезновения физического тела остается энергия, которая несет в себе все сознание ушедшего индивидуума, и эта энергия исследует другие миры в поисках свободы. Согласно толтекскому учению, представленному в книгах Кастанеды, Орел, символ Духа или космических сил, либо проглатывает кандидатов на достижение свободы, либо пропускает их.

Кастанеда сказал также: Дух безупречен, и маг стремится подражать этой безупречности.

Согласно его пояснениям, не каждый человек может превратиться в мага, а только тот, кто рожден с "особой морфологией светящегося кокона и имеет соответствующие интеллектуальные силы, которые делают возможным чистое понимание, что, в свою очередь, защищает от нападок неизвестного",

В таком случае. Дух подвержен сменам настроения и наделяет одних людей соответствующими способностями, необходимыми на пути к свободе, а других лишает? Есть одна хорошая цитата у Эйнштейна: "Бог не играет в кости". Было бы очень неуютно, если бы он делал это с людьми и предоставлял их судьбу воле случая: маг или "пустышка".

Ты много раз говорил об энергии и пояснял, что мы плохо ее используем. Что ты имеешь в виду?

Очень жаль, что энергию, которую можно было бы применить на Пути воина, отдают страстям и таким образом теряют.

Но, судя по анекдоту о белокуром гомике, ты тоже нередко впустую растрачивал свою энергию. Что заставило тебя изменить свое поведение?

Дон Хуан говорил мне, что все мы приходим в мир с определенным количеством энергии, которое зависит от условий нашего зачатия и рождения. Если половой акт был скучным, без оргазма, тогда у ребенка совсем мало энергии. В качестве примера он привел свой собственный случай: Моей матери было пятнадцать лет. Половой акт с моим отцом они совершили за дверью. Она даже не успела возбудиться. Поэтому дон Хуан предупреждал меня не растрачивать мою сексуальную энергию. Сексуальный акт, продолжал он поучающим тоном, имеет необыкновенное значение. Он требует очень большого количества энергии, которая, собственно, предназначена для воспроизводства. Ее нельзя использовать столь банальным способом.

Он указал также на другой аспект, имеющий отношение к размножению.

Добавлено (14.07.2013, 14:21)
---------------------------------------------
Ребенок существует за счет нашей энергии. В светящемся коконе можно видеть ровно столько темных пятен, сколько детей у человека. Если мы боимся, что с нашими детьми чтото случится, мы, собственно, беспокоимся об энергии, которую мы им дали. Нельзя обнимать своих детей спереди, потому что при этом мы их ослабляем, так как у нас есть неосознанное стремление вернуть назад энергию, чтобы снова стать полноценными.

Передача энергии касается только женщин?

Нет, действие одинаково как у женщин, так и у мужчин.

Когда Кастанеда спросил дона Хуана, могут ли женщины быть воинами, тот ответил:

"Конечно, могут, и они имеют даже лучшие, чем мужчины, предпосылки для пути воина. Возможно, мужчины менее способны к сопротивлению. Но я бы сказал, что женщины везде и во всем имеют небольшое преимущество".

Эта тема очень интересовала меня, поэтому я продолжала спрашивать дальше.

Женщина более подвижна, пояснил Кастанеда, потому что ей с момента рождения приходится быть гибкой. Она является объектом на службе у мужчины и его прихотей. Когда она становится сексуальным объектом, она обретает подвижность. Положение рабыни делает ее необходимой, но препятствует тому, чтобы она ставила себе иные, далеко идущие цели, которые могут служить предметом настойчивого стремления мужчины.

Итак, Кастанеда приписывал женщинам меньшую решительность при достижении духовных целей, чем мужчинам, хотя в своих книгах он с уважением и любовью писал о Кэрол, женщинеНагваль, с которой он некоторое время делил руководство группой и которую описал как очень решительную и замечательную женщину. По его же словам, донья Флоринда не только завершила посвящение некоторых учеников дона Хуана, но имела также свою собственную группу и заботилась до своего ухода и о группе Кастанеды. С другой стороны, та необычная позиция, которую занимала в этом маленьком обществе Флоринда Доинер, доказывала, что дискриминации женщин в линии мага дона Хуана не было, а дон Хуан уверял, что эту линию можно проследить назад от сегодняшнего дня до древних видящих.

Между тем Кастанеда уже припарковался возле моего дома. Мы остались сидеть в автомобиле, продолжая разговор. Поскольку до сих пор речь шла в первую очередь о трансцендентальных способностях дона Хуана, Кастанеда решил, что настала подходящая минута рассказать мне пару анекдотов, в которых на первый план выступала хитрость его учителя.

Когда я путешествовал с доном Хуаном по пустыне или в горах и изза усилий выдержать его темп уже едва мог дышать, я просил его время от времени остановиться, чтобы я мог закурить сигарету. В то время как я делал пару затяжек и мог наконец вновь дышать, дон Хуан потешался надо мной. Я был в столь прочном плену у этого порока, что выкуривал по три пачки в день.

Однажды он объявил мне, весело продолжал Кастанеда, что мы отправимся примерно на десять дней в пустыню, и посоветовал захватить достаточное количество сигарет, потому что мы пойдем в необитаемую местность. Он даже добавил, что я должен их хорошенько упаковать, чтобы койоты не погрызли их ночью. Итак, я тщательно завернул в фольгу тридцать или даже сорок пачек. Ночью мы спали под открытым небом, и когда я встал, то обнаружил, что мои сигареты исчезли. Дон Хуан высказал предположение, что койоты утащили сумку с пачками, но что мы, конечно же, скоро найдем ее под какимнибудь кустом в окрестностях. Мы искали на протяжении нескольких часов, но так и не нашли. Я становился все более и более нервным и чувствовал ужасную потребность закурить. Когда дон Хуан заметил мое состояние, он решил пойти в деревню, которая должна была находиться неподалеку, чтобы посмотреть, можно ли там купить табак. Но там не было магазина. Мы оставили это местечко, и через некоторое время дон Хуан остановился, чтобы определить, где мы находимся.

"Если мы пройдем примерно 800 миль на Север, мы придем в Соединенные Штаты; если мы отправимся на Запад, то достигнем Тихого океана; на Востоке Мексиканский залив и на Юге город Мехико".

Добавлено (14.07.2013, 14:21)
---------------------------------------------
Ох, как я разозлился, вспоминал Кастанеда со смехом. Дон Хуан снова двинулся, но каждые две минуты останавливался и осматривал окрестности. Я думал при этом:

"Этот глупый индеец не знает, где мы находимся. Этот старикашка снова ошибся..." Так прошло немало дней, пока дон Хуан снова смог ориентироваться на местности и мы нашли дорогу к его дому. Но у меня уже не было потребности курить. Позже я установил, что мы все время бродили по кругу. С тех пор, признался Кастанеда, я ношу рубашки без карманов, чтобы не вспоминать о том, что у меня там всегда находилась пачка сигарет. На самом деле и сейчас "левая сторона" рубашки наполняет меня некоторой ностальгией.

Он расхохотался. Да, без сомнения, дон Хуан применял драконовские методы, что видно и из книг Кастанеды.

Почему дон Хуан заявлял, что сегодня, более чем когда бы то ни было, человек должен учиться находить дорогу к самому себе, к внутренней сущности? Это потому, что человек достиг более высокой ступени в интеллектуальном развитии? Куда там! воскликнул он. Причина в том, ч

Прикрепления: 9518025.jpg(61Kb)
 
ДАНАДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:29 | Сообщение # 189
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
- Тук, тук.

- Кто там?

- Я. Смерть.

- Ну и что?
- Ну и всё

Больной (с надеждой):
- Доктор, я буду жить?
Врач (вежливо):
- Вас интересует, если ли жизнь после смерти?


- Доктор, я умру?
- Да нет, конечно, нет.
- Доктор, я бессмертный?!

Добавлено (14.07.2013, 14:26)
---------------------------------------------
Он назвал имя, известное всему миру, и при этом сделал движение рукой, будто он вытаскивает из внутреннего кармана пиджака кредитную карточку и держит ее, довольно улыбаясь, перед воображаемой камерой, роль которой в этот момент исполняла я.

И что ты сделал? спросила я.

Договор был уже у него в бюро, все было готово к подписи. Когда я ему объяснил, что я не делаю таких вещей, он впал в отчаяние, вспоминал он. Он рвал на себе волосы.

Кастанеда произнес это не в переносном смысле, а действительно изобразил движения, как будто он рвет на себе волосы.

Но это же ясно, бросила Флоринда, представь себе, бедный парень потерял сто тысяч долларов своего гонорара за посредничество!

Имя агента, который стал в этот день беднее, чем рассчитывал, они мне не назвали. Конечно, он не забудет имя Кастанеды. Похоже, эти отношения не закончились добром. Разочарование агента в своем "не понимающем выгоды" клиенте с его отказом было, вероятно, столь же велико, как и разочарование Кастанеды непониманием агента: он потратил годы, чтобы стать незаметным, чтобы проникать в другие миры и оставлять их, как ласка... Он отказывался фотографироваться для прессы, даже изменил свое имя... а его агент хочет ни больше ни меньше, чтобы он появился на экране телевизора перед всей Америкой!

В иных случаях, о которых он тоже рассказывал в предыдущий день, ему удавалось вызвать разочарование только своим присутствием, ничего не предпринимая.

Меня пригласили на одну вечеринку, вспоминал он. Еще у порога я услышал, что ктото говорит обо мне в очень хвалебных выражениях. Этот человек заявил, что я посвятил мою жизнь тысячелетней культуре индейцев и их духовным практикам, и представлял меня как героя и защитника презираемых индейцев. Но, когда я вошел, этот человек был так разочарован моей внешностью, что перестал замечать меня и за весь вечер не сказал мне ни одного слова.

Не принимай это слишком серьезно, перебила его Флоринда, это не соответствует действительности. Я думаю, что тот человек совсем подругому рассказывает об этом случае.

Нет, нет, подчеркнул Кастанеда, он не хотел со мной говорить, поскольку был разочарован. Возможно, они ожидают высокого, с благородной осанкой мужчину...

Но Флоринда осталась при своем мнении и отрицательно покачала головой. Чтобы еще более доказать свою точку зрения, Кастанеда рассказал следующий случай:

Однажды я шел по территории Калифорнийского университета. Вдруг один студент, который знал меня в лицо, крикнул девушке, с которой он только что распрощался:

"Эй, вон идет Карлос Кастанеда!" Девушка повернулась, смерила меня взглядом и ответила парню: "Ну и шуточки же у тебя!" Кастанеда залился смехом.

Несомненно, тема его внешности имела для него некоторое значение. Не только потому, что он сам жаловался на свою внешность. Когда он говорил о Флоринде Доннер, он описал ее как маленькую и уродливую. Хотя он и шутил, но предметом шутки была внешность. Когда он говорил о другой женщине, с которой он был тесно связан ранее и в некоторой степени и поныне, он прежде всего подчеркнул ее красоту. Несколько раз в разговоре он связывал высокий рост с достоинством и величием. Возможно, его внешность действительно является недостатком в мире стереотипов, где внешнее проявление ценится более, чем внутренняя сущность. Однако, судя по возражению Флоринды, на Кастанеду, похоже, влияет чужое мнение. Возможно, он до сих пор работает над задачей, поставленной перед ним доном Хуаном.

Однажды, рассказывал он в день нашего знакомства, дон Хуан попросил меня записать все то, что мне не нравится во мне самом. После долгого размышления я составил длинный список моих недостатков, как, например, при этом в его голосе зазвучали морализаторские нотки, "Он не заботится о других", "Он очень упрям"... Когда я показал написанное дону Хуану, он расхохотался и сказал: Что за глупость! Тебе не нравится, что ты уродлив! Что ты маленького роста и уродлив!

Добавлено (14.07.2013, 14:28)
---------------------------------------------
Возможно, он до сих пор продолжает бороться против маленькой части своего эго, которую дон Хуан оставил нетронутой, потому что его время было ограничено.

Джой Кортес был для Карлоса Кастанеды своего рода передышкой. Он использовал все полученные привилегии и одновременно избежал неприятного состояния быть знаменитостью. Ему не нужно было ни искать предлогов, чтобы удерживаться вдали от нежелаемых обязательств, ни беспокоиться о том, какое впечатление он производит на людей, ни защищать себя от нахальных и фанатичных личностей. И, если разобраться, он наслаждался анонимностью, позицией, имеющей множество преимуществ по отношению к остальным людям в мире.

Однажды я отправился в гости к одному моему другу, вспоминал он, на юг Аризоны, почти на границу.

В пути он познакомился с мужчиной и женщиной, которые направлялись туда же, и они разговорились.

Подойдя к дому, они вошли в него, а я остался в саду и стал сажать деревья. Через некоторое время они вышли наружу, и мой друг, увидев, чем я занимаюсь, закричал мне поиспански: "Я же тебе говорил, что ты не так должен делать!" Я отвечал, тоже на испанском, он имитировал голос необразованного чернорабочего: "Но ведь я делаю точно так, как вы мне сказали!" "Я тебе приказал перенести эту землю в другое место", ругался мой приятель, в то время как я на коленях, с испачканными руками и склоненной головой защищал мою работу перед предполагаемым хозяином. Сцена показалась гостям немного грубой, и они поспешно попрощались. "Знаешь, кто были эти люди?" спросил он насмешливым тоном. Нет.

Они представляли одну телевизионную компанию, ответил он торжествующе, и причиной их визита к моему другу были поиски Кастанеды.

Необходимость превратилась в игру. Ситуации, которых он мог избежать или устранить и без какихнибудь трюков, служили ему возможностью проверить собственные способности и следовать избранной линии поведения в одиночку или вместе с друзьями. Скрыть свою личность от тех, кто хотел его разыскать, было для него вершиной удовольствия. Я предполагаю, что сейчас он уже не играет в эти игры, потому что в качестве Нагваля имеет меньше времени и больше ответственности. Он сохраняет свое исключительное чувство юмора, но не для того, чтобы становиться участником "игр" других.

Несколько дней назад, рассказывал он, одна организация прислала письмо моему адвокату, в котором они просили разрешения внести меня в список иностранцев, достигших успеха в Соединенных Штатах. Что бы ты сделала в таком случае? спросил он серьезно и одновременно снисходительно, в то время как я ждала, чтобы он высказался сам.

Ему не понравилось, что его до сих пор считают иностранцем, хотя он прибыл в страну еще подростком, имеет американское гражданство и написал свои книги на английском языке.

Между тем мы прибыли в парк. Он плотно закрыл окна и оставил в автомобиле коричневый пакет из универмага. Я не знала, что в нем лежит. Во всяком случае, мы не собирались уходить далеко. Буквально через несколько шагов мы нашли скамейку, стоявшую под высокой сосной. Хотя она и находилась в тени и дул достаточно прохладный ветер, мы уселись на нее, потому что времени для поисков у нас не было. Я подготовила мои бумаги, чтобы продолжить интервью. Он сделался знаменитым благодаря его литературным произведениям, и это должно было стать темой нашей сегодняшней беседы. Я хотела полностью сконцентрироваться на этой теме, оставив все иные вопросы в стороне.

Добавлено (14.07.2013, 14:29)
---------------------------------------------
Книги
Во время своей учебы Кастанеда постоянно делал записи, часто даже при самых невообразимых обстоятельствах. Он писал свои заметки на испанском, а затем ночью переводил их на английский. Вначале он писал тайно, даже не вынимая тетради из кармана куртки, что позволило дону Хуану высказаться, что тот занимается совсем иной, менее интеллектуальной деятельностью. Когда старый индеец позволил ему открыто делать записи, Кастанеде пришлось выслушать немало шуток о себе, причем не только от дона Хуана, но и от дона Хенаро и других, которые не понимали, какую цель он преследует.

Но дон Хуан знал совершенно точно, что делает: он делал из Кастанеды будущего Нагваля, которого он должен был поддержать в его деятельности. Со своей стороны, Карлитос надеялся, что он выудит у этих индейцев неоценимую информацию для своей работы о лекарственных растениях. Так каждый вел свою собственную игру. Но в определенный момент, когда дон Хуан заметил, что страсть Кастанеды делать записи не стихает, он посоветовал ему написать книгу, использовав всю полученную до сих пор информацию, чтобы освободиться от этой зависимости так же, как он помог ему избавиться от курения. Он тогда еще не знал, что написание книг превратится в страсть, от которой он не сможет избавиться. Это было началом его прославленной литературной деятельности.

Однако Кастанеда отказывался на первых порах: он не писатель, его устремления направлены только на академическую карьеру и научные исследования. Дон Хуан успокоил и заверил его, что ему не нужно ничего придумывать, он должен только вспоминать пережитое, видеть его в своих сновидениях. Это будет вовсе не литературный, а магический опыт. Хотя он был хорошо подготовлен, задание оказалось не из легких. Профессор Гарфинкель не соглашался снизить свои требования. Он продемонстрировал свою поддержку тем, что не скупился на критику и замечания, чтобы улучшить рукопись. Кастанеда трижды переписывал "Учение дона Хуана", прежде чем Гарфинкель был удовлетворен. Книга была опубликована в 1968 году, очень мифическом году как для Америки, так и для Европы. Психоделики и поиски общественных и индивидуальных альтернатив образовали краеугольные камни тогдашней контркультуры. "Учение..." стало вскоре символом этого молодежного движения и неожиданным бестселлером. Кастанеда написал книгу в нужное время, в нужной стране и на нужную тему.

Когда он после трехлетнего перерыва вновь посетил дона Хуана, он привез ему книгу. Дон Хуан перелистал ее и нежно погладил в знак признания, однако отказался оставить ее у себя. Большое уважение, испытываемое Кастанедой к учителю, понуждало его к честности. Поэтому он описал в начале "Сказок о силе" реакцию дона Хуана, когда он посетил его в 1971 году и хотел рассказать ему о своей второй книге "Отдельная реальность", которая была опубликована за несколько месяцев до того: "Я закончил работу над книгой" сообщил я. Он пристально посмотрел на меня, так что у меня заныло под ложечкой, словно он чемто мягким толкал меня в живот... Я хотел поговорить о своей новой книге, но он сделал знак, что ему это не интересно..."

Хотел ли дон Хуан показать этим движением, что он больше не поддерживает то, что он предложил как средство, а не как цель? Во всяком случае, Кастанеда опубликовал при жизни дона Хуана еще одну книгу "Путешествие в Икстлан".

Добавлено (14.07.2013, 14:29)
---------------------------------------------
Когда я спросила Кастанеду, почему название его восьмой книги "Сила безмолвия", вышедшей на английском языке, отличается от названия мексиканского издания, он пояснил мне саркастическим тоном:

Потому что издатель решил назвать книгу "Сила безмолвия", по его мнению, это звучит более впечатляюще и выгодно с точки зрения коммерции.

Собственно говоря, коммерческие соображения были излишни для книг Кастанеды. Автор имеет прочный круг своих почитателей, некоторые из них принадлежат к этому кругу уже двадцать лет и, как и автор, имеют седые волосы. Они вновь и вновь страстно перечитывают его переживания, в надежде однажды суметь повторить их. Однако книги почти никогда не могут заменить учителя, который, как описал Кастанеда, не только хотел изменить его поведение в повседневном мире, но руководил им и направлял его во время переходов в иные состояния сознания.

Дон Хуан утверждал, что никто не нуждается в том, чтобы его учили магии, потому что тут нечему учить. Дословно он говорил: "Единственное, в чем мы нуждаемся, это в учителе, который убедит нас, что в нашем распоряжении имеются неисчерпаемые силы".

Кастанеда пришел к этому убеждению не посредством чтения книг и даже не на основании учения, о котором он узнал, но в процессе собственного опыта под четким руководством дона Хуана. Только он получил эту привилегию. Его сторонники хотели бы точно так же пройти путь воина, но у них нет учителя, в их распоряжении только несколько сотен книжных страниц. Возможно, это знание и может оказать помощь некоторым читателям, тем, кто находятся на пути исследования неизмеримых возможностей человека и кто открыли свой разум воздействию интуиции. Одна мистическая заповедь гласит: "Когда ученик готов, является учитель".

Мы знаем впечатление, которое книги Кастанеды произвели на общество. Но как повлиял успех на самого Кастанеду?

Я стал менее общительным, ответил он без колебаний.

Он написал некоторые книги спустя годы после своего обучения, но прошедшее время не уменьшило их свежести, точности и интенсивности. Перерабатывал он только свою первую книгу так, по крайней мере, он говорил, другие были написаны на одном дыхании. Хотя дон Хуан предложил наиболее подходящую технику написания, он не мог ее вначале правильно применить и должен был посвятить длительное время переработке первой книги вместо того, чтобы писать новые. Он подтвердил это мое мнение, и я спросила его:

Как тебе удавалось реконструировать и систематизировать твои разговоры с учителем?

Прикрепления: 9798083.jpg(102Kb)
 
ДАНАДата: Воскресенье, 14.07.2013, 14:51 | Сообщение # 190
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline

Добавлено (14.07.2013, 14:48)
---------------------------------------------
Чем больше силы имеет текст, тем больше соответствует он тому, что ты сам видел. Этого достигают, передвигая точку сборки точно в ту позицию, которую она занимала во время описываемого события.

Возможно, объяснение показалось ему чересчур абстрактным, потому что он подскочил, прошел тричетыре шага и сказал: Иди сюда, я покажу тебе коечто.

Я оставила свои бумаги на скамейке, подошла к нему и стала следить, как он рисует носком своих спортивных ботинок овальную фигуру на сырой земле. Это была точно такая же фигура, какую он нарисовал в моей записной книжке в первый день знакомства. Неожиданно прибежала белочка и стала спокойно искать себе корм, как будто нас тут и не было. Кастанеда поднял с земли маленькую зеленую пуговицу, которую, должно быть, потерял ктото из игравших в парке детей, положил ее на правый край фигуры и пояснил:

Представь себе, что это точка сборки. Он взглянул на меня, чтобы удостовериться, что я понимаю объяснение.

Понятно, заинтересованно ответила я. Потом он взял полную горсть сухих сосновых иголок, часть их положил на пуговицу, а другие рассыпал внутри фигуры.

Предположим, что это энергетические нити, объяснял он, присев на корточки и дотронувшись пальцами до сосновых иголок. Если точка сборки сдвигается внутрь светящегося кокона, при этом он передвинул пуговицу внутрь фигуры, то появляется возможность проникнуть в другие миры, к другим энергетическим полям. Эти поля изменяются в той степени, в какой точка сборки проникает в глубину и задействует их. Так получают необычные восприятия.

Мы знаем круг Леонардо да Винчи с нарисованной внутри фигурой человека; полуовальные формы в церквах ордена тамплиеров; мифы о первородном яйце; сказание о Леде, зачавшей ребенка от Зевсалебедя... В одном восторженном эссе под названием "Энергия сознания" французская кардиолог Тереза Броссе пишет, что "...в Советском Союзе разработан электрический прибор, позволяющий локализировать каналы акупунктуры, а также особые точки, активизация которых вызывает парапсихологические феномены, точки, имеющие отношение к ментальной активности и ее энергетическому потенциалу". Это открытие имеет отношение еще к одному феномену, известному как "Кирлианэффект": если фотографируют организм в высокочастотном электрическом поле, то можно увидеть на фотографии "биоплазматическое энергетическое тело", которое можно далее исследовать под электронным микроскопом. Это силовое поле поляризовано и имеет структурированный вид.

Оно воспроизводит весь организм (например, лист) и сохраняет свою форму, если даже отрезать часть листа. Это поле чувствительно к краскам и метеорологическим влияниям; похоже, что оно имеет связь с Универсумом и лежит в основе телепатии и других парапсихологических эффектов. При психосоматических нарушениях это биоплазматическое тело имеет патологические отклонения в своем внешнем виде. Следовательно, подобные нарушения могут быть определены еще до наступления соматического заболевания.

Итак, мы, люди, представляем собой не что иное, как эту энергию осознания, и она является также причиной и источником нашего существования. Согласно эзотерической традиции, эта энергия является также и сознанием; не существует такой энергии, которая не обладала бы сознанием. Поэтому внешняя граница человеческого существа, а также животных, растений и минералов, проходит не по поверхности физического тела, а по границе ауры. Известны случаи, когда люди ощущали боль в той части тела, которая была ампутирована. Эксперименты с движениями тела, с другой стороны, позволяют сделать выводы, что определенные, едва заметные движения человека, находящегося в непосредственной близости от нас, вызывают ответные жесты с нашей стороны. Кастанеда говорит, что у каждого человека есть точка сборки, или точка связи с космической энергией. Он пытался повлиять на эту точку, чтобы вызвать те состояния, о которых он писал в своих произведениях.

Добавлено (14.07.2013, 14:48)
---------------------------------------------
В "Силе безмолвия" читатель узнает, что Кастанеда не всегда мог применить этот метод. Вероятно, некоторым переживаниям нужно время, чтобы укрепиться и потом выплыть наружу. К этому относился мой следующий вопрос: Во введении к "Силе безмолвия" ты утверждал, что до сих пор не описал искусство сталкинга и овладение намерением, потому что ты до этого времени не мог размышлять об этом корректным способом. Об этом будут две следующие книги, быстро ответил он, и этим я плачу мой долг дону Хуану.

Я не знала, что ему нужно было оплачивать долг дону Хуану. Таким образом, книг будет десять. Однако в данном случае нельзя ничего знать наверняка, ведь в свое время после опубликования "Путешествия в Икстлан" он объявил, что это последнее сообщение на тему магии. Возможно, тогда он был деморализован исчезновением дона Хуана. В то время он резко отклонял предложения снять фильмы по его книгам.

После того как он доверительно сообщил мне, что выйдут еще только две книги, он вдруг ошеломил меня заявлением: А потом я буду писать о других опытах...

Его читатели могут быть спокойны: Кастанеда их не оставит. Пока что не похоже, чтобы он собирался поменять области. Если даже за день до того он и сделал странное заявление. Мы были вместе с Флориндой в этом парке, когда я передала ему визитную карточку Барбары Робинсон и сообщила о ее просьбе.

Она надеется, что ты ей позвонишь, как ты это предложил, и передашь книги для ее института.

Кастанеда сунул карточку в карман, взглянул на Флоринду с понимающей усмешкой и сказал: Мы отдадим ей книги, когда будем уходить, правда? Это "уходить", сказанное веселым тоном, как мне показалось, не означало, что они планируют путешествие. Тогда куда же они собрались уходить? Кастанеда долго жил в других странах, однако никогда не отдавал оставшиеся у него свободные экземпляры, которые, как я поняла, имели для него большую ценность. Если он подумывал о том, чтобы их подарить, и уже указал на такую возможность, тогда, вероятно, это могло означать, что он не собирается возвращаться назад. Как можно заключить из его ответа, они уже раньше обсудили этот вопрос с Флориндой, потому что она склонила голову и кивнула. Но что бы ни было целью, они тщательно заранее планировали это путешествие. Я решила больше не спрашивать об этом.

Овальная фигура с зеленой пуговицей и сосновыми иголками казалась со скамьи произведением ребенка или инопланетянина.

Сколько еще свободных экземпляров твоих книг есть у тебя? спросила я.

257, с поразительной точностью ответил он. Я хотела округлить число и предложила:

Я напишу для простоты, что у тебя еще более 250 книг,

257, настойчиво повторил он. Очевидно, ему было бы приятнее, если бы я указала точное количество экземпляров.

Сколько экземпляров твоих книг уже продано? поинтересовалась я.

Восемь миллионов только в Соединенных Штатах, не считая последнего тома.

Однако указать точное количество книг было невозможно.

Несколько лет назад я узнал, что мои книги тайно распространяются в Китае в виде фотокопий, улыбаясь сообщил он. В данном случае было бессмысленно спрашивать, нарушены ли его авторские права. Видимо, он был очень доволен, что его философия проникла вплоть до родины ЛаоЦзы. Я представила себе опасности, которым подвергались жаждущие знаний китайцы, чтобы тайком следить за переживаниями, описываемыми учеником дона Хуана, китайцы, над которыми угрожающе нависала "банда четырех", стремящаяся выкорчевать контрреволюционные мысли. Собрание опытов Кастанеды было для многих людей во всем мире подобным новой "Красной Книге", которая состояла из многих томов и была по крайней мере более проникновенной, чем книга Мао. С фанатичной страстью тысячи молодых североамериканцев пересекали границу Мексики и исследовали там различные области в надежде выследить дона Хуана. Эта лавина из Соединенных Штатов заставила правительство Мексики на долгие годы запретить перевод книг Кастанеды на испанский, потому что оно боялось, что эти книги точно так же повлияют и на их граждан. До 1974 года книги Кастанеды не были опубликованы в Мексике, а в это время дон Хуан уже исчез. Только тогда "Учение..." вышло с благоприятным предисловием.

Добавлено (14.07.2013, 14:49)
---------------------------------------------
Мы беззаботно сидели на скамейке в парке, и ответственный за весь этот бум дружески отвечал на мои вопросы. Как всегда, он использовал любую возможность, чтобы перевести разговор на тему, которая в это мгновение его интересовала. Время от времени я бросала отчаянные взгляды на подготовленные листы с вопросами. Он заметил мое внутреннее состояние и пошел мне навстречу: Ну, продолжай дальше.

Прежде чем вернуться к теме его книг, я хотела еще спросить его о другом аспекте энергии.

Если верить тому, что ты написал, люди в далеком прошлом определили, что Земля может чувствовать и что есть определенные места на поверхности, пригодные для посвящения.

В некоторых местах, отвечал он, пучок энергии гуще, необычный феномен, в то время как в других местах он более рассеян. Маги, которые ощущают свое тело как расширяющийся организм, чувствуют, что заряжаются в таких местах энергией и используют это для своих действий. Он привел один пример: Дон Хуан искал по привычке такие места, как кошка, которая никогда не уляжется на отрицательно заряженном месте.

Способность, которую Кастанеда приписывает кошкам, объясняет, почему эти животные считались в Древнем Египте священными. Их мумифицированные тела укладывали в гробницу рядом с телами значительных личностей, полагая, что они являются надежными проводниками на полном опасностей пути в иной мир.

После разговора о влиянии Земли мы перешли к небу: Какое влияние оказывают на человека звезды?

Притягивающая сила, исходящая от огромных небесных тел, оказывает влияние на магов. Они притягивают сознание и могут переносить магов в иные, необычные миры.

Как ты относишься к толкованиям знаков Зодиака?

В общемто знаки Зодиака это совсем слабые и случайные образы, которые мы не можем уверенно классифицировать.

Он спонтанно добавил:

Я очень хорошо знаю звездное небо Северного полушария, но практически ничего не знаю о Южном.

Казалось, эта тема очень его интересует. Он привел названия некоторых констелляцией и точное время, когда они видны. Я очень скоро поняла, что его знания имеют своим источником не пустое любопытство, а настоятельную потребность.

В тенистой части парка стало к этому времени прохладно. Кроме пятидесяти минут, которые мы провели у светящегося кокона, мы вообще не двигались с места. Ветер усилился и стал неприятным, белочек больше не было видно. Кастанеда стал беспокоиться, что уже поздно, и предложил: Поехали?

Мне оставалось только согласиться. Мы поднялись, и, пока я складывала свои листки, Кастанеда с наслаждением потянулся. Чтобы избежать того, что сейчас он отвезет меня прямо домой, я предложила:

Выпьем гденибудь капуччино, чтобы согреться? Он согласился без колебаний и добавил: Охотно. Мы поедем сейчас в одно местечко, которое я знаю.

Добавлено (14.07.2013, 14:49)
---------------------------------------------
Когда мы шли к автомобилю, он вдруг схватил мою руку и, смеясь, заявил: Ты и я, мы прекрасно понимаем друг друга! Да, мне было легко с ним, было только очень трудно на /него выйти. Когда я садилась в машину, я нечаянно наступила на пакет. Мне стало страшно, что я раздавила чтонибудь, но Кастанеда пояснил: Открой, это для тебя.

Я наклонилась, открыла пакет и увидела, что в нем находятся английские издания всех его книг.

Ты заберешь этот пакет с собой, добавил он. Я всегда обращала внимание, что дону Хуану нравились стихи. Поэтому я спросила Кастанеду: Дон Хуан думал, что поэты интуитивно ближе к Духу, чем простые люди?

Поэты хотят идти по пути воина, коротко пояснил он, хотя и не понимают этого.

В одной из своих книг он рассказал, как они попеременно с женщинойНагваль Кэрол читали дону Хуану стихи испанских поэтов. Кастанеда говорил мне, что благодаря своему североамериканскому происхождению дон Хуан прекрасно говорил поанглийски. Поэтому меня поразил его следующий комментарий:

Дон Хуан хотел, чтобы я переводил для него стихи. Это была очень трудная, но полезная работа.

Прежде чем я успела спросить, с какого же языка он переводил стихи, он пояснил, что каждый язык имеет определенные свойства и не все языки могут выразить определенные чувства или состояния. Потом он решительно добавил: Например, французский язык не подходит для стихов.

Тут я не могу согласиться, возразила я. Мы прекратили разговор, потому что он как раз остановился на заправке. Пока он заполнял бак бензином, он снял свой пиджак и повесил его на спинку сиденья. Затем он поехал по одной из улиц, пересекающих главную улицу. Я вновь вернулась к прерванному разговору, при этом пригрозила, что сейчас начну читать стихи на французском.

Ты знаешь французский? удивленно спросил он, из чего я заключила, что он совсем не знал этого языка. Я пояснила, что хотела бы жить в Париже, и напомнила ему строки из стихотворения Сесара Вальехо, которые он цитирует в "Сказках о силе":

Я умру в Париже, когда идет дождь,
В день, который я уже помню.
Я умру в Париже и не убегу прочь
Может быть, осенью, в среду, как сегодня...

Он молчал, а я не знала, понял ли он французские слова, если считал, что французский язык не подходит для стихосложения. Поэтому я решила рассказать одно стихотворение на испанском.

Это стихотворение Жака Преверта, оно очень короткое, успокоила я его. Оно называется "Аликанте":

Апельсин на столе,
Твое платье на ковре,
а ты в моей постели:
Сладость настоящего в настоящем.
Свежесть и ночь.
Жара моей жизни.

Добавлено (14.07.2013, 14:49)
---------------------------------------------
И, хотя содержание стихотворения, повидимому, означало лишь банальное растранжиривание сексуальной энергии, Кастанеда сразу сказал: Дону Хуану оно бы понравилось.

Да, это могло соответствовать действительности, потому что спустя несколько месяцев я прочитала в одной из его книг, какие стихотворения нравились дону Хуану: компактные, короткие, точные, с яркими образами. Но его ученик не признался, нравятся ли ему самому стихи. Как и в других случаях, он ограничивался лишь мнением своего учителя. Такая непрерывная связь с доном Хуаном и сегодня была поистине поразительна. Было нелегко верить в существование столь необычного человека, как дон Хуан. Однако после нескольких часов разговора с Кастанедой в это стало еще более сложно поверить. Именно этот упрек всегда бросали ему: он выдумал дона Хуана, потому что для индейца последний слишком умен и поэтичен. В самом начале энтузиазм побеждал любой скепсис.

Как это произошло, что после стольких похвал твоей первой книге вдруг началась жесткая критика и полное неприятие?

Вначале, пояснил он с серьезным выражением на лице, те, кто читали и анализировали мои книги, думали, что я обращаюсь к ним как ученый к ученым. Он продолжал описывать свой крестный ход: Я выступал с докладами в университетах и библиотеках, однако то, к чему я призывал, вызвало враждебную реакцию. Я говорил о том, что мы должны преодолеть наше чувство собственной важности.

Как только он начал в своей личной и общественной жизни вести совсем другой образ жизни, которая нарушала правила игры в обществе, к которому он принадлежал, он не мог более оставаться сообщником большинства. В конце пояснения он заговорил о себе в третьем лице:

Кастанеда сделался опасным, потому что он требовал разрушения существующих способов поведения.

Они не могли отнять у него титул доктора, но поставили под сомнение достоверность сообщаемых им сведений. Похоже, сегодня его это уже не волнует. Во время рассказа у него был серьезный тон, однако сразу после этого он вновь заулыбался и отбросил грустные воспоминания, как бабочка оставляет ставший бесполезным кокон.

Мне хотелось также узнать причину, по которой он впервые сам занялся переводом одной из своих книг занятие, очевидно бесполезное и необъяснимое для того, у кого не так много времени и кто собирается написать еще две новые книги о доне Хуане и, возможно, еще несколько по другим темам. Когда я спросила Кастанеду днем раньше, получив от него рукопись, о причинах этого, он пояснил мне следующее.

Это было очень трудно, подчеркнул он и указал на Флоринду. Мы сделали это вместе.

Флоринда покачала головой и возразила: Нет, нет, я высказала ему только мое мнение по некоторым вопросам. Он переводил сам.

Я поверила Флоринде. Я все больше убеждалась, что она молчит лишь тогда, когда полностью согласна с его словами. Иначе она горячо возражала. И на этот раз она не потерпела, чтобы Кастанеда в своем великодушии погрешил против истины. Я была почти уверена, что Флоринда лучше промолчит, чем скажет неправду, в то время как Кастанеда не был столь скрупулезным и действовал согласно представлениям дона Хуана: "Если у человека нет личной истории, ничто из того, что он говорит, не может быть ложью".

Я вновь вспомнила противоречивые пояснения, почему они решили ответить мне, и склонилась к объяснению Флоринды, будто они решили вытащить одно письмо изо всей почты, что у них собралась. Возможно, Кастанеде показалось неудобным рассказать, что наша встреча была следствием игры случая... хотя случай всегда направляется Духом. Мне, напротив, это казалось очень приятным. Собственно говоря, такая система больше подходила к их образу жизни, чем рациональный выбор, при котором журналистка имела бы совсем немного шансов.

Кастанеда припарковался на обочине и, как всегда, убедился, что все дверцы закрыты. Затем он сказал: Мы пойдем во французскую кондитерскую. Она очень хорошая.

Мы находились на Montana Avenue. После нескольких домов, мимо которых мы прошли в западном направлении, мы оказались у входа в кондитерскую. Почти все помещение занимали витрины со сластями. Перед нами ожидали еще несколько посетителей, и, пока их обслуживали, Кастанеда спросил меня:

Что ты хочешь?

Добавлено (14.07.2013, 14:50)
---------------------------------------------
Я осмотрелась и решила взять ореховый торт; он уже знал, что он возьмет, потому что, когда подошла наша очередь, он сразу заказал бриоши четыре штуки! Продавщица пошла взять товар, и Кастанеда, вероятно знаток, сказал: Вот эти. Здесь самые лучшие.

Нагруженные сластями, мы пошли в кафетерий самообслуживания, где три или четыре столика стояли у большой стеклянной витрины. Здесь было приятно и спокойно. Мы заказали у стойки капуччино, и пока его готовили, заняли место. Я очень хотела узнать, почему же он решил самостоятельно перевести свою последнюю книгу.

Я всегда оставлял за собой право контролировать переводы моих книг на испанский язык. Пояснил он. Когда я вернулся назад из Гватемалы, я прочел переводы, сделанные в мое отсутствие, и некоторыми был недоволен. В каком отношении?

Ну, например, я писал "у него была мускулистая спина", а перевели "у него была прекрасная задница", возмущенно пояснил он.

Возможно, он будет и в дальнейшем сам переводить свои книги. Было ясно, что ему хочется, чтобы перевод был абсолютно точен. В этом отношении он был столь чувствителен, что даже не колебался сам взять на себя эту работу, хотя и признавался, что она трудная.

Капуччино так и не принесли. Мужчина, принявший у нас заказ, казалось, имел не особенно большой опыт в деле. Кастанеда встал, чтобы пожаловаться, и вскоре вернулся назад с горячим напитком и парой салфеток. Он взял бриошь и начал макать его в капуччино. И хотя я и захватила с собой записную книжку и листки с вопросами, чтобы продолжить интервью, я не решилась его прервать, когда увидела, с каким наслаждением он ест. Несколько минут мы молчали, сконцентрировавшись на еде и питье. Время от времени он внимательно разглядывал людей, которые входили и выходили или просто проходили мимо окна. Это был очень тонкий наблюдатель, как будто он хотел запомнить все, происходящее вокруг.

Его поведение напомнило мне один из аспектов философии дона Хуана, реализованный Кастанедой в жизни: "Мой способ жизни путь с сердцем это не интроспекция или мистическая трансценденция, но бытие в мире. Этот мир поле охоты для воина". Воин, который выжидает, возможно, в поисках будущей добычи. И некоторые становились жертвами его ядовитого языка.

Видишь эту женщину, которая стоит к нам спиной? Движением головы он указал на женщину, стоящую в этот момент у стойки. Она была примерно метр восемьдесят ростом, очень худая и не имела истинно женских форм. На ней были брюки, а волосы коротко подстрижены. Она выглядит внешне точно как мужчина. Но посмотри ей в лицо ей уже больше пятидесяти!

Кастанеда съел два бриоша. Затем он приступил к третьему, но осилил только половину, а вторую половину сунул обратно в пакет. Довольный, он снова обратил свой взгляд к стойке и заметил: Эта женщина красит волосы. Я осторожно повернулась и увидела женщину с рыжей гривой волос.

Естественные волосы не имеют столь равномерной окраски, убежденно заявил он.

Вряд ли Кастанеда похож на типичного воина. Я спросила себя, как реагируют на такую критику женщины из его группы: если все такие острые на язык, как Флоринда, Кастанеде приходится нелегко.
Сегодняшняя жизнь
Управилась? спросил он. Я кивнула. Мы встали, Кастанеда взял пакет с бриошами, и мы покинули кафетерий. Возможно, он хотел отнести бриоши Флоринде или съесть позже. Его экономность бросалась в глаза. Возможно, он помнил о плохих временах, поэтому прихватил даже половинку?

Пока мы ожидали у светофора, чтобы пересечь улицу, он элегантно поддерживал меня за локоть. Его изысканная манера поведения противоречила часто употребляемым неприличным выражениям, которые явно доставляли ему удовольствие. Он не удерживался от грубостей, когда дело шло о сексуальной теме. К тому же он постоянно критиковал женщин. Нам навстречу шла женщина, которой было, наверное, семьдесят лет, но на ней была миниюбка. Когда она проходила мимо, я заметила, как Кастанеда внимательно оглядел ее с головы до ног. Возможно, он рассматривал ее энергию. Но он пояснил:

Одежда явно не соответствует возрасту. Мы поехали в направлении к океану. Хотя мне и не хотелось быть навязчивой, я все же решила продолжить задавать вопросы, поскольку в течение дня убедилась, что он очень хорошо умеет избегать дотошного расследования.

Ты живешь вместе с твоей группой?

В Центральной Мексике, высоко в горах, ответил он.

Добавлено (14.07.2013, 14:50)
---------------------------------------------
Что касалось совместной жизни: когда мы были в кубинском ресторане, он упомянул, что члены группы приезжают в ЛосАнджелес только для того, чтобы покушать. Я поняла, что все они живут отдельно и посещают друг друга. Если каждый из них имеет собственный дом, то эти дома не могут находиться далеко друг от друга, потому что у Флоринды нет машины. Такое дистанцирование могло обусловливаться их представлением об энергии. Кастанеда и Флоринда утверждали, что, если люди живут вместе в маленьком помещении, энергии их светящихся коконов смешиваются. Это заставляет людей действовать вместе. Ведущим становится тот, чья энергия оказывается большей. Кастанеда дополнил это объяснение шуткой: Поэтому очень неудобно спать вместе с кемнибудь.

Чем ты занимаешься с твоей группой?

Мы встречаемся ежедневно, чтобы сновидеть.

И о чем вы сновидите?

Мы отправляемся в одно место, некоторое подобие астрономической обсерватории с открытым куполом. Мы укладываемся на спину и позволяем какойнибудь планете притянуть нас. Планета должна быть достаточно большой, чтобы суметь притягивать, живо сообщил он.

Именно поэтому он изучал североамериканское небо: чтобы удостовериться, что планеты и звездные системы, которые они сновидят, существуют в нашей реальности.

Поскольку члены группы встречаются ежедневно, я предположила, что в настоящее время они постоянно ездят из Мексики в ЛосАнджелес и обратно, по крайней мере до тех пор, пока молодая женщина, которая готовится к защите докторской диссертации, не завершит своей работы. Я представила себе Кастанеду у него в доме, с картой звездного неба в одной руке и телескопом в другой, исследующим небо. Приверженцы Кастанеды не могут себе даже представить, какого рода развлечения он предпочитает.

Некоторое время он вновь рассказывал мне анекдоты на любимую тему: о людях кино.

Одна моя соседка, молодая женщина актриса. Мы хорошие приятели, и она рассказывает мне постоянно о своих любовных проблемах. Она постоянно испытывает сомнения, должна ли она спать с этим или с другим. Время от времени ей приходит в голову мысль, что мы могли бы быть любовниками, и я отвечаю ей, что согласен, но при условии, что больше у нее уже не будет ни одной связи ни с кем другим в течение всей жизни. Тогда она просит меня: "Я должна подумать", и я говорю ей, продолжал он, сделав иронический жест, что у нее только десять минут на размышления. Она протестует: "Я не могу принять за десять минут такое важное решение!" но я настаиваю на том, что она имеет только эти десять минут, и, конечно, она не может решиться. Иногда мы разговариваем до пяти часов утра, рассказывал он, не называя, однако, имени актрисы.

Он мог получить удовольствие от любой ситуации: за свой счет или за счет других, в данный момент или позже, когда перестанет сердиться. Такое поведение, без сомнения, совпадает с наблюдениями, которые сделал о человеческом поведении дон Хуан за много лет до этого дня: "Поскольку мы никогда не можем знать наверняка, будем ли живы в следующую минуту, мы должны переживать каждое мгновение так, как если бы оно было последним. Каждое действие это последняя битва воина на Земле. Поэтому нужно всегда действовать безупречно. Ни одно дело не должно оставаться неулаженным. Эта концепция принесла мне большое облегчение. Если я трачу свое время на бесплодные сожаления о моих неправильных действиях вчера, я не могу принимать решения, которые должны быть приняты в настоящую минуту".

Добавлено (14.07.2013, 14:50)
---------------------------------------------
Уже чувствовалась близость океана, и я вспомнила, что скоро ему надо будет вернуться к его индейцам. Я так и не расспросила его, как он относится к политике, хотя, в принципе, его отношение было мне ясно из предыдущих разговоров: он стриг все супервласти под одну гребенку. Для него всякая супервласть была милитаристской, представляющей опасность для человечества и несущей ответственность за существование озоновой дыры со всеми разрушительными последствиями для планеты. Много лет назад, когда озоновая дыра еще не существовала или мы не знали о ее существовании, Кастанеда сказал:

Я родился в Южной Америке, где интеллектуалы постоянно говорят о политических или социальных революциях и где постоянно рвутся бомбы. Однако революции приносят лишь незначительные изменения. В противоположность этому, человеку следует, например, просто прекратить курить, или достичь внутреннего спокойствия, или прекратить внутренний диалог и переделать самого себя, создать себя заново. Это то направление, где начинаются настоящие реформы. Наши заботы должны быть направлены прежде всего на самого себя. Я могу действительно помочь своим близким, только если я обладаю достаточной личной силой и не индульгирую. Каждая революция должна начинаться здесь, в нашем теле. Можно действительно изменить многие вещи, но только изнутри безупречного тела, согласованного с этим таинственным миром. Для меня наивысшее искусство состоит в том, чтобы превратить себя самого в безупречного воина, потому что это, как говорит дон Хуан, единственный путь, чтобы привести в равновесие трудность быть человеком с чудом быть человеком.

Кастанеда припарковался у моего дома. Мы поболтали еще несколько минут, и я уверена, что он почувствовал мое состояние, потому что сказал:

Мне пора ехать, но я еще позвоню тебе вечером и отвечу на твои последние вопросы.

Возможно, он вспомнил самого себя и свои усилия, когда он пытался, постоянно вооруженный записной книжкой, записать все возможное о доне Хуане и его техниках.

Не забудь твои книги, напомнил он.

Я открыла свой рюкзак и стала перекладывать книги.

Эту книгу ты мне уже подарил, сказала я и положила его девятую книгу в отделение для перчаток. Среди книг была и книга Флоринды. Я раскрыла ее и прочла странное посвящение: "Пятиногому пауку, несущему меня на своей спине".

Это шуточки Флоринды, скромно сказал он.

Моя первая фамилия Арана, что в переводе означает "паук".

У них были свои секреты, но они также владели ключом, чтобы решать эти загадки. Совершенно непроизвольно я вдруг взяла также книгу, которую только что отложила. Смутившись, я уже хотела положить ее назад, когда он сказал: Бери ее тоже.

Охотно. Можешь ли ты надписать ее мне?

Я не очень силен в посвящениях, пояснил он, но взял книгу. Черной шариковой ручкой он написал несколько английских слов и поставил дату 30 августа 1988. В девять вечера мне позвонила Флоринда.

Я уезжаю и больше не смогу тебе позвонить. Во сколько ты завтра улетаешь?

Я уезжаю из дому в одиннадцать утра, и мне еще надо укладываться. Она повторила их предложение

Напиши нам вопросы, которые у тебя еще имеются, и я пришлю ответы, напечатанные на машинке.

Мы еще раз попрощались, и она пожелала мне счастливого пути. Мне оставалось только упорядочить мои заметки и записать то, что я нацарапала в автомобиле или просто сохранила в памяти. Например, тот способ, каким мы распрощались с Кастанедой. После того как мы обменялись прощальными поцелуями и пожелали друг другу всего наилучшего, он закрыл дверцу машины и я наклонилась, чтобы в последний раз взглянуть на него. Вдруг он чтото вспомнил и спросил: Который час? Я не видела у него часов, и он часто задавал мне этот вопрос.
Полшестого, ответила я. Я не могла удержаться, чтобы не пошутить на эту тему: Что же это такое: волшебник спрашивает, который час?

Добавлено (14.07.2013, 14:51)
---------------------------------------------
Он засмеялся в ответ. Послав мне на прощание воздушный поцелуй, он уехал. Я была совершенно уверена, что мы вскоре снова встретимся и поговорим обо всем, о чем не успели поговорить или чего лишь мимоходом коснулись.

Я совсем забыла, что дон Хуан неоднократно напоминал своему ученику:

"Будущее это всего лишь слово. Для мага существует только Здесь и Сейчас".

Прикрепления: 9877735.jpg(53Kb)
 
aum33Дата: Воскресенье, 14.07.2013, 21:54 | Сообщение # 191
продвинутый
Группа: Заблокированные
Сообщений: 265
Статус: Offline
Цитата (ДАНА)
Дон Хуан неоднократно напоминал своему ученику:"Будущее это всего лишь слово. Для мага существует только Здесь и Сейчас".
"Здесь и Сейчас" основывается на видении и знании законов Единого Вечного, а иначе это обывательское разгильдяйство

в моём учении это "Данность" и Она вмещает, как "Здесь и Сейчас", так и Вечность, то есть через Данность видишь и Вечность, также наоборот из Вечности видишь и Данность

Прикрепления: 9886740.jpg(82Kb)


Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня.

Сообщение отредактировал aum33 - Воскресенье, 14.07.2013, 22:03
 
ДАНАДата: Понедельник, 15.07.2013, 06:20 | Сообщение # 192
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
Шанс, удача, личная сила или как ты это ни назови, является особым состоянием дел. Это как очень маленькая палочка, которая появляется прямо перед нами и приглашает нас схватиться за нее. Обычно мы слишком заняты или слишком загружены, или слишком глупы и ленивы для того, чтобы понять, что это наш кубический сантиметр удачи. Воин, с другой стороны, всегда алертен, всегда подтянут и имеет пружинистость и цепкость, необходимые, чтобы схватить ее.
 
ДАНАДата: Понедельник, 15.07.2013, 06:26 | Сообщение # 193
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
После долгих лет уединения вызывающий столь бурную полемику автор прервал молчание и согласился обсудить свое путешествие в другие реальности, выступить в защиту своих работ и сообщить о кончине дона Хуана.

Литературным агентам обычно платят за то, что они надувают клиентов, но когда агент Карлоса Кастанеды сообщил мне о его предложении дать "интервью о своей жизни", отказаться было невозможно. Все же девять бестселлеров Кастанеды, где он описывает свое замечательное ученичество у мага индейских яки дона Хуана, вдохновили бесчисленных представителей моего поколения на изучение мистицизма, психоделических средств и новых уровней сознания. Несмотря на все возрастающую славу, автор продолжает вести затворнический образ жизни, скрываясь за интригующей завесой таинственности. Похоже, что за все эти годы, кроме нескольких случайных интервью, Кастанеда никогда не отваживался предстать перед публикой. Немногим даже известно, как он выглядит. Что касается предстоящего интервью, то его агент предупредил меня, что не должно быть никаких камер и магнитофонов. Разговор может быть записан только стенографисткой, чтобы голос Кастанеды не попал дурные руки.

Интервью, которое, возможно, было специально приурочено к выходу последней и самой эзотерической книги Кастанеды, "Искусство сновидения", было назначено в конференц-зале одного скромного офиса в Лос-Анджелесе после переговоров с его агентом, которые длились несколько недель. По словам агента, положение осложнялось тем, что у него не было никаких возможностей связаться со своим клиентом, а подтвердить то, что встреча состоится, он мог только после разговора с ним, "когда он решит позвонить... Я никогда не знаю заранее, когда это может произойти".

Когда я в полдень назначенного дня пришел на место встречи, я увидел энергичного, полного энтузиазма, широко улыбающегося человека, который протянул мне руку и очень скромно приветствовал меня:

- Здравствуйте, я - Карлос Кастанеда. Милости прошу. Как только вы будете готовы, мы начнем нашу беседу. Хотите кофе или, может, содовой? Устраивайтесь, пожалуйста, поудобнее.

Я слышал, что Кастанеда похож на плотника или на кубинского официанта; что в нем сочетаются черты европейца с чертами индейца; что кожа у него бронзовая или орехово-коричневая; что волосы у него черные, жесткие и волнистые. Довольно много для слухов. Сейчас его грива была седой, или в значительной степени седой, коротко подстриженной и слегка взъерошенной. Если бы полицейский попросил набросать его портрет, я бы отметил его глаза - большие, яркие, светящиеся, вероятно, серые.

Я спросил Кастанеду, каким временем он располагает.

- До вечера. Я думаю, у нас будет столько времени, сколько нам потребуется. Когда будет довольно, мы об этом узнаем.

Наша беседа продолжалась четыре часа, в том числе и во время уничтожения сандвичей, принесенных из соседнего магазина.

Мое первое знакомство с работами Кастанеды с одинаковым успехом можно назвать как знакомством, так и посвящением. Это было в 1968 году. На улицах Чикаго полицейские дубинками разгоняли демонстрантов. Были убиты Мартин Лютер Кинг-младший и Роберт Кеннеди. Список самых популярных пластинок возглавляла песня Франклина "Оковы глупости". И все это среди океана сандалий, вышитых восточных халатов, брюк клеш, бренчащих браслетов и длинных волос, одинаковых как у мужчин, так и у женщин.

И вдруг в этот мир входит загадочный писатель по имени Карлос Кастанеда со своей книгой "Учение Дона Хуана: путь знания индейцев яки". Прочтя эту книгу, я стал другим человеком. Книга, которую я начинал читать, вызывала любопытство; книга, которую я держал в руках, когда закончил чтение, была манифестом, своего рода безумным cause celebre, к которому тайно готовилась моя психика. То, что, казалось, утверждал Кастанеда - возможность внушающего благоговейный страх личного духовного опыта, - было как раз тем, против чего мне была сделана прививка религией воскресных месс моего детства.

Добавлено (15.07.2013, 06:25)
---------------------------------------------
Книга Кастанеды давала мне веру, что в один прекрасный день я каким-то образом могу тоже встретить своего собственного дона Хуана Матуса (дон - испанское слово, выражающее уважение), старого мудрого индейца или мага, который умоляет своего протеже Карлоса выйти за пределы "смотрения" - простого восприятия мира в его обычно признанном виде. Для того, чтобы стать человеком знания, Карлос должен научиться искусству видения, так, чтобы сначала он смог правильно воспринимать поразительный характер окружающего нас мира. "Когда ты видишь, - говорит дон Хуан, - исчезают все привычные особенности мира. Все вокруг становится новым. Все происходит впервые. Мир поразителен!"

Но кем был этот Кастанеда на самом деле? Откуда он взялся и что он пытается доказать своим таинственным определением реальности, которая, похоже, должна быть реальностью совсем другого порядка?

В течение многих лет предлагались самые различные ответы на этот вопрос. Выбирайте сами, что вам больше нравится: неортодоксальный антрополог, ученик мага, духовный прорицатель, литературный гений, оригинальный философ, Учитель. Для соблюдения равновесия не забудем и такое определение: организатор одной из самых эффектных мистификаций с момента возникновения печати.

На эти противоречивые определения Кастанеда отвечает чем-то вроде иронического изумления, как если бы он был одним из зрителей чеховского спектакля, в героях которого он узнает или не узнает себя. Автор решительно уклоняется - на протяжении почти трех десятилетий - от участия в словесной войне, которая не утихает вокруг его книг: действительно ли они являются подлинным описанием встреч с реальным миром, как он утверждает, или (как считают многочисленные критики) вымышленными аллегориями в духе "Путешествия Гулливера" или "Алисы в стране чудес".

Этому стратегическому молчанию учит сам дон Хуан. "Для того чтобы незаметно входить в различные миры и выходить из них, ты должен оставаться незаметным", - говорит Кастанеда, который, по слухам (его предпочтительное состояние), делит свое время между Лос-Анджелесом, Аризоной и Мексикой. "Чем больше вы отождествляетесь с представлением людей о том, кто вы есть и как вы должны поступать, тем больше вы ограничиваете свою свободу. Если вы постепенно окружите себя густым туманом, вас не будут принимать как нечто само собой разумеющееся и у вас появится больше возможностей для того, чтобы меняться".

Даже в этих условиях отдельные просветы в тумане дают возможность бросить беглый взгляд на следы, оставленные учеником мага еще за годы до того, как его жизнь постепенно превратилась в легенду.

Биографические данные, неподтвержденные самим автором, утверждают, что Карлос Сезар Арана Кастанеда родился в Перу в рождественский день 1925 года в историческом городе Андене в Каямарке. Окончив Национальный колледж в Нуэстра-Сенора в Гваделупе, он какое-то время учился в Национальной школе изящных искусств в Перу. В 1948 году семья переехала в Лиму и открыла ювелирный магазин. Год спустя, после смерти матери, Кастанеда переехал в Сан-Франциско и вскоре был зачислен в лос-анджелесский городской колледж, где он прослушал два курса - творческого письма и журналистики.

В 1962 году Кастанеда окончил Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, получив степень бакалавра гуманитарных наук по антропологии. В 1968 году, за пять лет до получения степени доктора философии по антропологии, издательством Калифорнийского университета было опубликовано "Учение дона Хуана: путь знания индейцев яки", книга, которая стала национальным бестселлером. Вслед за ее выходом в Книжном обозрении "New York Times" появился восторженный отзыв Роджера Джеллинка.

"Трудно переоценить значение того, что сделал Кастанеда. Он дал описание шаманской традиции - формы культуры, которая предшествует логике и древность которой вряд ли кто-нибудь может определить. Она описывалась не раз... Но, похоже, еще ни разу посторонний наблюдатель, и тем более "житель Запада", не принимал участия в ее таинствах изнутри и не описывал их так хорошо".

Добавлено (15.07.2013, 06:26)
---------------------------------------------
Курок был спущен. В 1969 году было продано 300 000 экземпляров "Учения" в Баллантинском популярном издании. В 1971 и 1972 годах последовали "Отдельная реальность" и "Путешествие в Икстлан", выпущенные издательством "Саймон энд Шустер". Серию продолжили "Сказки о силе" (1974), "Второе кольцо силы" (1977), "Дар Орла" (1981), "Огонь изнутри" (1984), "Сила безмолвия" (1987) и "Искусство сновидения" (1994). (Библиофилам может быть интересно узнать, что, по словам Кастанеды, на самом деле он написал книгу о доне Хуане еще до "Учения", которая называлась "Трещина между мирами", но забыл ее рукопись в кинотеатре.)

Пытаясь оценить влияние его работ, поклонники Кастанеды стали приписывать ему введение в общедоступную культуру богатых и разнообразных традиций шаманизма, с их выразительным вхождением в необычные миры и столкновением с незнакомыми и иногда враждебными духами-силами, что дает возможность восстановить равновесие и гармонию тела, души и общества. Вдохновленные применением доном Хуаном для обучения Кастанеды искусству сновидения пейота, дурмана и других растений, дающих силу, бесчисленное множество первооткрывателей бросились с помощью психоделических средств расширять свои собственные горизонты - с самыми разными результатами.

Критики Кастанеды, со своей стороны, стали утверждать, что "путь знания" разоблачает его работу как псевдоантропологическую фальшивку, полную сфабрикованных шаманов и основанных на чувственных ощущениях религиозных обычаев коренных жителей Америки. Неразборчивый в средствах автор, утверждают они, возводит клевету на самые священные обычаи коренного населения с единственной целью - хорошо заработать. То, что представил нам Кастанеда, пишет Ричард де Милль в "Путешествии Кастанеды", "рассчитано на повышенный спрос читателя на мифы, магию, древнюю мудрость, истинную реальность, самоусовершенствование, другие миры или воображаемых союзников".

Кастанеда, которого я встретил, весь состоял из контрастов. Его поведение было неформальным, спонтанным, он был очень оживлен и сразу заражал своим весельем. В то же время, его явно выраженный акцент (перуанский? чилийский? испанский?) придавал ему аристократическую официальность посла королевского двора: неторопливый и хорошо владеющий собой, серьезный и уравновешенный, горячий и решительный. Опытный.

Такое обилие несоответствий в человеке может показаться утомительным. Но это было совсем не так. Если вы перечитаете книги Карлоса Кастанеды (что, не переставая Удивляться, сделал я - все девять книг), то вы ясно увидите - может быть, в первый раз - что несоответствие как раз и является той силой, которая скрепляет его литературный гордиев узел. Как сказал мне автор во время нашего ланча, "только столкнув друг с другом два представления, можно, виляя между ними, попасть в реальный мир".

Я думаю, он дал мне понять, что его крепость хорошо защищена - и несмотря на это предложил приступить к ее штурму.

"ЕСЛИ ВЫ ПОСТЕПЕННО ОКРУЖАЕТЕ СЕБЯ ГУСТЫМ ТУМАНОМ, ВАС НЕ БУДУТ ПРИНИМАТЬ КАК НЕЧТО САМО СОБОЙ РАЗУМЕЮЩЕЕСЯ".

Кейт Томпсон: В то время как ваши книги принесли герою по имени Карлос всемирную известность, автор по фамилии Кастанеда становится все менее доступным для публики. В последние годы было больше нашедших свое подтверждение появлений Элвиса, чем Карлоса Кастанеды. Легенда по меньшей мере трижды приписывала вам самоубийство; ходят упорные слухи, что вы двадцать лет назад погибли в автокатастрофе в Мексике; мои попытки найти подтверждающие ваше существование фотографии и магнитофонные записи оказались бесплодными. Как я могу быть уверен в том, что вы действительно Кастанеда, а не человек из Вегаса, выдающий себя за Карлоса? Есть у вас какие-нибудь отличительные родимые пятна?

Карлос Кастанеда: Нет! Просто мой агент ручается за меня. Это его работа. Но вы свободны задавать мне любые вопросы, направлять яркий свет мне в глаза, продержать меня здесь всю ночь - как в старых кинофильмах.

К.Т.: Вас знают как неизвестного. Почему вы теперь согласились на беседу, после того, как в течение стольких лет отказывались давать интервью?

Добавлено (15.07.2013, 06:26)
---------------------------------------------
К.К.: Потому что я подхожу к концу тропы, на которую ступил тридцать лет назад. Будучи молодым антропологом, я отправился на юго-запад за сбором информации - провести полевые исследования лекарственных растений, которые используют местные индейцы. Я собирался написать статью и закончить обучение, и стать профессионалом в своей области. У меня не было ни малейшего интереса к встрече с таинственным человеком, похожим на дона Хуана.

К.Т.: Вы можете, точно описать начало своего пути?

К.К.: Я ожидал автобуса на станции Грейхаунт в Ногалесе, в Аризоне, и разговаривал со своим коллегой-антропологом, который был моим гидом и помогал мне в моих изысканиях. Вдруг он нагнулся ко мне и указал на седого старого индейца в противоположном конце помещения - "Тсс, он не должен заметить, что ты на него смотришь" - и рассказал, что этот индеец является специалистом по пейоту и лекарственным растениям. Это было все, что я хотел услышать. Я набрал в легкие побольше воздуха и направился к этому человеку, которого называли дон Хуан, и сказал ему, что я сам большой авторитет по пейоту. Я предложил ему вместе позавтракать и поговорить со мной - или что-то столь же самонадеянное.

К.Т.: Старая уловка с завтраком. Но ведь на самом деле вы были не слишком сильны в этой области, не так ли?

К.К.: Я почти ничего не знал о пейоте! Но я продолжал болтать - хвастался своими знаниями, стараясь произвести на него впечатление. Помню, что он просто смотрел на меня и изредка кивал головой, не проронив ни слова. Все усиливающаяся жара заставила меня успокоиться. Я был сражен его молчанием. Так я и стоял, среди обступившего меня хаоса мыслей, пока не подошел автобус дона Хуана. Он попрощался, слегка помахав мне рукой. Я чувствовал себя самонадеянным идиотом, это был конец.

К.Т.: Но также и начало.

К.К.: Да, тогда все и началось. Я узнал, что дон Хуан известен как брухо, что означает "человек, занимающийся медициной, целитель, маг". Теперь моей задачей было узнать, где он живет. Как вам известно, я очень хорошо взялся за это дело, и я добился своего. Я нашел его и однажды пришел к нему, Мы почувствовали симпатию друг к другу и вскоре стали друзьями.

К.Т.: Вы ощутили себя слабоумным, в присутствии этого человека, и тем не менее вы страстно стремились его найти?

К.К.: То, как дон Хуан выглядел на автобусной станции, показалось мне чем-то совершенно исключительным - беспрецедентным событием моей жизни. Было что-то замечательное в его глазах, которые, казалось, светились своим собственным светом. Видите ли, мы - хотя мы, к сожалению, и не хотим этого признать - всего лишь обезьяны, антропоиды, обезьяноподобные. Существуют первичные знания, которые несем мы все, - знания, непосредственно связанные с укоренившейся в нашем мозге личностью, которой два миллиона лет. И мы изо всех сил стараемся подавить их, что приводит к тучности, сердечным болезням, раку.

Именно на этом архаическом уровне меня покорил пристальный взгляд дона Хуана, несмотря на мою досаду и раздражение, которые он не мог не заметить, когда я на автобусной станции пытался выдать себя за знатока.

К.Т.: В конце концов вы стали учеником дона Хуана, а он вашим наставником. Как это произошло?

К.К.: Прошел год, прежде чем он начал мне доверять. Мы уже успели хорошо узнать друг друга, когда однажды дон Хуан повернулся ко мне и сказал, что он хранит определенные знания, полученные им от безымянного бенефактора, который провел его через особый вид обучения. Слово "знания" он употреблял чаще, чем слово "магия", но для него они имели один и тот же смысл. Дон Хуан сказал, что он выбрал меня в качестве своего ученика, и я должен быть готов к долгому и нелегкому пути. Но я не имел ни малейшего представления о том, каким удивительным и необычным будет этот путь.

Прикрепления: 0493901.jpg(71Kb)


Сообщение отредактировал ДАНА - Понедельник, 15.07.2013, 06:22
 
ДАНАДата: Понедельник, 15.07.2013, 06:29 | Сообщение # 194
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline

Добавлено (15.07.2013, 06:27)
---------------------------------------------
К.Т.: Через все ваши книги красной нитью проходит ваша борьба за ощущение "отдельной реальности", где комары вырастают размером до ста футов, где человеческие головы превращаются в коровьи, где одни и те же листья падают с дерева по четыре раза, где по приказанию магов при ярком свете дня исчезают машины. Хороший гипнотизер на сцене может добиться удивительных эффектов. Не мог дон Хуан делать то же самое? Может, он просто обманывал вас?

К.К.: Очень может быть. Он учил меня тому, что мир гораздо больше, чем мы обычно это осознаем, что наши естественные ожидания относительно реальности создаются общественной договоренностью, которая сама является обманом. Мы учимся видеть и понимать мир в процессе социализации, который, если он работает правильно, убеждает нас в том, что те интерпретации, с которыми мы соглашаемся, определяют пределы реального мира. Дон Хуан прервал этот процесс в моей жизни, показав мне, что мы обладаем возможностями входить в другие миры, которые постоянны и не зависят от нашего крайне обусловленного осознания. Магия включает перепрограммирование наших способностей ощущать мир как реальный, единственный, абсолютный, так называемый земной мир, засасывающий своей повседневностью.

К.Т.: Дон Хуан всегда старается предоставить вам возможность дать собственное объяснение реальности и высказать свои предположения относительно того, что может стоять в скобках, так что вы можете видеть, насколько эти объяснения произвольны. Современные философы назвали бы это "разрушением" реальности.

К.К.: Дон Хуан интуитивно понимал, как работает язык как система - как эта система создает картины реальности, которые, как мы ошибочно считаем, раскрывают "истинную" природу вещей. Его учение было подобно клюшке, бьющей меня по голове, пока я не увидел, что мои любимые представления - это просто объяснения, сплетенные из всевозможных закрепившихся интерпретаций, которые я использовал для того, чтобы защитить себя от чистого чудесного восприятия.

К.Т.: Но тут иногда встречаются противоречия. С одной стороны, дон Хуан "десоциализировал" вас, обучая видеть мир без заранее составленных мнений. Но это можно рассматривать и как "ресоциализацию", потому что он окутывал вас новым набором представлений, просто давая вам другие интерпретации, новый виток реальности - хотя бы "волшебной реальности".

К.К.: Это как раз то, что мы постоянно обсуждали с доном Хуаном. По сути, он говорил, что он "остановил мое вращение", я же утверждал, что он "закрутил меня в другую сторону". Обучая меня магии, он давал мне новые очки, новый язык, новый способ видеть и находиться в мире. Я оказался заключенным между моим прежним уверенным представлением о мире и новым его описанием, магией, и прилагал все усилия к тому, чтобы сохранить одновременно новое и старое. Я чувствовал себя совершенно увязшим, как машина, у которой проскальзывает коробка передач. Дон Хуан был в восторге. Он сказал, что это означает, что я скольжу между описаниями реальности - между своим новым и старым восприятием.

В конце концов я увидел, что все мои предыдущие допущения основывались на представлении о мире как о чем-то, от чего я по существу отделен. В тот день, когда я на автобусной станции встретил дона Хуана, я был идеальным научным сотрудником, совершенно оторванным от жизни, пытающимся доказать свою несуществующую компетентность в вопросах, связанных с психотропными растениями.

Добавлено (15.07.2013, 06:27)
---------------------------------------------
К.Т.: И по иронии судьбы именно дон Хуан позднее ввел вас в мир "Мескалито", зеленокожего духа пейота.

К.К.: Дон Хуан ввел меня в мир психотропных растений в середине моего ученичества, потому что я был слишком глуп и самоуверен, что я, конечно, считал признаком своей искушенности. Я держался за свое обычное описание мира с невероятной силой, убежденный, что только оно является истинным. Пейот помог усилить едва уловимые противоречия в моих интерпретациях, и это помогло мне преодолеть типично западный способ видения мира вне себя и обсудить это с самим собой. Но за использование психотропных средств приходится платить - физическим и эмоциональным истощением. Мне потребовались месяцы, чтобы полностью прийти в себя.

К.К.: Если бы вы могли начать все сначала, сказали бы вы сразу "нет"?

К.К.: Мой путь - это мой путь. Дон Хуан всегда говорил мне: "Делай пассы". Пасс - это не что иное, как преднамеренное действие, предназначенное для накопления силы, которая приходит в результате принятия решения. В конечном счете, вхождение в необычное состояние, которого вы достигаете с помощью пейота или других психотропных растений, - это как раз то, что вам нужно, чтобы охватить всю необъятность обычной реальности. Как видите, путь с сердцем не есть дорога непрерывного самоанализа или мистического полета, это путь привлечения радостей и печалей мира. Этот мир, где каждый из нас связан на молекулярном уровне с любым другим удивительным и динамичным проявлением существования, - этот мир является истинными охотничьими угодьями воина.

К.Т.: Ваш друг дон Хуан учит тому, что существует, тому, как узнать, что существует, и тому, как жить согласно тому, что существует, - онтология, эпистемология и этика. И это заставляет многих утверждать, что он слишком хорош, чтобы быть реальным, что вы его создали из случайно набранных черт в качестве аллегорического инструмента для произнесения мудрых поучений.

К.К.: Утверждение, что я состряпал образ, подобный дону Хуану, звучит нелепо. Я - продукт европейской интеллектуальной традиции и такой образ был бы для меня чужеродным. Реальные факты кажутся более странными: я репортер. Мои книги были признаны необычным явлением, что заставило меня изменить свою жизнь для того, чтобы встретиться с явлениями в положенные для них сроки.

К.Т.: Некоторые из ваших критиков выдвигают довольно злое обвинение, что Хуан Матус иногда говорит скорее как выпускник Оксфорда, чем как индеец. Кроме того, известно, что он много путешествовал, и источники, из которых он черпал свои знания, не ограничиваются его индейскими корнями.

К.К.: Позвольте мне сделать признание: меня приводит в восхищение мысль, что дон Хуан может быть не "наилучшим" доном Хуаном. Но, вероятно, правда и то, что я не являюсь наилучшим Карлосом Кастанедой. Много лет назад я встретил совершенного Кастанеду во время приема в Саусалито, совсем случайно. Там, в центре патио, я увидел красивого мужчину, высокого блондина с голубыми глазами, босого и совершенно прекрасного. Это было в начале 70-х. Он подписывал книги, и хозяин дома сказал мне: "Я рад представить вам Карлоса Кастанеду". Окруженный тесным кругом прекрасных женщин, он был воплощением Карлоса Кастанеды. Я сказал: "Мне очень приятно с вами познакомиться, мистер Кастанеда". "Доктор Кастанеда", - ответил он. Он делал очень хорошую работу. Я думаю, он показывал мне, каким должен быть Кастанеда, идеальный Кастанеда, со всеми выгодами, которые дает его положение. Но время проходит, а я все еще тот Кастанеда, какой я есть, не слишком подходящий для его голливудской версии. Так же, как и дон Хуан.

Добавлено (15.07.2013, 06:27)
---------------------------------------------
К.Т.: Признайтесь, вам когда-нибудь приходилось сглаживать эксцентричность вашего учителя и, чтобы сделать его лучшим носителем этого учения, представлять его более обычным человеком?

К.К.: Я никогда не использовал такого подхода. Сглаживание шероховатостей для того, чтобы образ больше соответствовал фабуле, - это роскошь, которую могут себе позволить авторы романов. Я же хорошо знаком с писаным и неписаным законом, на который опирается наука: "Быть объективным". Иногда дон Хуан пользовался жаргоном простолюдина - "Черт возьми!" и "Шариков не хватает!" - два его любимых выражения. В других случаях он давал пояснения на великолепном испанском языке, что позволило мне получить подробное объяснение его очень сложной системы убеждений и той логики, на которую они опираются. Если бы я намеренно изменил дона Хуана в своих книгах, так, чтобы он стал последовательным и не обманывал ожиданий той или иной аудитории, это внесло бы в мои работы "субъективность" - демона, которому, согласно утверждениям моих самых лучших критиков, не место в этнографических произведениях. К.Т.:

Скептики выражают сомнение в том, что вы, представив на публичное рассмотрение полевые заметки, основанные на ваших встречах с доном Хуаном, раз и навсегда изгнали этого демона. Может ли это уменьшить сомнения относительно того, являются ли ваши произведения подлинной этнографией или замаскированным вымыслом?

К.К.: Чьи сомнения?

К.Т.: Для начала, ваших коллег антропологов. Комиссии Уотергейта при сенате. Геральда Риверы...

К.К.: Было время, когда за просьбами показать мои полевые заметки не скрывалась никакая идеологическая подоплека. После выхода в свет "Учения дона Хуана" я получил очень содержательное письмо от Гордона Уэссона, основателя этномикологии - науки, которая занимается использованием грибов человеком. Гордон и Валентина Уэссон открыли существование до сих пор еще действующего культа грибов у шаманов, живущих в горах близ Оахаки, в Мексике. Д-р Уэссон попросил меня разъяснить некоторые аспекты использования доном Хуаном психотропных грибов. Я с удовольствием отослал ему несколько страниц моих полевых заметок, которые касались этого вопроса, и дважды встречался с ним лично. Потом он называл меня "самым честным и серьезным молодым человеком", или что-то в этом роде.

Но несмотря на это, некоторые критики продолжали утверждать, что все полевые заметки Кастанеды - созданная впоследствии подделка. И тогда я понял, что невозможно угодить людям, сознание которых не приспособлено для того, чтобы принять ту документацию, которую я могу им предоставить. На самом деле это было освобождением от необходимости отдать себя на суд публики - что, по сути, являлось насилием над моей натурой - и возвращением к полевым работам с доном Хуаном.

Добавлено (15.07.2013, 06:28)
---------------------------------------------
"ЛИБО ВАС ЗАРОЮТ НА ГЛУБИНУ ШЕСТЬ ФУТОВ, УСЫПАВ ЖАЛКИМИ ЦВЕТАМИ, ЛИБО ВЫ СГОРИТЕ. ДОН ХУАН ВЫБРАЛ СГОРЕТЬ".

К.Т.: Вы, должно быть, знакомы с заявлением, что ваша работа способствует опошлению местных духовных традиций. При этом выдвигались аргументы типа: ваши книги читают жалкие представители бледнолицых, коммерческие спекулянты, и самозваные шаманы и черпают в них вдохновение. Что вы скажете на это?

К.К.: Я не ставил своей целью дать исчерпывающее описание духовных традиций местного населения, так что это заблуждение - судить мои работы с этой точки зрения. Напротив, мои книги - это хроника особых переживаний и наблюдений в конкретном контексте, изложенная в полную меру моих способностей. Но я признаю свою вину в сознательном совершении преднамеренных этнографических действий, которые являются не чем иным, как переводом культурного опыта в письменный труд. Этнография - это всегда письменный труд. Именно это я и делаю.

Что происходит, когда произнесенные слова становятся написанными словами, а написанные слова становятся опубликованными словами, а опубликованные слова проглатываются читателем, незнакомым автору? Согласитесь, что ответить на этот вопрос довольно трудно. Мне повезло иметь широкий и разнообразный круг читателей по всему миру. Основное требование повсюду одинаковое - грамотность. Кроме этого, я несу ответственность за добродетели и пороки моей анонимной аудитории точно так же, как ее несет любой писатель во все времена и во всех странах. Что является основным, об этом говорит моя работа.

К.Т.: Что думает дон Хуан о вашей всемирной известности?

К.К.: Nada. Ничего. Я узнал это вполне определенно, когда принес ему экземпляр "Учения дона Хуана". Он осмотрел книгу - сверху и снизу, сзади и спереди, быстро пролистал страницы, как колоду карт - и вернул мне ее обратно. Я был совершенно удручен и сказал ему, что мне хотелось подарить ему книгу. Дон Хуан ответил, что лучше он не примет подарка, "потому что ты знаешь, для чего в Мексике используют бумагу". Потом добавил: "Скажи своему издателю, чтобы твою следующую книгу он печатал на более мягкой бумаге".

К.Т.: Раньше вы упоминали, что дон Хуан намеренно придает своему учению театральность. Это отражено в ваших книгах. Многие антропологические описания производят впечатление состязания в тупости, как будто основным, признаком правдивости является банальность.

К.К.: Превратить мои удивительные приключения с доном Хуаном в скучное занятие значило бы солгать. Мне потребовалось много лет, чтобы по достоинству оценить тот факт, что дон Хуан является мастером использования разочарований, отступлений и частичного раскрытия как методов обучения. Его смешанная тактика раскрытия и утаивания, в самом странном их сочетании, является стратегическим приемом. Это его способ доказывать, что обычная и необычная реальность не отделены друг от друга, а наоборот, заключены в одном большом круге, - а на следующий день все перевернуть, утверждая, что линию, разделяющую различные реальности, обязательно нужно соблюдать. Я спросил его, почему это так, и он ответил: "Потому что нет ничего важнее для тебя, чем сохранять свой внутренний мир нетронутым".

Он был прав. Это было для меня высшим приоритетом в первые дни моего ученичества. В конце концов я увидел - я увидел, - что путь с сердцем требует жеста полной отдачи, той степени отказа, которая внушает ужас. Только после этого можно достичь блистательной метаморфозы.

Я понял также, до какой степени некоторые специалисты, чья сакраментальная миссия состоит в укреплении границ, которые культура и язык отводят непосредственному восприятию, рассматривают учение дона Хуана "только как аллегорию".

К.Т.: Это подводит нас к вопросу: кто может определить "точное" описание культуры. Сегодня некоторые критики Маргарет Мид заявляют, что она "неправильно" описывает Самоа. Но почему бы не сказать, не столь категорично, что ее произведения дают неполную картину, полученную в результате уникальной встречи с экзотической культурой? Безусловно, ее открытия отражают отношение ее времени, включая ее собственные предубеждения. Кто имеет право отгораживать искусство от науки?

К.К.: Представление, что искусство, магия и наука не могут существовать в одном и том же пространстве и в одно и то же время, - это устарелый пережиток аристотелевских философских категорий. Я думаю, в двадцать первом столетии мы избавимся от подобного рода ностальгии в общественных науках. Даже сам термин этнография слишком монолитен, потому что он подразумевает, что описание других культур - это задача именно антропологии, тогда как на самом деле этнография проходит через различные дисциплины и жанры. Кроме того, даже если этнограф не монолитен, он должен быть рефлексивным и многогранным, в точности как те культурные явления, которые сталкиваются с "иным".

Добавлено (15.07.2013, 06:29)
---------------------------------------------
К.Т.: Итак, наблюдатель, наблюдаемое явление и процесс наблюдения образуют одно нераздельное целое. При таком подходе мы не просто получаем реальность, но она активно схватывается и передается различным путем различными наблюдателями с различных тачек зрения.

К.К.: Именно так. То, что делает маг, - это акт воплощения некоторых определенных теоретических и практических допущений относительно природы восприятия в формирование окружающей нас Вселенной. Мне потребовалось много времени, чтобы наконец интуитивно понять, что было три Кастанеды: один, который наблюдал дона Хуана, человека и учителя; другой, который был активным субъектом обучения дона Хуана - учеником; и был еще один, который вел летопись всех приключений. "Три" - это метафора, которая дает возможность описать ощущение бесконечных возможностей изменения. Подобным образом, сам дон Хуан постоянно сдвигал свою позицию. Вместе мы пересекали трещину между обычным миром повседневной жизни и невидимым миром, который дон Хуан называл "вторым вниманием" - термин, который он предпочитал определению "сверхъестественное".

К.Т.: Вы, конечно, знаете, что то, что вы описываете, - это не то, что приходит на ум большинству антропологов, когда они думают о том, как выполнять свою работу.

К.К.: О, вы абсолютно правы! Недавно кто-то спросил меня, что идущий обычным путем антрополог должен думать о Карлосе Кастанеде, Я сомневаюсь, чтобы большинство из них вообще думали обо мне. Некоторых я могу немного раздражать, но они убеждены, что то, что я делаю, никакого отношения к науке не имеет, поэтому это их мало беспокоит. Для большинства же полевые исследования означают "антропологическую возможность" отправиться в экзотическое место, поселиться в отеле и, попивая виски с содовой, вести беседы о культуре с местными жителями, которые толпами будут приходить к вам. Они будут рассказывать вам всевозможные вещи, а вы будете записывать разные слова, от папы до мамы. Еще виски с содовой, потом вы возвращаетесь домой, вносите записанные слова в свой компьютер, составляете таблицы и начинаете определять совпадения и различия. Вот что такое для них научная антропология. Для меня же это был настоящий ад.

К.Т.: Как же вы на самом деле писали?

К.Т.: Мои беседы с доном Хуаном во время ученичества проходили главным образом на испанском. Сначала я пытался настаивать на том, чтобы дон Хуан позволил мне воспользоваться магнитофоном, но он отвечал, что, если мы будем полагаться на что-то механическое, это будет делать нас все менее и менее способными к действию. "Это уменьшит для тебя магию, - сказал он. - Лучше учись всем своим телом, тогда и запоминать ты будешь всем своим телом". Я не имел ни малейшего представления, что он имеет в виду. В результате я начал вести объемистые полевые заметки, где записывал все, что он говорил. Мое усердие ему показалось забавным. Что же касается моих книг, то я их видел во сне. Я собирал свои заметки - обычно после полудня, но не всегда, - просматривал их все и переводил на английский. Вечером я засыпал и мне снилось все, что я должен написать. Проснувшись, я в тихие ночные часы записывал то, что уже вполне связно сложилось в моей голове.

К.Т.: Приходилось вам потом переписывать?

К.К.: Нет, обычно я этого не делаю. Обычные записи получаются сухими и натянутыми. Во сне это получается лучше. Многое в той науке, которую преподносил мне дон Хуан, было направлено на изменение восприятия, которое позволяло удерживать увиденное во сне достаточно долго, чтобы потом все внимательно пересмотреть. Дон Хуан оказался прав относительно магнитофона и, как я понял потом, и относительно записей. Они были моим костылем, в котором я больше не нуждался. К концу своего пребывания с доном Хуаном я научился слушать, смотреть, чувствовать и вспоминать всеми клетками своего тела.

Добавлено (15.07.2013, 06:29)
---------------------------------------------
К.Т.: Раньше вы упоминали о конце пути, теперь вы говорите о конце вашего пребывания с доном Хуаном. Где он теперь?

К.К.: Дон Хуан говорил мне, что он собирается осуществить мечту мага покинуть этот мир и войти в "невообразимые измерения". Он переместил свою точку сборки с ее места фиксации в обычном человеческом мире. Мы бы назвали это сгоранием изнутри. Это альтернатива умиранию. Либо вас зароют на глубину шесть футов, усыпав жалкими цветами, либо вы сгорите. Дон Хуан выбрал сгореть.

К.Т.: Я полагаю, это все равно означает стирание личной истории. Значит, этот разговор - некролог дону Хуану?

К.К.: Он сознательно пришел к концу. Намеренно. Он хотел расширить, соединить свое физическое тело со своим энергетическим телом. Он отправился туда, где крошечная личная лужица, оставленная морским приливом, соединяется с великим океаном. Он называл это "окончательным путешествием". Такая широта непостижима для моего ума, поэтому я просто отказываюсь от объяснений. Я обнаружил, что желание все объяснить просто защищает вас от страха перед неизвестным, но я предпочитаю неизвестное.

К.Т.: Вы путешествовали вдоль и поперек. Ответьте мне прямо: является ли в конечном счете реальность безопасным местом?

К.К.: Однажды я задал подобный вопрос дону Хуану. Мы были с ним одни в пустыне - ночь, биллионы звезд над головой. Он рассмеялся, искренне и по-дружески, и сказал: "Конечно, Вселенная милосердна. Она может уничтожить тебя, но в процессе уничтожения она тебя научит чему-нибудь полезному".

К.Т.: А что дальше для Карлоса Кастанеды?

К.К.: Вы об этом узнаете. В следующий раз.

К.Т.: Следующий раз будет?

К.К.: Всегда бывает следующий раз.

Прикрепления: 0158056.jpg(55Kb)
 
aum33Дата: Понедельник, 15.07.2013, 08:44 | Сообщение # 195
продвинутый
Группа: Заблокированные
Сообщений: 265
Статус: Offline
Цитата (ДАНА)
Шанс, удача, личная сила или как ты это ни назови, является особым состоянием дел. Воин, с другой стороны, всегда алертен, всегда подтянут и имеет пружинистость и цепкость, необходимые, чтобы схватить ее.

для меня нет никакого понятия "шанса или удачи", это земные термины, всё происходит естественно и спокойно из знания законов Бытия Единого Вечного, да и хватать нечего, когда всё перед тобой и так само раскрывается, только сам человек должен быть открыт для восприятия

Добавлено (15.07.2013, 08:44)
---------------------------------------------
Цитата (ДАНА)
Он переместил свою точку сборки с ее места фиксации в обычном человеческом мире. Мы бы назвали это сгоранием изнутри. Это альтернатива умиранию.
я это называю "изменённое сознание", ещё это называют "родиться свыше" или "дважды рождённый", но для обычного человека вначале надо изменить свою привычную психологию подхода к жизни


Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня.

Сообщение отредактировал aum33 - Понедельник, 15.07.2013, 08:44
 
ДАНАДата: Вторник, 16.07.2013, 04:40 | Сообщение # 196
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
Опубликовано в журнале "Details magazine", март 1994 года.

Карлос Кастанеда больше не живет здесь. После лет суровой дисциплины – жизни воина – он покинул крысиный театр ежедневной жизни. Он пуст, он тоннель, рассказчик сказок и историй, совершенно нереальный человек, существо, которое больше не преклеплено к миру как мы знаем его. Он последний нагваль, корковая пробка в столетиях – старой линии магов, чей триумф был – сломать "соглашение" нормальной реальности. С выходом его 9-й книги, "Искусство сновидения", он появился – на мгновение, на своем пути.
Здравый смысл убивает

Мое имя Карлос Кастанеда. Я бы хотел чтобы вы сделали что-то сегодня., я бы хотел чтобы вы отложили суждение. Пожалуйста, не приходите вооруженными "здравым смыслом". Люди находят, что я собираюсь разговаривать – однако они слушают и приходят, чтобы ткнуть мордой об стол Кастанеду. Чтобы уязвить меня. "Я прочитал ваше книги – они детские". "Все ваши книги скучны". Не делайте так. Это бессмысленно. Сегодня я хочу попросить вас, только на час, открыть себя возможности, которую я хочу представить. Не слушайте как студенты-отличники. Я говорил с ними – они мертвы и высокомерны. Здравый смысл и идеалы – вот что нас убивает. Мы держимся за них своими зубами – это "обезьяннеченье".

Это чем дон Хуан называл нас: чёкнутые обезьяны. Я не был доступен 30 лет. Я не хожу и разговариваю с людьми. На мгновение я здесь. Месяц, может два... потом я исчезну. Мы не изолированы, не сейчас. Мы не можем так жить. Мы имеем долг отплатить тем, кто на свою беду взялся показать нам определенные вещи. Мы унаследовали это знание. Дон Хуан учил нас не быть апологетами. Мы хотим, чтобы вы увидели, что есть странные прагматические возможности, которые выше нашего понимания. У меня есть экзотическое наслаждение обозревать такой полет – чистая таинственность. Это только для моих глаз. Я не нуждающийся. Мне не нужно ничего. Мне вы нужны так же как дыра в голове. Но я путешественник. Я навинатор – там вовне. Я бы хотел, чтобы и другие имели возможность.
Выход

Навигатор говорил перед группами в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе, и его когорта Флоринда Доннер-Грау, Тайша Абеляр и Кэрол Тиггс давали лекции ("Сновидение толтеков – наследство дон Хуана") в Аризоне, Мауи и Эсалене. За последние два года, книги Доннер-Грау и Абеляр (в которых обсуждают Кастанеду и их обучение доном Хуаном) появились на рынке: "Жизнь-в-сновидении" и "Магический переход" соответственно. Оценки этих двух женщин – это феноменальный материнский источник, настоящие хроники их приглашения и обучения в мире магов. Они также великолепная добыча для читателей, которые до этого никогда не имели доступа к такому прямому освящающему дополнению его опыта.

"Женщины несут ответственность", – говорит он. – "Это их игра. Я только филиппинский шофер." Доннер-Грау описывает коллективное соглашение этих работ как "умственную связь между магами", каждую, как очень индивидуальную карту одного и того же города. Они – энергетические влечения, вечный зов к свободе, корни которого в захватывающей дыхание предпосылке. Мы должны взять на себя ответственность за тот необсуждаемый факт что мы существа, которые умрут. Вы будете озадачены такой неоспоримостью и не без причины. Игроки все имеют ученую степень отделения антропологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, выдающиеся методологисты чьи академические дисциплины на самом деле странно подходят для описания магического мира, который они представляют – конфигурации энергии, называемой "вторым вниманием". Не места для робкого поколения.
Оскорбительная вечеринка

Я не веду двойную жизнь. Я живу этой жизнью. Нет разрыва между тем, что я говорю и делаю. Я здесь не для того, чтобы убрать вашу цепь или развлекать. О чем я говорю сегодня – это не мое мнение – оно принадлежит дону Хуану Матусу, индейца мексиканского происхождения, который показал мне другой мир. Поэтому не будьте оскорбленными! Дон Хуан представил мне работающую систему, подкрепленную 27 поколениями магов. Без него я был бы стариком с книгой под мышкой, гуляющим со студентами по двору. Посмотрите – мы всегда оставляем запасной клапан, поэтому мы не прыгаем. "Если все провалится – я могу преподавать антропологию." Мы уже проигравшие со сценариями неудачников. "Я доктор Кастанеда.. это моя книга "Учение дон Хуана". Вы знаете ее в мягкой обложке?" Я был бы "книжным человеком" – сгоревший гений. "Вы знаете ее 12-е издание? Оно было переведено только на русский".

Или, может быть, я парковал машину и изрекал пошлости: "Сегодня слишком жарко.. Прекрасно, но слишком жарко...Прекрасно, но слишком холодно. Я должен ехать в тропики..."

Добавлено (16.07.2013, 04:39)
---------------------------------------------
Театр действий мага

В 1960 году Карлос Кастанеда заканчивал курс антропологии. Исследуя в Аризоне медицинские свойства растений он встретил индейца яки, который согласился помочь. Молодой студент предложил 5$ в час за услуги дон Хуана, его колоритного гида. Помошник отказался. Неизвестный Кастанеде, старый крестьянин в сандалях был несравненным магом, нагвалем, который обрисовал себя как игрока в Мифе Энергии (Абеляр называет это Театром Действий Мага). В качестве оплаты дон Хуан попросил нечто другое – "полное внимание" Кастанеды.

Удивительная книга родилась в результате этой всречи – "Учение дон Хуана: Путь знания индейцев Яки" – которая мгновенно стала классической, изящно срывая с петель двери восприятия и наэлектризовывая поколение. С тех пор он продолжал "очишать луковицу", добавляя журналы его опыта, рассужденческие разъяснения неординарных реальностей, которые разьедали "я". Заголовок для работы мог бы быть "Исчезновение Карлоса Кастанеды".

"Мы должны найти другое слово для мага", – говорит он. – "Это слишком темное. Мы ассоциируем его со средневековыми абсурдами: ритуал, дьявол. Мне нравиться "воин" или "навигатор". Это то, что маги делают – навигация."

Он писал, что рабочее определение слова маг – это "постигать энергию непосредственно". Маги говорили, что сущность вселенной напоминает матрицу энергии, простреленную через пылающие берега разума – настоящего знания. Эти берега сформировали "волокна, содержащие все-включающие миры, каждый из которых реален также как и наш – который только один из многих среди бесконечности". Маги называют мир, который мы знаем, "человеческой полосой" или "первым вниманием".

Они также видели сущность человеческой формы. Это было не только обезьяноподобное слияние кожи и костей, но яйцеобразная сфера свечения, способная путешествовать вдоль пылающих берегов к другим мирам. Но что удерживало его? Идея магов в том, что мы погребены социальным воспитанием, заманены в ощущение мира, как места твердых обьектов и завершенностей. Мы идем в наши могилы отрицая, что мы волшебные существа: наше расписание в услужении своему эго взамен духа. До того как мы понимаем это – битва проиграна – мы умираем убого прикованные кандалами к "себе". Дон Хуан сделал интригующее предположение: Что бы случилось, если бы Кастанеда снова развернул свои войска? Если бы он освободил энергию рутинно вовлеченную агрессиями ухаживания и приятельства? Если бы он прикрыл важность себя и отступился бы от "эащиты, поддержания и представления" своего эго – если бы он перестал беспокоиться о том нравиться ли он, восхищаем или признан? Получил бы он достаточно энегргии для того чтобы увидеть трещину в мире? И если бы он смог, смог бы он пройти туда? Старый индеец подцепил его на "намерении" мира магов.

Но что Кастанеда делает в течение дня?

Разговаривает с безумными обезьянами. В домах, балетных студиях, книжных магазинах. Они пилигримами сьезжаются со всего мира: иконы "нового знания", шаманы, адвокаты, коммивояжеры, разоблачители, ясновидящие, ученые, общественные деятели и соблазнители, медитаторы, любовники и даже приятели "из 10 000 летнего прошлого". Берущие злые заметки и даже молодые нагвали. Некоторые напишут о нем книги, самые ленивые – главы. Другие будут давать семинары – за деньги. "Они приходят послушать на несколько часов", – говорит он. – "А на следующие выходные они дают лекции по Кастанеде". Это и есть обезьяннеченье. Он стоит перед ними часами, увлекая и взывая к их энергетическим телам. Эффект – жар и холод, как сухой лед. С тонкостью он достает сказки дикарей о свободе и силе как шарфы из пустой шляпы – двигающийся, элегантный, непристойный, заставляющий кровь свертываться и хирургически точный. Спрашивайте что угодно! Что бы вы хотели узнать?

Почему Кастанеда и Со. сделали себя доступными? Почему сейчас? Что было в этом для них?

Добавлено (16.07.2013, 04:39)
---------------------------------------------
Огромная дверь

Есть кто-то внутри меня неизвестный, кто ждет нас, чтобы мы происоединились к ней. Ее звали Кэрол Тиггс – мой двойник. Она была с нами, потом исчезла. Ее исчезновение продолжалось 10 лет. Куда она ушла – понять невозможно. Это не приводит к рациональности. Так что, пожалуйста, отложите суждение! Мы хотели иметь наклейку на бампере: ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ УБИВАЕТ.

Кэрол Тиггс ушла. Она не жила в горах Мексики, уверяю вас. В один день я давал лекцию в книжном магазине и она материализовалась. Мое сердце выпрыгивало из рубашки. Я продолжал говорить. Я говорил 2 часа, не зная о чем. Я встретил ее снаружи и спросил где она была? – 10 лет! Она испугалась и начала потеть. Она имела только смутные воспоминания. Она шутила. Появление ее открыло огромную дверь – энергетически – через которую мы приходим и уходим. Есть огромный вход, через который я могу захватить вас к намеренью магии. Ее возвращение дало нам новый круг силы, она принесла с собой огромную массу энергии, которая позволяет нам выходить. Вот почему мы доступны сейчас. Кто-то был представлен Кэрол Тиггс на лекции. Он сказал: "Но вы выглядите такой нормальной!". Кэрол Тиггс сказала:"Что вы ожидали? Молнии, бьющие из моих сисек?"
Шлюхи восприятия

Кто такой Карлос Кастанела и есть ли у него жизнь?

Уже 1994. Почему он не прекратит это? Скажите нам свой возраст. Разве никто не говорил вам что личная жизнь мертва? Что окрытие деталей больше не унижает? В обмен на наше полное внимание он должен сориентировать нас. Есть вещи которые хотелось бы знать – земные, личные веши. Такие как – где он живет? Что он думал о Дуэтах Синатры? Что он сделал с вопиющими доходами от его книг? Водит ли он Бентли турбо? Был ли это он на самом деле с Майклом Джорданом и Эдмундом Уайтом в квартадах Barneys?

Они пытались пришпилить его годами.

Затем они реконструировали его лицо из воспоминаний старых коллег и сомнительных знакомых. Абсурдный результат выглядел как изображение полицейским художником добродушного человека для Reader's Digest. В 70-х фото появилось на обложке Time (только глаза были видны) – когда журнал понял, что модель была подделкой они не простили его.

Примерно когда МакКартни был обьявлен мертвым, слух закрепился. что Карлос Кастанеда был Маргарет Мид.

Его агент и адвокаты целый день ограждаются от нападений корресрондентов и сумашедших, спиритических планирующих, художников желающих адартировать его работы – известных и нет, с и без согласия – и фальшивые семинары заполняются олицетвотрителями Кастанеды. После 30 лет, все еще нет цены за его голову. Ему не интересно быть наставником, не будет турбо Бентли, толп поклонников в тюрбанах, редактирования по приглашению парижского Vogue. Не будет института Кастанеды, центра Исследований Знания Магов, Академии Сновидения. Не будет биографий и скандалов. Когда его приглашают на лекцию он не получает за это денег и предлагает оплатить только его проезд. Проход обычно несколько долларов для покрытия найма помещения. Все о чем он просит – это полное внимание.

"Свобода – свободна" говорит он. "Ее нельзя купить или понять. Моими книгами я пытался представить возможеость того что знание может быть средством для движения. Я не был настолько убедительным. Они думают я писал романы. Если бы я был высоким и красивым, вещи могли быть другими – они бы слушали Большого Папу. Люди говорят: "Вы лжете." Как я могу лгать? Вы лжете только для того, чтобы получить что-нибудь, манипулировать. Я не хочу ничего ни от кого – только соглашения. Мы бы хотели чтобы было соглашение, что есть другие миры рядом с нашим. Если есть соглашение что крылья будут расти, то будет полет. Когда у соглашения появляется масса – будет движение постредством ее.

Кастанеда и его конфедераты – энергетические радикалы того, что может быть единственной значительной революцией нашего времени – все есть для того, чтобы превратить биологическое стремление в эволюционное. Если социальный порядок командует порождать, бесстрашный порядок магов (все энергетические пираты) что-то меньшее, приземленное. Их пугающее, эпохальное намерение – покинуть землю путем дон Хуана, как он это сделал 20 дет назад: как чистая энергия, нетронутое знание. Маги называют этот кувырок "абстрактным полетом".

Добавлено (16.07.2013, 04:40)
---------------------------------------------
Изысканная обезьяна

Когда я был молод я идолизировал Алана Уоттса. После того как я стал "Карлосом Кастанедой", я смог попасть к нему. Он ошарашил меня. Он был не тем кем притворялся – он попросил меня сесть. "Эй Алан, что это? "Но Карлос", сказал он "разве ты не видишь красоту? Что я, способный понимать совершенство, не могу все еще принять моих верований? Я не идеален, но принимаю слабость, которая означает быть человеком." Это дерьмо. Я сказал ему: "Я знаю людей, которые говорят противоположное, они делают, что говорят. И они живут чтобы доказать, что мы возвышенные." Есть женщина, известный медиум. Миллионы долларов проходят через ее руки – она делает это 20 лет. Я пришел увидеть ее в чьем-то доме. Она заставляла вытворять странности человека, прямо передо мной. Делала ли она это для того чтобы впечатлить меня? Шокировать? Меня нельзя шокировать. Позднее я столкнулся с ней на кухне. Я сказал: "Что ты говоришь себе когда ты одна среди ночи?" Дон Хуан задавал этот вопрос мне. "Что ты говоришь когда ты один и смотришь в зеркало?" "Ах, Карлос", сказала она, "это и есть секрет. Никогда не быть в одиночестве." Это и есть секрет? Никогда не быть одному? Как отвратительно. Какой дерьмовый секрет.

Яки маг попросил меня отложить решение на 3 дня – для того чтобы поверить за 3 дня, что быть человеком не означало быть слабым, а быть возвышенным. И то и другое правда, да но как это намного мощнее быть возвышенным. Обезьяна безумна, но также изыскана. Дон Хуан был обезьяной, но он был безупречным воином. Он покинул мир нетронутым. Он стал энергией, он сгорел изнутри.

Он говорил: "Я был рожден собакой, но не обязан умирать как собака. Ты хочешь жить как твой отец?" – спросил он. "Ты хочешь умереть как твой дед?" Затем пришел вопрос:"Что ты намереваешься сделать чтобы избежать смерти таким образом?" Я не ответил – я не был обязан. Ответ был: "Ничего." Страшный аргумент. Как это преследовало меня.
Критическая масса

Я встречался с Кастанедой и "ведьмами" в течении недели в ресторанах, отелях, парках. Они привлекательны и трепещуще молоды. Женщины одеты ненавязчиво с оттенком небрежного шика. Вы бы не заметили их в толпе и в этом смысл.

Я перелистал New Yorker снаружи кафе. Реклама казалась особенно страшной: Неизбежно, не имеет значения как сильно мы боремся, тем или другим способом в один день мы становимся нашими родителями. Вместо того чтобы сопротивляться этому, мы приглашаем вас отпраздновать этот ритуал перехода с изысканным напитком... Дон Хуан смеялся в его могиле – или вне ее, что принесло ворох вопросов: Где он был в любом случае? В том же месте из которого вернулась Кэрол Тиггс? Если это было так, означало ли это что старый нагваль способен возвратиться? В Огне Изнутри Кастанеда писал что дон Хуан и его партия растворились где-то в 1973 – 14 навигаторов ушло во "второе внимание". Чем точно было второе внимание? Это все казалось ясным, когда я читал книги. Я поискал свои заметки. Я накарябал "второе внимание = повышенное осознание" на полях страницы но это не помогло. Нетерпеливо, я перелистал Силу Тишины, Дар Орла, Путешествие в Икстлан. Хотя там было большее, что я не понимал, основы были все описаны. Почему я не мог удержать ничего из них в голове?

Я заказал капучино и ждал. Я подумал о Доннер-Грау и японских обезьянах. Когда я говорил с ней по телефону, чтобы договориться о встрече она упомянула Имо. Каждый студент антрополог знает Имо, известную макаку. Однажды Имо спонтанно вымыл помидор перед тем как сьесть его, через короткое время макаки всего острова последовали этому примеру. Антропологисты могли бы назвать это "культурным поведением", но Доннер-Грау сказала что это был прекрасный пример критической массы – связанного сознания обезьян.

Появился Кастанеда. Он широко улыбался, подал руку и сел. Я был готов вынести вопрос об обезьянах, когда он заплакал. Лоб сморщился, все его тело билось в сетованиях. Вскоре он тяжело всхлипывал, как рыба выброшенная из аквариума. Его нижняя губа дергалась, мокрая. Его рука развернулась по направлению ко мне, рука парализовалась и дрожала – затем это открылось как ночь – цветущая почка из Маленького Магазинчика Ужасов, как будто принимала подаяние.

Добавлено (16.07.2013, 04:40)
---------------------------------------------
"Пожалуйста!" Продекларировал он шаткое перемирие с его лицевыми мускулами только для того чтобы выплюнуть слова. Он утомил меня своей нуждой в поддержке. "Пожалуйста, люби меня!"

Кастанеда всхлипывал снова, большой, сломаный захлебывающийся гидрант, внезапно бессильный как только он стал неприличной плачущей противоположностью. "Вот такие мы : обезьяны с жестяными кружками. Такие рутинные, такие слабые. Мастурбирующие. Мы возвышенные, но сумашедшим обезьянам недостает энергии для того чтобы видеть – поэтому мозг животного одерживает верх. Мы не можем схватить наше окно возможностей, наш кубический сантиметр шанса. Как мы можем? Мы слишком заняты держанием за мамину руку. Думая какие мы удивительные, какие чувствительные, какие уникальные. Мы не уникальны! Сценарии наших жизней уже написаны" – сказал он зловеще широко улыбаясь – "другими. Мы знаем . . . но нам все равно. "Ну и хрен с ним" – говорим мы. Мы законченные циники. Вот так мы живем! В канаве теплого дерьма. Что они сделали с нами? Это то, что говорил дон Хуан. Он спрашивал меня, "Ну и как морковь?" "Что ты имеешь в виду?" "Морковь, которую они запихали в твою жопу." Я был ужасно оскорблен, он действительно мог это делать со мной! Это когда он сказал: "Будь благодарен, что они все еще не приладили к ней ручку."

"Но если у нас есть выбор, почему мы остаемся в канаве?"

"Она слишком теплая. Мы не хотим ее покидать – мы ненавивидим говорить "прощай". И мы волнуемся – о-о как мы волнуемся – 26 часов в сутки! И о чем вы думаете мы беспокоимся?" Он улыбнулся снова как чеширский кот. "О себе! Что относительно меня? Что в этом для меня? Что со мной случиться? Какая эгомания! Как отвратительно. Но очаровательно!"

Я сказал что его взгляды кажуться несколько жестокими и он рассмеялся. "Да", сказал он в нелепом рассудительном академическом тоне. "Кастанеда горький сумасшедший старик". Его карикатура была веселой и жестокой.

"Жадная обезьяна добирается до зерна через клетку и не может восстановить контроль. Есть исследования: ничто не заставит ее бросить зерно. Рука будет сжиматься даже тогда, когда будет отрублена – мы держимся за себя. Но почему? Разве это все что есть? Этого не может быть. Это слишком отвратительно. Мы должны понять как можно освободиться. Мы собираем воспоминания и складываем их в книги, корешки билетов на бродвейское шоу 10-летней давности. Мы умираем, держась за сувениры. Быть магом – это иметь энергию, любопытство, и крепкие нервы для того чтобы освободиться, для кувырка в неведомое – все что нужно это перевооружение, переопределение. Мы должны смотреть на себя как на существ, которые умрут. Когда вы примите это, миры откроются для вас. Но для того чтобы подписаться под этим определением вам нужно иметь "стальные яйца".
Природное наследство чувствующих существ

Когда мы говорим "гора" или "дерево" или "Белый дом", вы вызываете вселенную деталей одним только произношением, это волшебство. Посмотрите, мы зрительные создания. Вы можете полиэать Белый дом – понюхать его, потрогать – и это ничего вам не скажет. Но один взгляд и вы знаете все что нужно, "колыбель демократии". Вам не надо даже смотреть, вы уже видите Клинтона сидящего внутри, Никсона, молящегося на коленях – что угодно. Наш мир – это склеенные детали, лавина понятий – мы не постигаем, мы только интерпретируем. И наша система интерпретации сделала нас ленивыми и циничными. Мы предпочитаем говорить "Кастанеда лжец" или "это дело возможностей восприятия не для меня". Что для вас? Что "реально"? Этот тяжелый, сраный, бессмысленный ежедневный мир? Отчаяние и старость – это все что реально? То что мир дан нам и он окончателен это ложная концепция. С раннего возраста мы получаем "членство". В один день, когда мы изучили стенографию интерпретации, мир говорит "добро пожаловать". Куда? В тюрьму. Добро пожаловать в ад. Что если окажется что Кастанеда ничего не изобрел? Если это так, то вы в очень плохой ситуации.

 
ДАНАДата: Среда, 17.07.2013, 06:13 | Сообщение # 197
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
Система интерпретации может быть прервана. Это не конец. Есть миры внутри миров, каждый реален как наш. В той стене мир. Эта комната – вселенная деталей. Погруженные в детали схвачены, заморожены в них – они следят за пальцем на трещине пока он не начинает кровоточить. Мы пойманы в комнате ежедневной жизни. Есть воэможности другие чем этот мир, такие же реальные как эта комната, места где вы живете и умираете. Маги делают это – как возбуждающе! Думать что этот мир единственный, все включающий ... это воплощение высокомерия. Почему бы не открыть дверь в другую комнату? Это природное наследство чувствующих существ. Пора интерпретировать и конструировать новые понятия. Идите в место, где нет знания априори. Не выбрасывайте вашу старую систему интрерпретации – используйте ее с 9 до 5. После 5? Магический час.
NO SE HABLA ESPAN`OL AQUi

Но что он имеет в виду под "магическим часом"?

Их книги – дотошно детализированные пробуждения неизвестного, даже ироничные. Нет реального лексикона в их опыте. Магический час не является дружелюбным, его дополнительная энергия чувствуется телом. Когда бы Кастанеда не оставлял дон Хуана, возвращаясь в Лос-Анджелес, старому нагвалю нравилось говорить что он знает что его студент будет делать. Он мог сделать список, он сказал – может быть длинный, но все же список – на котором мысли и дела Кастанеды могли бы быть неизбежно найдены. Но для Кастанеды было невозможно сделать тоже самое. Сознание двух людей не было связано. Что бы не делал старый индеец это могло бы быть пережито только во втором внимании. Тогда Кастанеда не имел ни энергии ни подготовки которой такое согласие требовало.

Но обеэьяной владеют слова и синтаксис. Она должна понимать, любой ценой. И должен быть контроль над ее пониманием.

"Мы линейные существа: опасные создания привычки и повторения. Нам нужно знать: Это место для курицы! Это для шнурков! Это мойка для машин! Если в один день их там нет – мы становимся бананами." Он настоял, что заплатит за ланч. Когда официант вернулся со счетом меня захватила внезапная волна схватить кредитную карточку и посмотреть – была ли она на его имя. Он поймал мой взгляд.

"Бизнес-менеджер пытался что бы я сделал старую рекламу American Express: КАРЛОС КАСТАНЕДА, ЧЛЕНСТВО С 1968." Он радостно смеялся, возвращаясь к его теме:"Мы тяжелые, тяжелые обезьяны, очень ритуальные. Мой друг Ральф ходил к своей бабушке по понедельникам вечером. Она умерла. И он сказал, "Эй, Джо (я был тогда Джо) – "Эй, Джо, теперь мы можем собираться по понедельникам. Ты свободен по понедельникам, Джо? "Ты имеешь в виду каждый понедельник, Ральф?" – "Да, да! Каждый. Разве это не будет великолепно?" "Но каждый понедельник? Навсегда?" "Да, Джо! Ты и я по понедельникам – навсегда!"

Добавлено (16.07.2013, 04:42)
---------------------------------------------
Магия 101

Я встретил ученого на вечеринке – хорошо известного. Выдающегося. Светило. "Доктора Х". Он хотел ткнуть меня мордой, тяжело. Он сказал "Я читал вашу первую книгу. Остальные были скучными. Мне не интересны анекдоты. Мне интересно доказательство."Доктор Х пошел на конфронтацию. Он должно быть думал, что я был таким же важным как и он. Я сказал "Если бы я собирался доказать закон гравитации, не нужна ли вам была бы ученая степень чтобы следовать за мной? Вам бы нужно было "членство" – может даже оборудование. Вы бы уже сделали большие жертвы образованию: ходить в школу, учиться часами. Вы возможно даже прекратили бы ходить на свидания." Я сказал, что если он хочет доказательства, то ему надо пройти курс магии 101. Но он не сделал бы этого, для этого нужна подготовка. Он разозлился и вышел из комнаты. Магия это течение, процесс. Также как в физике вам нужны определенные знания для того чтобы следовать за формулами, доктор Х обязан был бы сделать несколько основных вещей, для того чтобы иметь достаточно энергии для того чтобы понимать поток магии. Он обязан был бы "пересмотреть" свою жизнь. Таким образом ученый хочет доказательства, но не хочет подготовиться. Вот такие мы и есть. Мы не хотим работать – мы хотим быть перенесенными в знание не замарав ног. И если нам не нравиться то что мы видим – мы хотим быть перенесенными назад.
Следы времени
Утомительно быть с этим человеком. Он переполняет, безжалостно присутствует – полнота его внимания истощает. Он кажется отвечает на все мои вопросы всем что имеет. В его речи красноречивая настоятельность, преследующая и окончательная, элегантная. Кастанеда сказал что чувствует как время "наступает на него". Вы ощущаете его вес, что-то чужое, что вы не можете опознать, эфемерное, даже праздное, плотно инертное – как бакен, пробка, лежащая тяжело на волнах.

Мы гуляли. Он остановился для того, чтобы продемонстрировать позицию боевого искусства, называемую "конь" – ноги слегка согнуты, как в седле. "Они так стояли в Буэнос-Айресе – в мои дни. Все было очень стилизовано. Они принимали эти позы давно умерших людей. Мой дед стоял так. Мускулы здесь" – он указал на обратную сторону бедра – "здесь мы сохраняем ностальгию. Самосожаление – самая отвратительная вещь."

"Что вы имели в виду говоря что время наступает на вас?

"У дон Хуана была метафора. Мы стоим в вагоне, наблюдая за следами удаляющегося времени. "Вот мне 5 лет!

Вот я иду! – мы просто обязаны повернуться и позволить времени наступать на нас. На этом пути нет априори. Ничего не предполагается, ничего не упаковано красиво."

Мы сидели на автобусной скамейке. Через улицу нищий держал кусок картона. Кастанеда смотрел вслед ему по направлению к горизонту. "У меня нет даже привкуса завтрашнего дня – и ничего из прошлого. Отделение антропологии больше не существует для меня. Дон Хуан говорил, что первая часть его жизни была хламом – он был в заточении. Вторая часть была растворена в будующем. Третья – в прошедшем, ностальгия. Только последняя часть его жизни была сейчас. Я там."

Я решил спросить что-нибудь личное и приготовился к отпору. Для них биографическое доказательство будет также гипнотизировать как трещина в стене – оставляя любого с окровавлеными пальцами.

"Когда вы были мальчишкой кто был самый важный человек в вашей жизни?"

"Мой дед – он воспитал меня". Его глаза горели. "У него был поросенок Руди. Сделал много денег. У Руди было маленькое белое лицо – великолепное. Они надевали на него шляпу, фуфайку. Мой дед сделал тоннель из хлева в гостинную. По нему приходил Руди с его миниатюрным лицом, таща огромное тело позади! Руди. Мы наблюдали как он совершает варварские вещи."

"Какой он был ваш дед?"

Добавлено (16.07.2013, 04:45)
---------------------------------------------
"Я восхищался им. Он был тем кто сделал расписание для моей жизни. Я собирался нести его флаг. Это был мой рок но не моя судьба. Мой дед был влюбчив. Он научил меня соблазнению в раннем возрасте. Когда мне было 12, я ходил как он, говорил как он – со сдавленной гортанью. Он был тем, кто научил меня "входить через окно". Он сказал что женщина не побежит за тобой если наступать "в лоб". – я был слишком прост. Он заставил меня подходить к маленьким девочкам и говорить "Ты так красива!". Затем я поворачивался и уходил. "Ты самая красивая, которую я когда-либо видел!" – и быстро уходи. После трех или четырех раз они говорили "Эй, как тебя зовут?". Вот так я входил через окно."

Он поднялся и пошел. Бродяга направлялся к кустам, которые окружали шоссе. Когда мы подошли к его машине, Кастанеда открыл дверь и остановился на момент.

"Маг спросил меня, давно: Какой тип лица имеет для тебя леший? Я был заинтригован. Эта вещь для меня, я думал, будет темной, сумрачной, с человеческим лицом. Леший всегда имеет лицо чего-то, что вы, как вы думаете, любите. Для меня это был мой дед. Мой дед, которым я восхищался. Я сел и он завел машину. Последняя часть нищего исчезла за грязным забором.

"Я был моим дедом. Опасным, корыстным, мелочным, мстительным, наполненным сомнениями – и неподвижным. Дон Хуан знал это."
Снова влюбляясь
В 75 мы все еще ищем "любви" и "дружбы". Мой дед просыпался среди ночи крича: "Как ты думаешь – она любит меня?" Его последние словами были:"Я иду, детка, я иду!" У него был большой оргазм и он умер. Годами я думал, что это была величайшая вещь – прекрасная. Затем дон Хуан сказал:"Твой дед умер как свинья. Его жизнь и смерть не имели никакого смысла".

Дон Хуан сказал что смерть не может быть истиной – только триумф. Я спросил что он имеет виду под триумфом и он сказал: "Свободу – когда ты прорываешься сквозь пелену и берешь свою жизненную силу с собой". "Но я все еще так много хочу сделать!" Он сказал: "Ты имеешь в виду что все еще так много женщин, которых ты хотел бы поиметь." Он был прав. Вот насколько мы примитивны.

Обезьяна обдумывает неизвестное, но перед тем как прыгнуть она требует знать: Что в этом для меня? Мы бизнесмены, инвесторы – это мир торговца. Если мы "инвестируем", мы требуем гарантий. Мы влюбляемся только если нас любят. Когда мы больше не любим мы отрубаем голову и заменяем ее другой. Наша "любовь" это просто истерика. Мы не любящие создания, мы бессердечны.

Я думал я знал как любить. Дон Хуан сказал: "Как ты можешь знать? Они никогда не учили тебя. Они научили тебя как соблазнять, завидовать, ненавидеть. Ты даже не любишь себя – иначе ты бы не обращался со своим телом так варварски. У тебя кишка тонка, чтобы любить как маг. Мог бы ты любить навсегда, превыше смерти? Без малейшего пополнения – ничего взамен? Мог бы ты любить без инвестиций, просто ради этого? Ты никогда не узнаешь, что это такое – любить так, неустанно. Ты действительно хочешь умереть не зная?"

Нет, я не хотел. Перед тем как умереть я обязан был знать что это такое. Так он зацепил меня. Когда я открыл свои глаза я уже катился вниз с холма. Я все еще качусь.

Добавлено (16.07.2013, 04:46)
---------------------------------------------
Пересмотрите свою жизнь!
Я пил слишкком много колы и был параноиком.

Кастанеда сказал, что сахар настолько же эффективный убийца как и здравый смысл. "Мы не "психологические" создания. Наши неврозы – продукт того что мы кладем в наши рты." – Я был уверен, что он видит мое "энергетическое тело" излучавшее колу. Я чувствовал абсурд, был побежден – я решил что буду глотать профитерол всю ночь. Такой пикантный, шоколадный стыд обезьяны.

"У меня была большая любовь к коле. Мой дед владел псевдочувственностью."

"Я должен поиметь эту п...у! Она мне нужна! Она мне нужна сейчас!" Мой дед думал, что он у него был самый горячий х..й в городе. Самый экстравагантный. У меня было тоже самое – все шло прямо мне в яйца, но это не было реально. Дон Хуан говорил мне: "Тебя заводит сахар. Ты слишком хрупок чтобы иметь этот тип сексуальной энергии. Слишком жирен, чтобы иметь этот "горячий х..й."

Все курят в Universal CityWalk. Странно, сидеть с Карлосом Кастанедой в этой архитектурной аппроксимации Лос-Анджелеса среднего класса – этом "слиянии деталей", "лавины толкований", этом виртуальном городе. Здесь нет черных и ничего напоминающего повышенное осознание. Мы сдвинулись от человеческой полосы к полосе МСА. Мы населяли капризно мягкую версию знакомой сцены из его книг ту, где он резко обнаруживает себя в видимости ежедневного мира.

"Вы сказали что если бы доктор Х пересмотрел свою жизнь он возможно обрел бы некоторую энергию. Что вы имели в виду?"

"Пересмотр – это самая важная вещь, которую мы делаем. Для начала вы делаете список всех кого вы знали. Каждого с кем вы когда-либо говорили или имели дело."

"Каждого?"

"Да, вы идете вниз по списку, хронологически воссоздавая сцены обмена."

"Но это может занять годы."

"Конечно. Полный пересмотр занимает долгое время. И затем вы начинаете сначала. Мы никогда не пересматриваем – на этом пути нет осадка. Поймите – нет "отдыха". Отдых это концепция среднего класса. Идея о том, что если вы работали достаточно упорно, вы заработали отдых. Время катить на четырех колесах в Range Rover-е или рыбачить в Монтане. Это лошадиное дерьмо."

"Вы воссоздаете сцену... Начните с сексуальных отношений. Вы видите простыни, мебель, диалог. Потом к человеку, чувству. Что вы чувствовали? Наблюдайте! Дышите в энергии, которую распространяли в обмен, отдайте назад то, что не ваше."

"Это звучит почти как психоанализ."

"Вы не анализируете. Вы наблюдаете. Детали – вы цепляете себя к намерению магов. Это маневр, магический акт которому сотни лет, ключ для восстановления энергии, то что освободит вас для других вещей. Вы поворачиваете свою голову и дышите – ..."

"Идите в конец списка до тех пор пока вы не доберетесь до папы с мамой. Тогда вы будете шокированы. Вы увидите образцы поведения от которых вас затошнит. Кто спонсирует ваше безумство? Кто делает расписание для вас? Пересмотр даст вам момент тишины – это позволит вам отменить предпосылки и освободить место для что-то другого. От пересмотра вы идете с бесконечными сказками о Себе, но вы больше не кровоточите."
Все, что вы хотели узнать об энергии... но, боялись спросить

Добавлено (16.07.2013, 04:46)
---------------------------------------------
Когда я пришел к дон Хуану я уже затрахался до смерти. Я истощил себя. Меня нет больше в мире, в таком. Маги используют этот тип энергии, чтобы улетать, или для изменения. Траханье – это самое важное действие, энергетически. Смотрите, мы рассеяли наших лучших генералов и даже не пытаемся позвать их назад. Мы проигрываем по умолчанию. Вот почему так важно пересмотреть свою жизнь.

Пересмотр отделяет нашу посвященность общественной жизни от нашей жизненной силы. Эти две вещи не перемешаны. Когда я отделил социальное существо от моей энергии, я мог ясно видеть: я не был этим "сексуальным".

Иногда я говорю с группами психологов. Они хотят знать об оргазме. Когда вы вовне, летаете в необьятности, вы не ставите "большой О." и в дерьмо. Большинство из нас фригидны. Вся эта чувственность – это умственная мастурбация. Мы "скучно зае..ные" – никакой энергии в момент зачатия. Либо мы первенцы и родители не знали как что делать, либо мы последние рожденные и им было уже неинтересно. Мы зае..ны в любом случае. Мы просто биологическое мясо с вредными привычками без энергии. Мы скучные создания, но вместо этого мы говорим: "Мне так скучно".

Траханье особенно разрушительно для женщин – мужчины – это трутни. Вселенная женского рода. Женщины имеют полный доступ, они уже там. Они просто очень глупо социализированы. Женщины поразительно летают. Они имеют второй мозг, орган, который они используют для невообразимого полета. Они используют свои матки для сновидения.

Обязаны ли мы прекратить трахаться? – спрашивают мужчины Флоринду. Она говорит: "Идите! Суйте ваши маленькие пи-пи куда хотите!". О, она ужасная ведьма! Она еще хуже с женщинами – воскресные богини, которые красят свои соски и продолжают отступать. Она говорит: "Да, вот вы богини. Но что вы делаете, когда приходите домой? Вас е..ут как рабов! Мужчины оставляют светлых червей в ваших пи...ах!"

Действительно ужасная ведьма!

Добавлено (16.07.2013, 04:47)
---------------------------------------------
След койота
Флоринда Доннер-Грау не берет пленных. У нее маленькие кости, она очаровательна и агрессивна – как жокей с финкой.

Когда Доннер-Грау в первый раз встретилась с дон Хуаном и его окружением, она подумала что они безработные цирковые рабочие торгующие краденым. Как иначе обьяснить кристалл Баккарат, изысканные одежды, антикварные укращения? Она чувствовала себя рискованно около них – по природе она была нахальна, смела, жива. Для южно-американской девушки ее жизнь свободно катилась.

"Я думала что я была самым удивительным созданием, которое когда-либо было – такая смелая, такая особенная. Я гоняла на машинах и одевалась как мужчина. Этот старый индеец сказал, что единственной особенностью во мне были белые волосы и голубые глаза в стране, где эти вещи почитались. Я хотела ударить его – в самом деле. Но он был прав. Это празднование Себя полностью безумно. Что маги делают это убивают Себя. Вы должны умереть, в этом смысле, чтобы жить – не жить для того чтобы умереть."

Дон Хуан поощрял своих студентов иметь "роман со знанием". Он хотел чтобы их сознание было достаточно натренировано, чтобы смотреть на магию как на подлинную философскую систему, в изысканной перестановке различимой для мира магов, работа в поле, приводящая в академию. Дорога к магическому часу таким образом была веселой.

Она вспомнила когда Кастанеда первый раз взял ее в Мексику, чтобы посмотреть на дона Хуана. "Мы прошли длинным, кишащем змеями путем – "следом койота". Я думала, что он специально едет таким странным путем, чтобы не быть выслеженным, но это было что-то другое. Вам нужно было достаточно энергии, чтобы найти этого старого индейца. После не знаю какого времени появился кто-то на дороге махая нам и приглашая нас. Я сказала Карлосу: "Эй, ты не собираешься останавливаться?". Он сказал:"Это не нужно. Посмотри – мы пересекли туман."

Мы промчались через Pepperdine. Кто-то продавал хрусталь у дороги. Мне было интересно сгорел ли дом Ширли МакКлейн, перестроился ли Дик Ван Дайк. Может быть он переехал в дом МакКлейн с семьей Шонна Пенна.

"Что происходит с людьми, которые заинтересованы в ваших работах – те кто читают ваши книги и пишут письма? Вы помогаете им?"

"Люди интелектуально любопытны, они раздразнены, все что угодно. Они остаются до тех пор пока не становиться слишком трудно. Пересмотр очень неприятен. Они хотят немедленных результатов, мгновенной благодарности. Для большинства из New Agers это игра в свидания. Они заказывают комнату – тайный долгий визуальный контакт с потенциальным партнером. Или ходят за покупками на авеню Montana. Когда вещи становяться слишком дорогими в терминах того что нужно отдавать от себя, они не хотят преследовать это. Вы видите, мы хотим минимальных инвестиций с максимальным возвратом. Никто реально не заинтересован в работе."

"Но они были бы зантересованы, если бы было какое-нибудь доказательство того что вы говорите..."

"У Карлоса есть замечательная история. Была женцина, которую он знал годы. Он позвонила из Европы в ужасном состоянии. Он сказал приезжай в Мексику, "прыгни в мой мир". Она заколебалась. Потом она сказала: "Я приеду, как только я узнаю, что мои сандали ждут меня на другой стороне реки." Она хотела гарантий, чтобы приземлиться на ноги. Конечно, нет никаких гарантий. Мы все такие: мы прыгнем, как только будем знать, что наши сандали ждут нас на другой стороне реки."

"Что если вы прыгнете – насколько можете – и обнаружиться, что это был только лихорадочный бред?"

"Тогда – хорошей вам лихорадки."

Добавлено (16.07.2013, 04:47)
---------------------------------------------
Личные части Карлоса Кастанеды
Эта не книга для людей.

Это то, что кто-то кто знал его годы сказал об Искусстве Сновидения. В самом деле это корона работ Кастанеды. Руководство пользователя для неоткрытой страны – изображение древних техник, использовавшихся магами для входа во второе внимание. Как и другие его книги она ясная и спокойная, и еще что-то преследующее в ней. Она пахнет так, как будто сделана в каком-то другом месте. Мне было любопытно как все это началось.

"Я делал заметки, с дон Хуаном. – тысячи. В конечном счете он сказал: "Почему бы тебе не написать книгу?" Я сказал ему, что это было невозможно. "Я не писатель". "Но ты можешь написать дерьмовую книгу, разве нет?" Я подумал про себя: "Да!". Я мог написать дерьмовую книгу. Дон Хуан положил вызов передо мной: "Можешь ты написать эту книгу, зная что это может принести дурную славу? Можешь ты остаться непогрешимым? Полюбят они тебя или возненавидят – не имеет смысла. Можешь ты написать эту книгу и не сдасться тому, что может прийти?" Я согласился. Да. Я сделаю это.

"И пришли ужасные вещи. Но трусы не подошли."

Я сказал, что не уверен насчет последнего замечания и он рассмеялся.

"Это старая шутка. У женщины ломается машина и мужчина чинит ее. У нее нет денег и она предлагает ему сережки. Он говорит, что жена не поверит ему. Она предлагает часы, но он говорит что бандиты украдут их. В конце концов она снимает и дает ему свои трусы. "Нет, спасибо" – говорит он. "Они не моего размера."
Критерий быть мертвым
Я никогда не был один, пока не встретил дон Хуана. Он сказал: "Избавься от своих друзей. Они никогда не позволят действовать тебе независимо. Они знают тебя слишком хорошо. Ты никогда не сможешь прийти с левого поля с чем-нибудь ...разбивающим." Дон Хуан сказал мне чтобы я снял комнату, чем угрюмее, тем лучше. Что-нибудь с зелеными полами и зелеными шторами чадящими сигаретами и мочой. "Оставайся там" – сказал он. "Будь там один пока не умрешь." Я сказал ему что я не смогу. Он сказал: "Что ж, я не смогу с тобой когда-либо разговаривать снова." Он помахал мне "Прощай", большая улыбка. Парень, я чувствовал облегчение! Этот странный старик – этот индеец – выбросил меня. Все это само себя завязало так ловко. Чем ближе я подьезжал к Лос-Анджелесу, тем больше я чувствовал отчаяние. Я представил, что я еду домой – к своим "друэьям". И зачем? Для того чтобы вести бессмысленные диалоги с теми, кто знал меня так хорошо. Сидеть на кушетке около телефона, ожидая быть приглашенным на вечеринку. Бесконечное повторение. Я поехал в зеленую комнату и позвонил дон Хуану: "Я собираюсь сделать это – но скажи мне какой критерий быть мертвым?" "Когда ты больше не заботишься – есть у тебя компания или ты один. Это и есть критерий быть мертвым."

Это заняло 3 месяца для того чтобы стать мертвым. Я лез на стены, отчаянно желая друга, чтобы зайти к нему. Но я оставался там. К концу я избавился от высокомерия, вы не сходите с ума в одиночестве. Вы сходите с ума идя путем которым идете, это несомненно. Вы можете рассчитывать на это.

Добавлено (16.07.2013, 04:47)
---------------------------------------------

Добавлено (16.07.2013, 04:48)
---------------------------------------------
Собирая осознанность
Мы направлялись в его машине к старым дешевым апартаментам, где Кастанеда умирал.

"Мы могли бы пойти в вашу старую комнату" – сказал я – "и постучать в дверь. Только ради этого." Он сказал что это могло бы завести вещи слишком далеко.

"Что ты хочешь от жизни?" Это то что дон Хуан спрашивал у меня. Мой классический ответ: "Честно, дон Хуан, я не знаю." Это была моя поза, как "думающего" человека – интеллектуала. Дон Хуан сказал: "Этот ответ удовлетворил бы твою маму, но не меня." Видите ли, я не мог думать – я был банкротом. И он был индейцем. Carajo, cono! Боже, вы не знаете что это означает. Я был вежлив, но смотрел на него сверху вниз. В один день он спросил равны ли мы. Слезы брызнули из моих глаз когда я обнял его. "Конечно, мы равны, дон Хуан! Как я мог сказать такое!" Крепкое обьятие. Я практически плакал. "Ты действительно это имеешь в виду?" – сказал он. "Да, о Боже". Когда я перестал его обнимать он сказал: "Нет, мы не равны. Я – безупречный воин, а ты – мудак. Я могу за мгновение подытожить свою жизнь. Ты не можешь даже подумать." Мы остановились и припарковались под какими-то деревьями. Кастанеда уставился на потрепанное здание, странно кишащее, шокированный, что оно все еще было там. Он сказал, что оно должно было бы рассыпаться давным давно – его сохранность в мире была какой-то странной магией. Дети играли с гигантским пластиковым огнетушителем. Бездомная женщина проплыла как сомнамбул. Он даже не двинулся чтобы выбраться. Он начал говорить о том, что означает умереть в этой зеленой комнате. Со временем, покинув это место, Кастанеда мог слушать беспристрастно далеко идущие предпосылки старого индейца.

Дон Хуан сказал ему, что когда маги видят энергию, человеческая форма представляется как светящееся яйцо. Позади него – примерно на расстоянии вытянутой руки от плеч – "точка сборки", где сверкающие берега знания собираются. Как мы воспринимаем – определяется ее позицией. Точка сборки человечества зафиксирована в одной и той же точке у каждого яйца. Такое однообразие отвечает за разделяемое нами виденье повседневного мира. (Маги называют эту арену знания – "первым вниманием"). Наше восприятие меняется с точкой, сдвинутой травмой, шоком, наркотиками – или во сне. "Искусство сновидения" – это переместить и зафиксировать точку сборки в новой позиции, порождая восприятие другого мира ("второе внимание"). Меньшие сдвиги точки внутри яйца все еще внутри человеческой полосы и отвечают за галлюцинации в бреду или мир с которым сталкиваешься во сне. Большие сдвиги, более сильные, вытягивают энергетическое тело к нечеловеческим мирам. Это куда дон Хуан и его партия ушли в 1973, когда они "сгорели изнутри", выполняя неосмыслимое утверждение его рода: эволюционный полет.

Кастанеда узнал, что целая цивилизация – конгломерат сновидящих – исчезла таким же образом.

Он рассказал мне о маге его линии, у которого был туберкулез – и он мог сдвигать точку сборки в сторону от смерти. Этот маг должен был оставаться безупречным, его болезнь висела над ним как меч. Он не мог преодолеть эго – он точно знал где лежит его смерть, ожидая его.

Кастанеда повернулся ко мне, улыбаясь: "Эй . . ."

У него был странный, несдержанный взгляд и я был готов. Четыре недели я был растворен в его книгах и в их заразительных описаниях возможностей. Возможно в этот момент я заключил бы пакт с Мескалито. Или мы уже "пересекли туман" без моего ведома?

"Эй" – сказал он снова, его глаза сильно блестели. "Не хотите гамбургер?"

Добавлено (16.07.2013, 04:48)
---------------------------------------------
Бойкот карнавалу
"То что точка сборки человека зафиксирована в одном месте – это преступление."

Я сидел с Тайшей Абеляр на скамейке перед художественным музеем Wilshire. Она не совпадала с моим представлением о ней. Кастанеда сказал что как часть обучения она принимала вид различных людей – одной "Сумашедшей Оаксаки", распутной, грязной, запятнанной попрошайки – в ее дни борящейся актрисы Театра Действий Мага.

"Я собиралась назвать свою книгу Великий Перекресток но подумала что это было бы слишком по-восточному. Буддистская концепция очень проста."

"Много параллелей. Наша группа пересекалась годами, но только недавно мы сравнили записи, потому что наш уход наступает. 75% энергии там, 25 здесь. Вот почему мы обязаны идти."

"Это там где была Кэрол Тиггс? Это место 75% энергии?

"Вы имеете в виду Сумеречную Зону?"

Она приняла невозмутимый вид, затем рассмеялась.

"Мы чувствовали Кэрол Тиггс на наших телах, когда она ушла. У нее была огромная масса. Она была как маяк. Она дала нам надежду – побуждение идти. Потому что мы знали, что она была там. Когда бы я не начинала потакать сама себе я чувствовала ее похлопывающей меня по плечу. Она была нашей прекрасной одержимостью. "

"Почему так трудно для "обезьяны" совершить путешествие?"

"Мы постигаем минимально. Чем больше затруднений мы имеем в этом мире, тем труднее сказать "прощай". Мы все их имеем – мы все хотим славы, хотим быть любимыми, нравящимися. Черт возьми, у некоторых из нас дети. Зачем кто-либо захотел уходить? Мы надеваем капюшон и плащ... Наши счастливые моменты продолжаются всю оставшуюся жизнь. Я знала ту которая была мисс Алабама. Это достаточно, чтобы удержать ее от свободы? Да, Мисс Алабама – достаточно, чтобы пришпилить ее."

Было время выставить один из Больших Вопросов (их было несколько): Когда они говорили о "пересечении", имели они в виду их физические тела? Она ответила что изменение себя не означало фрейдистское эго, а конкретного Себя – да, физическое тело. "Когда дон Хуан и его партия ушли" – сказала она – "они ушли полностью со своим существом. Они ушли вместе с ботинками."

Она сказала, что сновидение было единственным подлинным царством философского спора – что Мерло-Понти был неправ когда он сказал, что человечество проклято судить об априорном мире. "Есть место, где нет априори – второе внимание. Дон Хуан всегда говорил, что философам не доставало энергии чтобы перепрыгнуть их идеалы."

"Мы все несем к свободе багаж. Бросьте багаж. Нам даже нужно бросить багаж магии."

"Багаж магии?"

"Мы не занимаемся магией. мы ничего не делаем. Все что мы делаем – это сдвигаем точку сборки. В конце, "быть магом" поймает вас в ловушку также как быть Мисс Алабамой."

Оборванная, беззубая женщина проковыляла к нам с открыткой в руке для продажи – Сумашедшая Волшебной Мили. Я взял одну и дал ей доллар. Я показал ее Абеляр. Это была картинка Иисуса, смеющегося.

"Редкий момент" – сказала она.
Гости прибывают
Что в этом мире осталось для исследования?

Все априорно – сделано и истощено. Мы все запланированы на старость. Она ждет нас, речная болезнь. Когда я был мальчишкой я слышал об этом. Болезнь воспоминаний и памяти. Она атакует людей, которые живут на берегах реки. Вами овладевает томление, которое толкает вас вперед и вперед – скитаться без смысла, бесконечно. Река извивается, люди говорили "река живая". Когда она меняет свой курс, она никогда не помнит что однажды текла с востока на запад. Река забывает сама себя.

Была женщина, которую я посещал в оздоровительном доме. Она была там 15 лет. 15 лет она готовилась к вечеринке, которую готовила в отеле del Coronado. Это была ее иллюзия. Она готовила себя каждый день, но гости никогда не приходили. В конце концов она умерла. Кто знает – может это был день, когда гости в конце концов пришли.

Добавлено (16.07.2013, 04:49)
---------------------------------------------
Индекс Намерения
"Как я должен сказать вы выглядите?"

Его голос стал елейно абсурдным. Он был Фернандо Реем, буржуазным нарциссистом, с намеком на Лоуренца Харви.

"Вы можете сказать я напоминаю Ли Марвина."

Это был рассвет в парке Roxbury. Был постоянный стук теннисного мяча выстреливаемого в бетонную преграду.

"Я однажлы читал статью в Esquire о колдовстве в Калифорнии. Первое предложение было: "Ли Марвин напуган. Когда что-нибудь не вполне правильно, вы можете услышать меня: Ли Марвин напуган."

Мы согласились, что я опишу Кастанеду как сложенного по креслу-каталке с прекрасно скроенными руками и торсом. Я бы сказал что его волосы тонко формировали лицо молодой Фокалт.

Он начал смеятся. "Я когда-то знал эту женщину. Она дает семинары по Кастанеде. Когда она чувствует депрессию, у нее есть трюк – способ выйти из этого. Она говорит себе: "Карлос Кастанеда выглядит как мексиканский официант." Это все что вытягивает ее. Карлос Кастанеда выглядит как мексиканский официант! – мгновенно освежающе. Очаровательно! Как грустно. Но для нее это было так же хорошо как Прозак!"

Я пролистал книги опять и ждал спросить о "намерении". Это было одной из самых абстрактных, превалирующих концепций их мира. Они говорили о намеревании свободы, намеревании энергетического тела – они даже говорили о намеревании намерения.

"Я не понимаю намерения."

"Вы ничего не понимаете." Я был отброшен назад. "Никто из нас тоже! Мы не понимаем мир, мы просто обращаемся с ним – но мы обращаемся с ним красиво. Так что когда вы говорите: "Я не понимаю – это просто лозунг. Вы сначала всегда ничего не понимали."

"Я чувствовал себя аргументированным. Даже магия имеет "рабочие определения". Почему он не мог мне дать такое для "намерения"?

"Я не могу вам сказать, что такое намерение. Я не знаю себя. Просто сделайте еще одну индексную категорию. Мы систематисты – как мы любим хранить каталоги! Однажлы дон Хуан спросил меня: "Что такое университет?". Я сказал ему что это школа для высшего образования. Он спросил: "Но что такое "школа для высшего образования"?" Я сказал ему, что это место, где люди встречаются для того, чтобы учиться. "Парк? Поле?" Он поймал меня. Я представил, что "университет" имеет различные значения для налогоплательщика, учителя, студента. Мы вообще не знаем что такое "университет"! Это категория каталога, как "гора" или "честь". Вам не нужно знать что такое "честь" для того чтобы двигаться к ней. Так что двигайтесь к намерению. Сделайте его категорией. Намерение это просто знание что есть возможность – шанс иметь шанс. Это одна из старых сил во вселенной, которую мы никогда не призываем – цепляясь к намерению мира магов вы даете себе шанс иметь шанс. Вы не цепляетесь к миру своего отца, к миру где будете погребены на 6 футов. Намерение двигать свою точку сборки. Как? Намереваясь! Чистая магия."

"Двигайтесь к этому без понимания."

"Точно! Намерение это просто категория – наиболее ошибочная, но полностью используемая. Также как "Ли Марвин испуган."

Добавлено (16.07.2013, 04:49)
---------------------------------------------
Чистое малышество
Я все время встречаю людей, которые умирают от желания рассказать мне истории о своих сексуальных оскорблениях. Один парень сказал мне, что когда ему было 10 его отец схватил его "конец" и сказал: "Это для траханья!" Это травмировало его на 10 лет. Он потратил тысячи на психоаналитиков. Уязвимы ли мы? Дерьмо. Мы здесь 5 млрд лет! Но это определяет его: Он жертва "сексуального оскорбления".

Мы все бедные малышки.

Дон Хуан вынудил меня изучить как я отношусь к людям желая чтобы они чувствовали сожаление за меня. Это был мой "один трюк". Мы все имеем один трюк, который узнаем очень рано и повторяем до смерти. Если мы очень впечатлительны, их у нас два. Включите телевизор и послушайте разговорные шоу: бедные малышки до конца.

Мы любим Христа – кровоточащего, прибитого к кресту. Это наш символ. Никому не интересен Христос, который воскрес и поднялся к небесам. Мы хотим быть проигравшими, мучениками. Мы не хотим успеха. Бедные малышки, молящиеся на бедного малыша. Когда Человек упал на колени, он стал мудаком, которым он есть сейчас.
Откровения о пристрастии к Знанию
Кастанеда долго избегал психотропных наркотиков, все же они были большой частью его вступления в мир нагваля. Я спросил его об этом.

"Являясь мужчиной, я был очень скованным – моя точка сборки была неподвижна. У дон Хуана кончалось время, поэтому он предпринял экстренные меры."

"Это поэтому он давал вам наркотики? Чтобы выбить точку сборки?"

Он кивнул. "Но с наркотиками нет контроля, она движется туда-сюда."

"Означает ли это, что пришло время когда вы смогли двигать свою точку сборки и без использования наркотиков?"

"Конечно! Это то что делал дон Хуан. Видите ли, дон Хуан и в х..й не ставил "Карлоса Кастанеду". Ему было интересно другое существо – энергетическое тело – то что маги называют "двойником". Вот почему он хотел пробуждения. Вы используете своего Двойника для сновидения, для навигации во втором внимании. Это то что тянет вас к свободе. Я верю, что Двойник выполнит свой долг" – сказал он – "я сделаю для этого все – для того чтобы помочь ему проснуться. Я холодею. Те люди были настоящими. Они не умерли зовя своих мамочек. Зовя пи...у."

Мы были в маленьком кафе в аэропорту Санта Моники. Я пошел в сверкающий туалет чтобы умыться и собрать все это вместе. Я уставился в зеркало и подумал о Двойнике. Я вспомнил, что дон Хуан сказал Кастанеде в Искусстве Сновидения. "Твоя страсть" – сказал он – "прыгнуть без капризов и раздумий, чтобы разорвать чьи-то цепи."

На обратном пути я сформировал вопрос.

"Что это напоминало, я имею в виду первый раз, когда вы сдвинули свою точку сборки без наркотиков?"

Он сделал паузу на мгновение, потом подвигал головой из стороны в сторону.

"Ли Марвин очень напуган!" Он засмеялся. "Когда однажды вы ломаете барьеры нормального, исторического восприятия, вы полагаете, что вы спятили. Затем вам нужен нагваль, просто чтобы рассмеяться. Чтобы высмеять ваши страхи."

Добавлено (16.07.2013, 04:49)
---------------------------------------------
Пернатый Змей
Я видел их уходящими – дона Хуана и его группу, целую стаю магов. Они ушли в место свободное от человеческого и вынужденного поклонения человеку. Они сгорели изнутри. Они сделали движение, когда ушли. Они называют это "пернатый змей". Они стали энергией, дажи их ботинки. Они сделали один последний поворот, один проход, чтобы увидеть этот изысканный мир в последний раз. Ооу-уу-уу! Я хо<

Прикрепления: 9556230.jpg(32Kb)
 
VSYUДата: Среда, 17.07.2013, 08:22 | Сообщение # 198
знающий
Группа: Заблокированные
Сообщений: 138
Статус: Offline
Для Карлоса настал ответственный день: сегодня его учителя собиралисьраздвоить Кастанеду. Сидит Карлитос, нервничает, медитирует. Тут заходит дон
Хуан в состоянии полной невменяемости. Что-то поет, хихикает, мурлычет сам
себе.
 
- Дон Хуан!..
- М-м?
- Тыже в жоп.. пьяный!
- Ха!Ты еще Хенаро не видел!


Не верь, не бойся, не проси.
 
ДАНАДата: Среда, 17.07.2013, 08:26 | Сообщение # 199
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline
Ооу-уу-уу! Я холодею – я трясусь. Один последний поворот... только для моих глаз.

Я мог бы уйти с ним. Дон Хуан сказал: "Это требует всех моих сил чтобы идти. Мне нужна вся моя смелость, вся моя надежда – никаких ожиданий. Чтобы остаться позади тебе будет нужна вся твоя смелость и вся твоя надежда." Я сделал прекрасный прыжок в беэдну и проснулся в моем офисе. Я прервал поток психологической непрерывности: что бы не проснулось в этом офисе оно не могло быть мной, как я знал это линейно. Вот почему я нагваль.
 
ДАНАДата: Среда, 17.07.2013, 08:35 | Сообщение # 200
мастер
Группа: Проверенные
Сообщений: 941
Статус: Offline

Добавлено (17.07.2013, 08:28)
---------------------------------------------
Нагваль – это ничто, не человек. В месте эго, это что-то другое, очень старое. Что-то обозревающее, оторванное – бесконечно мало посвященное Себе. Человек с эго движим психологическими желаниями. Нагваль их не имеет. Он принимает приказы от какого-то несказанного источника, который необсуждаем. Это окончательное понимание: Нагваль в конце становиться сказкой, историей. Он не может быть оскорбленным, завистливым, стратстным – он ничем не может быть. Но он может рассказывать сказки о ревности и страсти.

Единственное чего боиться нагваль – это "онтологической грусти". Не ностальгии о прошедших днях – это эгомания. Онтологическая грусть это что-то другое. Эта старая сила, которая существует во вселенной,. как гравитация, и нагваль чувствует ее. Это не психологическое состояние. Это слияние сил, которые сливаются чтобы навалиться на этого бедного микроба, который покорил свое эго. Это ощущается когда больше нет связей. Ты видишь это приходящим, затем чувствующим это на себе.

Добавлено (17.07.2013, 08:29)
---------------------------------------------
Одиночество далекого репликанта
Он любил кино 10,000 лет назад. Тогда, когда он узнал о критерии быть мертвым. Он не ходит туда больше, но ведьмы еше ходят. Это разнообразие для их причудливых, эпических действий. – типа сновидения о безопасном сексе. Но не на самом деле.

"Знаете, есть сцена в Бегущем По Лезвию Бритвы, которая действительно взята для нас. Писатель не знает, что говорит, но иногда попадает в точку. Репликант говорит в конце: "Мои глаза видели непостижимые вещи." Он говорит о созвездиях: "Я видел атакующие корабли над Орионом" – нонсенс, бессмысленность. Это единственный изьян для нас, потому что писатель ничего не видел. Но затем речь становиться прекрасной. Идет дождь и репликант говорит: " Что если все эти мгновения потеряются во времени ... как слезы в дожде?"

"Это очень серьезный вопрос для нас. Они могут быть просто слезами в дожде – да. Но вы делаете все самое лучшее, сэр. Вы делаете все что можно и если это недостаточно хорошо, то хрен с ним. Если все ваше самое лучшее недостаточно хорошо, к черту самого Бога."
Сноска для феминистов
Перед тем как встретить его в последний раз, у меня была расписана встреча с Кэрол Тиггс на завтрак. 20 лет назад она прыгнула с партией дона Хуана в неизвестное. Невообразимо, она вернулась как-то включив шоу магов. Я чувствовал нарастающую нелегкость относительно нашей откладывающейся встречи. Каждый раз когда нависал Большой Вопрос ("Где черт возьми вы были эти 10 лет?"), это ускользало. Я чувствовал себя как на платформе – Кэрол Тиггс махала мне из вагона.

Во вселенной двойственностей Тиггс и Кастанеда – энергетические двойники. Они вместе не как мужчина и женщина. Они имеют "двойную энергию", для видящего их тела представились бы как два больших святящихся яйца вместо одного. Это не означает, что они "лучше" чем Доннер-Грау или Абеляр, или кого-либо. Это дало им склонность быть, как дон Хуан однажды сказал "вдвойне мудаком". До этих пор Кастанеда писал исключительно о мире дона Хуана, никогда – о своем. Но Искусство Сновидения залито темным, посторонним присутствием Кэрол Тиггс и заполнено поднимающими волосы экскурсиями во второе внимание, включая спасение "чувствующего существа из другого измерения", которое принимает форму угловатой девочки со стальным взглядом называемой Голубым Лазутчиком.

Я уже собирался уходить, когда зазвонил телефон. Я был уверен, что это Кэрол Тиггс звонит, чтобы отменить встречу. Это была Доннер-Грау.

Я рассказал ей о сне, который я видел ночью. Я был с Кастанедой в магазине сувениров с названием "След Койота". Ей было все равно! Она сказала, что нормальные сны это просто "бессмысленная мастурбация". Жестокая, бессердечная ведьма.

"Я хотела добавить что-то. Люди говорят мне: "Вот вы подавляете феминизм... "лидером" группы был Хуан Матус и теперь новый нагваль Карлос Кастанеда – почему все время мужчина?" Причина, почему эти "лидеры" были мужчины это вопрос энергии – не потому что они знали больше или были "лучше". Вселенная – женского рода. Мужчины избалованы, потому что они редки. Карлос ведет нас не в том, что мы делаем в мире, а в сновидении.

"У дона Хуана была ужасная фраза. Он говорил, что женщины это "треснутые пи..ды" – он не был оскорбителен. Это точно потому что мы треснутые, это то что мы используем для сновидения. Мужчины скованы. Женшины не имеют рассудительности, структуры, контекста. В магии этим обеспечивает мужчина. Феменисты встают на дыбы, когда я говорю, что женщинам присуще самодовольство. Но это так! Это потому что мы получаем знание непосредственно. Мы не обязаны бесконечно говорить об этом – это дело мужчин.

Добавлено (17.07.2013, 08:30)
---------------------------------------------
"Вы знаете кто такой нагваль? Миф нагваля? Это то, что есть неограниченные возможности быть кем-либо другим, чем мы задуманы быть. Вы не обязаны следовать путем своих родителей. Преуспею я или нет – нематериально."
Только для ваших глаз
Как только я повесил трубку, телефон зазвонил опять. Кэрол Тиггс звонила, чтобы отменить встречу. Я ожидал облегчения, но это было убийственно.

Я говорил с людьми, которые слушали ее лекцию в Мауи и Аризоне. Они сказали, она была великолепна. "Мне жаль, что мы не можем встретиться" – сказала она. По крайней мере, это звучало подлинно. Я ожидал этого.

"О'кей, я думаю я вас поймаю на одной из ваших лекций."

"О, я не думаю, что я буду это делать снова." Была пауза. "У меня есть что-то для вас."

"Это молнии из ваших грудей?"

Она поколебалась момент и разразилась смехом.

"Что-то более сильное. Я чувствовала тянущее ощущение вверху желудка. Знаете, они все время говорили, что у людей трещина между телом и сознанием, дисбаланс, проблема "тело-сознание". Но реальный разрыв между физическим и энергетическим телами. Мы умираем, даже не заставляя проснуться этого волшебного Двойника. И оно ненавидит нас за это. Оно так сильно ненавидит нас, что в конечном счете убивает нас. Это и есть секрет магии, доступ к Двойнику для абстрактного полета. Маги прыгают в мир чистого восприятия их энергетическим телом."

Еще одна пауза. Мне было интересно все ли это, что она хочет сказать. Я готов был говорить, но что-то держало мои слова.

Добавлено (17.07.2013, 08:33)
---------------------------------------------
"Есть песня, которая как думал дон Хуан, прекрасна – он сказал, что поэт почти ухватил это правильно. Дон Хуан заменил одно слово, чтобы сделать ее идеальной. Он поставил свободу там, где поэт написал любовь."

Затем началось призрачное декламирование:
You only live twice
Or so it seems.
One life for yourself
And one for your dreams.
You drift through the years
And life seems tame.
'Til one dream appears
And Freedom is its name.
And Freedom's a stranger
Who'll beckon you on
Don't think of the danger
Or the stranger is gone.
This dream is for you
So pay the price.
Make one dream come true. . . Ты живешь только дважды
Или это только так кажеться
Одну жизнь для себя
И одну для твоих снов
Тебя несет сквозь годы
И жизнь кажется прирученной
Пока не появиться один сон
И Свобода его имя
И Свобода – незнакомец
Который подзовет тебя кивком.
Не думай об опасности
Или незнакомец уйдет
Этот сон для тебя,
Так плати цену
Заставь один сон сбыться...*

* Из "You Only Live Twice", John Barry и Leslie Bricusse.

Она сделала паузу.

Добавлено (17.07.2013, 08:34)
---------------------------------------------
Потом она сказала: "Сладких снов", пародируя кудахтанье ведьмы и повесила трубку.
Вибрация Нагваля
Дни становились прохладнее и было легче чувствовать сожаление. – обо всем, даже Прозаке. Что если окажется что Кастанеда ничего не изобрел? Если это так, то вы в очень плохой ситуации.

Я встретил его в последний раз в холодный день на пляже, около волнореза. Он сказал, что не может остаться надолго. Ему было жаль, что я не встретился с Кэрол Тиггс. Когда-нибудь в другое время. Я чувствовал себя намного более бедной малышкой – Черт, я только хотел быть любимым. Я был испуган как Ли Марвин, я был Рутгером Хауэром с жестяной кружкой, кричащим Иисусом Волшебной Мили.

И Христос поглядел вниз на всех людей и сказал: мне так скучно.

Мы сели на одну из скамеек на утесе. Я хотел удержать его на мгновение. "Скажите когда последний раз вы чувствовали ностальгию?"

Он ответил без колебания.

"Когда я обязан был сказать "прощай" своему деду. Он был давно мертв. Дон Хуан сказал мне, что пора было сказать "прощай". Я готовился к длинному путешествию, без возврата. Ты обязан сказать "прощай", сказал он, потому что ты никогда не вернешься. Я вызвал своего деда прямо перед собой – увидел его в мельчайших деталях. Полное его виденье. У него были "танцующие" глаза. Дон Хуан сказал: "Попрощайся навсегда." Сильная боль! Пора было бросить флаг и я бросил. Мой дед стал историей. Я говорил это тысячи раз."

Мы пошли к его машине.

Добавлено (17.07.2013, 08:34)
---------------------------------------------
"Я чувствую чесотку в солнечном сплетении. – очень возбуждающе. Я помню, что дон Хуан чувствовал это, но я не понимал, что это значило. Это значит, что скоро надо будет идти. Он дрогнул с восхищением, "Как изыскано!" Когда он отьезжал он прокричал мне через окно: Прощайте, известный джентльмен!
Затухающие огни
Я слышал о лекции в Сан-Франциско. Я заканчивал писать о нем, но решил подьехать. Заткнуть пробку, поговорить.

Аудитория была в индустриальном парке Кремниевой Долины. Его самолет опоздал. Когда он вошел, холл был заполнен. Он говорил красноречиво 3 часа без перерыва. Он отвечал с возбуждением, прося и парируя. Никто не двигался.

В конце он говорил об убийстве эго. У дона Хуана была метафора: "Огни затухают, музыканты пакуют инструменты. Времени для танцев больше нет. Пора умирать. Хуан Матус говорил что есть бесконечное время и нет времени совсем – противоречие магии. Живите это время! Живите прекрасно.

Молодой человек поднялся из публики.

"Но как мы можем это сделать без кого-нибудь как дон Хуан? Как мы можем это сделать без того, чтобы присоединиться – "

"Никто не присоединяется к нам. Нет никаких наставников. Вам не нужен дон Хуан" – сказал он с ударением. "Мне он был нужен – поэтому я могу обьяснить это вам. Если вы хотите свободы – вам нужно решение. Вам нужна масса в мире, мы не хотим быть онанистами. Если вы пересмотрите свою жизнь, вы соберете энергию – мы найдем вас. Но вам надо много энергии. И для этого вы обязаны освободиться от своих яиц. Так что, отложите суждение и воспользуйтесь возможностью. Делайте это."

Добавлено (17.07.2013, 08:34)
---------------------------------------------
"Дон Хуан говорил: "Один из нас мудак. И это не я." Он сделал паузу. "Это то, что я пришел вам сказать сегодня."

Все захохотали и поднялись, аплодируя, когда Кастанеда вышел через заднюю дверь.
Я хотел преследовать его, крича...

Пожалуйста, люби меня! Это было бы хорошо для смеха в любом случае. Но я забыл свою жестяную кружку.

Я шел по краю тротуара около пруда в темноте. Легкий ветер разбросал хрупкие листья по его краю. Один из наших разговоров пришел в голову – он говорил о любви. Я слышал его голос и представил себя в вагоне, медленно поворачивающим лицо к словам, которые наступали.

Я влюбился когда мне было 9. Я нашел другого Себя. Правда. Но это было слишком роковым. Дон Хуан сказал мне что я был бы наверное статическим, неподвижным. Моим роком было движение. В один день, любовь моей жизни – эта 9-летняя девочка – уезжала. Моя бабушка сказала: "Не будь трусом! Иди за ней!" Я любил мою бабушку и никогда не говорил ей, что она смущала меня – у нее был дефект речи. Она называла меня "afor" вместо "amor". Это был на самом деле иностранный акцент, но я был слишком мал – я не знал. Моя бабушка положила горсть монет мне в руку. "Иди и приведи ее! Мы ее спрячем и я ее воспитаю!" Я взял деньги и пошел. Сразу после этого любовник моей бабушки прошептал что-то ей на ухо. Она повернулась ко мне с пустым взглядом. "Afor," – сказала она. – "Afor, мой милый..." и забрала деньги назад. "Мне жаль, но у нас просто не осталось времени." И я забыл об этом – это потребовало дона Хуана, чтобы свести это вместе, годы спустя.

Добавлено (17.07.2013, 08:35)
---------------------------------------------
Это преследует меня. Когда я чувствую чесотку – и часы говорят без четверти двенадцать – я холодею, я дрожу перед этим днем!"
"Afor... мой милый! У нас просто не осталось времени".

Прикрепления: 1675228.jpg(152Kb)
 
Форум Эзотерики » ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ ПЕРЕКРЕСТОК МЫСЛЕЙ » Эзотерическая Беседка » Я шел по следу Кастанеды... (Ученье Дона Хуана в изложении самого яркого мистика 20 века.)
Страница 8 из 17«126789101617»
Поиск:


Обзор теории и практики

Эзотерический форум сайта esoteric-land.ru/forum - уютный островок эзотерики для общения. Полистайте также наш Эзотерический каталог статей, и самые популярные рубрики каталога: Высшая мудрость, интересные и познавательные Конспекты лекций и семинаров, а также Цитаты Мудрецов. Перейти на главную страницу Эзотерического Форума. Приятного общения на форуме!
Copyright MyCorp © 2016 Белый каталог статей